gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная МНЕНИЯ Галицкие мифы и реальность (+ видео)

Галицкие мифы и реальность (+ видео)

Более чем острая дискуссия вокруг политических взглядов Дмитрия Табачника сделала актуальной тему, связанную с ментальностью Галичины и галичан. Для меня даже стала неожиданностью та страсть, с которой некоторые львовяне бросились пенять министру образования за его давние цитаты о том, что галичане в значительной степени отличаются от основной массы украинского народа — от народа так называемой «Большой Украины».

Об особенностях «европейскости» Львова

Неожиданным мне это показалось потому, что сами галичане очень часто утверждают то же самое и делают это настолько подчеркнуто, что заметно даже заезжим иностранцам. К примеру, американский историк Омер Бартов, известный во всем мире своими исследованиями по истории Второй мировой войны, посетив Западную Украину, заявил: «Украинцы, которые живут тут, считают себя галичанами и в этом смысле четко обособляют себя от других украинцев». И что, это принижает кого-то?

Я могу долго цитировать различных деятелей Западной Украины, которые подчеркивают колоссальные отличия жителей этого региона от жителей либо всей остальной части страны, либо же как минимум от населения юго-востока. Достаточно вспомнить послание под названием «Манифест неравнодушного украинца», опубликованное на сайте «Федеративная республика Западная Украина», и приложенное к нему «Слово к «незападенцам». От имени галичан автор сайта обратился к тем, кто живет на юге и востоке страны: «Живя в якобы одной стране, мы на самом деле уже давно живем в двух разных — пусть на данный момент и виртуальных — образованиях». Разбирая ментальные различия между нами, галичанин считает, что нам лучше разделиться — они пойдут «в Европу», к каковой себя причисляют, остальные же — «в Россию».

При этом и данные утверждения, и другие заявления представителей «украинского Пьемонта» (интересно, многие ли галичане, называющие так свой край, представляют, что означает сие географическое название?) свидетельствуют, что многие из них живут в мире искусственно выстроенных мифов и заблуждений относительно и своего края, и особенно других регионов Украины. Эти мифы и нагромождения предрассудков столь велики, что порой обнажаются в самых диких проявлениях.

К примеру, недавно газета «День» привела мнение Ирины Ключковской, директора Международного института образования, культуры и связей с диаспорой Национального университета «Львовская политехника» (того самого, где преподает толковательница имен Ирина Фарион). Говоря о жителях востока Украины, львовянка сделала поразительное открытие: «Я думаю, что между людьми, в действительности, есть глубокое понимание и осознание, что мы живем в одном государстве. И поэтому на уровне и профессионального, и обычного, человеческого, общения этого деления мы не чувствуем. Приведу личный пример. В Харькове я попала в больницу «Скорой медицинской помощи» и до сих пор вспоминаю этот, казалось бы, досадный случай как самый приятный в моей жизни: там, в Харькове, я, человек из Львова, была окружена чрезвычайным вниманием и любовью, я себя не чувствовала оторванной от родного дома. Этот пример доказал мне лично, что ЛЮДИ есть не только на западе, но и на востоке»!

Вы вообще себе такое можете представить?! Оказывается, сотруднице «Львовской политехники» нужно было попасть в харьковскую больницу, чтобы ей открылась истина великая: люди водятся не только на западе Украины! Причем этот сногсшибательный вывод доказал г-же Ключковской, что мы таки живем в одном государстве. Из чего можно предположить, что львовянка осталась в блаженном неведении насчет того, что ЛЮДИ могут проживать не только за пределами Галичины, но и за пределами Украины. Это какие же страхи относительно своих соседей надо было впитать в себя, чтобы всерьез сомневаться в том, кто населяет бескрайние просторы «Большой Украины», находящиеся за Збручом!

На державу не уповают ни Львов, ни Донецк

Недавно был проведен прелюбопытнейший соцопрос, который наглядно опровергает некоторые мифы и стереотипы, сложившиеся в нашем обществе относительно львовян и дончан. Его совместно провели киевская социологическая фирма Research and Branding Group, донецкая компания ДИАЦ и базирующийся во Львове фонд «Громадська думка». Опрашивались жители двух показательных городов — Донецка и Львова. С одной стороны, это социсследование подтвердило наличие между дончанами и львовянами колоссальных расхождений по ряду вопросов, с другой — обнаружило неожиданное для многих сходство там, где его, согласно мифам, быть не должно. Кстати, некоторые данные опроса, приведенные в этой статье, публикуются впервые.

Так, любопытен ответ на вопрос, во что жители двух городов в первую очередь верят. Если читатели помнят, в статье, в которой мы разбирали психологию дончан («За Родину! За Сталино!», «2000» от 5.02.2010), со ссылкой на некоторых киевских экспертов приводился расхожий миф о том, что жители Донбасса, в отличие от «индивидуалистских» галицких сограждан, имеют врожденную страсть к коллективизму и уповают лишь на государство.

Кстати, этот же «тезис» приводит автор цитированного выше «Манифеста неравнодушного украинца». Обращаясь от имени галичан к «незападенцам», он пишет: «Мы точно знаем, что хотим свободной экономики с прозрачными и понятными правилами игры. Что, кроме остального, будет означать полный «капут» государственным дотациям, государственному управлению в частный бизнес, банкротство убыточных предприятий и ликвидацию статуса государства как гаранта социальных и материальных благ и льгот. Хотите ли того же самого вы? Мы не уверены. У нас еще жива память о частном хозяине — у вас ее просто нет. Откуда взяться?»

Для того чтобы развеять подобные стереотипы, сложившиеся у львовян относительно дончан, приведу данные опроса. Оказывается, вера в государство ничтожно мала в обоих городах в разных концах Украины — лишь 2% львовян и 3% дончан уповают на свою державу. В то время как 76% дончан верят в первую очередь в свои силы. Для сравнения: таковых лишь 54% во Львове, где больше уповают на Бога, — 76%. Так где же больше развит «индивидуализм»?

Любопытно отношение жителей Донецка и Львова друг к другу. Вопреки сложившимся стереотипам, 79% дончан заявили, что в целом положительно относятся к жителям галицкой столицы, а взаимные чувства к дончанам, согласно опросу, питает аж 88% львовян. Что, согласитесь, радует: это свидетельствует о том, что люди, которым может помочь лишь госпитализация для сенсационных открытий относительно сограждан из другой части страны, находятся все-таки в подавляющем меньшинстве. При этом 40% дончан выразили готовность переехать во Львов в случае изменения жизненных обстоятельств, а вот во Львове морально готовы к переезду в столицу Донбасса в 2 раза меньше людей — 23%.

Конечно, наибольшие различия между жителями Донецка и Львова касаются оценки нынешней политической ситуации, роли России и некоторых вопросов истории. А по некоторым вопросам (в том числе касающимся истории и соседей) мнение полностью сходится. Например, дружеские чувства жителей Донбасса по отношению к России (88% дончан считают РФ главным союзником Украины) многие объясняют исключительно близостью региона к российской территории. Но, скажем, близость Польши к Галичине особенно не повлияла на положительные оценки львовян относительно соседнего государства. Лишь 17% жителей Львова посчитали Польшу главным союзником Украины. При этом оценка исторической роли Польши поразительным образом совпала в Донецке и Львове.

Галичина «более европейская, чем сама Европа»

И вот тут мы подходим к одному из самых распространенных мифов о Львове, в который, похоже, уверовали и сами львовяне, во всяком случае — многие из них. Миф этот касается особой «европейскости» сего города, его приверженности европейским ценностям и идеалам (само собой, в отличие от жителей Донбасса или Крыма). Как считает львовский историк Ярослав Грицак, нынешний образ Львова в сознании львовян состоит из двух элементов: «европейскость Львова (принадлежность города к Европе как архитектурно, так и культурно) и образ Львова как «украинского Пьемонта» (акцент на национальном, преимущественно украинском, характере города)». При этом признается: «Образ Львова как европейского города, присутствующий в сознании его жителей, скорее является декларативным, ностальгической реконструкцией золотого века, а не отражением новых европейских ценностей».

Когда я слышу слова об особой «европейскости» Львова, всегда вспоминаю знакомого главного редактора одной из киевских газет. После очередного посещения галицкой столицы он сказал: «В который раз рыскал по всему Львову и пытался отыскать следы этой особой идентичности, этой особой «европейскости» и европейской культуры. И, не поверите, не нашел!»

Недавние события, правда, в значительной мере поколебали в львовянах веру в этот миф — особенно после памятной резолюции Европарламента относительно позорного указа Ющенко по героизации Бандеры. И, видимо, это наложило свой отпечаток на мнение львовян по поводу того, кто является союзником Украины. Если у дончан этот вопрос не вызывает особых сомнений, то лишь четверть львовян считают ЕС союзником Украины, а 40% (!) затруднились ответить либо же не нашли союзников вовсе.

Судя по реакции львовской прессы и галицких ньюсмейкеров, «демарш Европы» стал ошеломляющим для Львова. Оказалось, что страны, являющиеся носителями тех самых европейских ценностей, на которые любят ссылаться галицкие СМИ, открыто указали львовской элите, что ее ценности несколько не вписываются в понимание «европейскости» в самой Европе. Дошло до курьезов. Один из киевских политологов на дебатах с вашим покорным слугой в итоге договорился до того, что Галичина «является более европейской, чем сама Европа» — этим, мол, и объясняется «неевропейская» резолюция Европейского парламента!

На самом деле ситуация вокруг «бандеровских» указов и реакция на обращение Европарламента в очередной раз продемонстрировали точность вывода известного европейского аналитика Андреаса Умланда, которого я уже цитировал в предыдущих статьях, но нахожу необходимым повториться: «Те регионы, которые обычно считаются самыми «проевропейскими», парадоксальным образом находятся сегодня дальше от некоторых базовых европейских ценностей, нежели скорее «прорусски» настроенные восточные регионы. Например, электорат Ющенко более антисемитский, нежели электорат Януковича».

Львов — «не только антисемитский, но и антимоскальский, и антинегритянский»

Понимаю, что, говоря о болезненной для Львова теме — антисемитизме львовян и вообще об отношении к «чужинцям», не вписывающемся в европейские ценности, я рискую навлечь на себя обвинения в субъективизме. Поэтому постараюсь ограничиться лишь ссылками на другие авторитетные имена. К примеру, известный актер Леонид Ярмольник, выросший во Львове, во времена своей юности считал его «антисемитским городом». Он уточнил свое мнение в недавнем интервью газете «Сегодня»: «Это есть. Не знаю, как сейчас. Я там много лет не был. Но тогда он был не только антисемитским, но и антимоскальским, и антинегритянским. Я не знаю, чем объяснить антисемитский и антирусский настрой, но он был очень ярким».

Уже цитируемый ранее профессор Омер Бартов дал пару лет назад интервью влиятельной среди американских евреев газете «Форвард», которое вышло под названием «Наблюдая за Галицией». Журналист напрямую спросил ученого, возвратившегося из поездки по Львовской области: «Почему антисемитизм по-прежнему господствует на Украине, где осталось не так уж много евреев? Как можно объяснить такую ненависть к людям, которые больше не претендуют ни на украинское гражданство, ни на землю?»

На что профессор Бартов ответил: «Антисемитизм особенно силен в тех частях Украины, в которых осталось наименьшее количество евреев и которые наиболее причастны к уничтожению еврейских общин, — в тех регионах, в которых пособники геноцида и тогда, и сейчас, после коллапса коммунизма, видятся как национальные герои и освободители Украины... Это наиболее касается Западной Украины, бывшей Восточной Галиции, которая была колыбелью украинского национализма и из которой евреи наиболее систематично искоренялись при особенно тесном коллаборационизме с украинскими националистами, мечтавшими об Украине, свободной от евреев и поляков. Более того, главным антисемитским аргументом в Западной Украине сегодня является утверждение, что правительство в Киеве контролируется евреями и мнимыми «еврейскими олигархами» из России».

Да, похоже, американский профессор, посвятивший немало своих трудов утверждению и изучению западных демократических ценностей, как и киевский главный редактор, не особенно заметил таковые в Галичине. При том что он не просто заехал туда на денек-другой, а объездил более десятка городов Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей, тщательно изучая там национальный вопрос.

Примерно о том же пишет и европейская пресса. Так, в конце прошлого года французская «Юманите» опубликовала репортаж под названием «Львов: границы Европы в поисках будущего». Газета приводит мнение некоей Натальи, работающей во Львове на известную французскую организацию Alliance Franaise: «Евреи? Они все уже уехали в Израиль! Они не чувствовали себя тут комфортно». Причины этой «некомфортности» французские журналисты и их собеседники усмотрели, в частности, в деятельности партии «Свобода» и в установке памятников Бандере, который наряду с нацистами причастен к уничтожению львовских евреев (опять-таки по утверждению французской газеты).

Еще более красноречивые мнения по этому поводу привел журналист американско-еврейского информационного агентства JTA Владимир Матвеев в аналитическом материале «Антисемитизм в Украине». Он цитирует слова львовского профессора Якова Хонигсмана, умершего в прошлом году: «Некоторые люди просили меня не обсуждать такие темы (история львовских евреев. — Авт.), потому что я могу быть убитым, как профессор Виталий Масловский, автор книги «Трагедия галицкого еврейства»... Я боюсь». Напомним читателям, львовский историк В. Масловский, известный своим неприятием новых трактовок украинской и особенно галицкой истории, был убит в 1999 г. в подъезде собственного дома при загадочных обстоятельствах, а его убийц до сих пор как бы «ищут».

Матвеев приводит слова директора львовского еврейского фонда «Хесед Арье» («Милосердие») Ады Диановой: «Я вижу ненависть местных граждан по отношению к евреям. Соседи нашего «Хеседа» просили наших детей не посещать территорию их дворов, потому что не хотели видеть их, и построили забор... Они ненавидят нас только за то, что мы евреи».

Тут же процитированы слова активиста Ивано-Франковской еврейской общины: «Число коллаборационистов было очень большим, и многие местные жители продолжают угрожать нам сегодня. Когда они видят религиозных евреев, они говорят: «Смотрите, жиды идут!» и спрашивают нас: «Что вы до сих пор здесь делаете?»

Такая вот «европейскость»...

Ксенофобия — явление общенационального масштаба с львовскими особенностями

Повторю Ярмольника — когда речь заходит о Львове, приходится говорить не только и не столько об антисемитизме, сколько о нетерпимости к любым «чужинцям» вообще. Вот, к примеру, размещенный в интернете рассказ темнокожей девушки по имени Оса, бывшей выпускницы Львовской «медицинской школы» (уж не знаю, идет ли речь о медицинском университете или о медучилище — но в данном случае это не имеет особого значения, если только не учитывать, что Олег Тягнибок в свое время заканчивал одно из этих учебных заведений).

В ностальгических воспоминаниях девушки о Львове присутствуют и не самые радостные моменты: «Неприятно удивляла сильная неприязнь по отношению к иностранцам среди низших классов. Иностранные студенты в медицинской школе постоянно сообщали о случаях, когда они были атакованы или избиты группами молодых украинских парней. Они физически не атаковали женщин, но если ты был недостаточно белым парнем, ты должен был быть внимательным... Видимо, они думают, что иностранцы забирают их работу, деньги и (или) женщин. Поскольку тут сложно искать логику и резон.., то единственный вывод, который я могу сделать: типичной реакцией молодого парня на то, чем он недоволен, не зная, как еще отвечать, является желание вести войну. Почему повсеместно выход видится в том, чтобы «сформировать маленькую группу и искать, кого бы побить», я не знаю». Как видите, не только Ярмольник и галицкие евреи отмечают признаки «неевропейскости».

Конечно, мне могут возразить, что проявления ксенофобии, антисемитизма, расизма характерны не только для Галичины. Что сейчас это проблема всей Украины. Да, можно согласиться с тем, что за годы правления Виктора Ющенко прямым следствием героизации бандеровцев стал резкий рост ксенофобских настроений в обществе — было бы странно, если бы человеконенавистнические идеи, которые огнем и мечом насаждали в середине XX века новоявленные «герои», в условиях современной государственной героизации коллаборационистов не получили бы известного распространения.

Но все-таки я не слышал ни разу, чтобы выходцы из Донецка называли его «антисемитским городом» (напомню, по реке Кальмиус, которая делит Донецк пополам, проходила в свое время пресловутая «черта оседлости», поэтому в Донецке евреев всегда было немало). И я не представляю, чтобы в каком-нибудь из городов Донбасса кто-нибудь открыл кафе, на входе которого вас радостно спрашивали бы: «Среди вас хохлы и бандеровцы есть?» А если бы кто-то и открыл подобное заведение, я не представляю, чтобы оно пользовалось такой популярностью, как жуткая по своей сути «Криївка» во Львове. Я не представляю, чтобы какой-нибудь луганский или крымский депутат пришел в детсад, где объяснял бы украинским детям, почему они не должны называться украинскими именами, намекая в противном случае на «чемодан».

Так значит, дело все-таки не в повсеместном распространении ксенофобии? Значит, нужно говорить о некоторых именно львовских особенностях — о тех, которые не прикрыть никакими мифами о «европейскости» столицы Галичины.

18.07.1943 р. Женщины приветствуют легионеров дивизии СС "Галиция"

«Никто не хочет связываться со «Свободой». Ее боятся»

Давайте хотя бы оценим реакцию во Львове на русофобскую выходку Ирины Фарион. Это в Киеве все сочли, что случай с Фарион — исключение из правил. Но я не увидел свидетельств осуждения подобных взглядов ни на уровне облсовета, депутатом которого она является, ни на уровне вуза, в котором продолжает преподавать, вероятно, распространяя свои «изыскания» в области ономастики, в частности антропонимики, на львовян постарше. Заметьте, речь идет о государственном вузе!

Да и реакция львовской прессы была сдержанной. Пожалуй, можно было заметить, что пишущие испытывают некоторую неловкость, которая, однако, вызвана скорее тем, что появившийся в интернете видеоматериал о визите депутата в детский сад обнажил методы работы местных «национал-патриотов».

А некоторые коллеги Фарион усмотрели в этом просто... реакцию Львова на победу Януковича! Так, англоязычная газета Kyiv Post привела мнение профессора Львовского национального университета Анатолия Романюка: «Когда Виктор Ющенко был президентом, было настроение, что ось Киев—Львов могла повлиять на Восточную Украину, где в основном доминируют русский язык и культура, и сделать ее более украинской... Многие здесь теперь беспокоятся, что политические силы Восточной Украины, которые пришли к власти в Киеве — включая Януковича — попытаются сделать то же самое (относительно Запада Украины. — В.К.)... попытавшись сделать русский язык вторым официальным языком Украины. Инцидент в детском саду — один из примеров этих страхов, который показывает, что многие люди по-прежнему испытывают нетерпимость».

Уже сама по себе мысль о том, что восток Украины, конечно, не должен действовать относительно ее же запада так, как может позволить себе действовать запад относительно востока, говорит о многом.

Г-н Романюк уверен: «По-прежнему Западная Украина — это не Украина Фарион!» Газета пишет: «Как пример, он вспоминает, что в прошлом году «Свобода» пыталась добиться увольнения школьной учительницы за то, что она не захотела выставлять в своем классе одну из таблиц, которые партия предоставила для продвижения правильной украиноязычной терминологии (можно представить, в чем заключалась «правильность». — В.К.)... Родители успешно поддержали педагога, и она сохранила свою работу». То есть, следуя логике профессора, — ситуация под контролем.

Однако вот как выглядит та история, о которой вспоминает г-н Романюк, с точки зрения главы Ассоциации культуры и образования «Русский дом» Татьяны Швецовой: «В прошлом году львовяне узнали о первой санкционированной управлением образования Львовского горсовета попытке «свободовцев» заставить администрации детских садиков познакомить малышей и родителей с агитационной продукцией ксенофобского содержания. Почти во всех садиках Львова эта операция удалась. Свою позицию украинские педагоги поясняли очень просто: «Никто не хочет связываться со «Свободой»». Ее боятся. Нашелся один человек — руководитель львовского садика № 163 «Сопілка», — который не побоялся и отказался взять эту продукцию».

И г-на Романюка, похоже, не смущает, что данный пример — как раз исключение из правил, а правило состоит в том, что «никто не хочет связываться со «Свободой» — ее боятся». Не случайно на видеоролике в интернете так бросается в глаза подобострастие перед Фарион воспитателей детского сада, которые торопятся оправдаться перед ней за «неправильные» — русские (!) — имена своих воспитанников.

Говоришь по-русски — зачета не видать!

Полезно с точки зрения понимания ситуации во Львове заглянуть на интернет-ресурс «Студзона», где студенты разных вузов мира оценивают своих преподавателей.

Г-жа Фарион, судя по рейтингам, проведенным среди студентов «Львовской политехники», ныне входит в десятку наиболее высоко оцениваемых преподавателей. Это уже о чем-то говорит, правда?

И потому в оценке методов «преподавательской работы» депутата Львовского облсовета я сошлюсь на записи студентов, размещенные на указанном ресурсе несколькими годами ранее:

«Некоторые ее мысли очень интересны. Но с некоторыми ее высказываниями я не согласна. На лекциях она преподаватель супер, но когда приходит время оценивания — она становится стервом... Все, кто думает иначе, чем она, обречены на неудачу. А в худшем случае она отправляет на Кульпаркивскую (на Кульпаркивской улице расположена Львовская областная психиатрическая больница. — В.К.) студентов, которые осмелились сказать то, что ей не нравится».

«Прибитая на всю голову!!!.. Есть у нее два мнения: ее и неправильное!»

«Ненавидит всех и вся...»

«Ставит 3 за то, что студент имеет русскую фамилию! Позор!»

«Благодарю тебя Боже что я не москаль!!! этим все сказано! побольше б таких энергичных и целенаправленных людей как она тогда б и державу подняли и москали б... может руки с Украины забрали б!!!! Архитектура с Фарион!!! респект».

«Если она, не дай Бог, услышит, что студент где-то по-русски говорит — зачета не видать! Так что, товарищи, будьте осторожны, если не хотите отправиться на комиссию по ее предмету».

«Женщина, нужно уметь останавливаться и понимать. Не каждый человек — москаль, и не стоит поносить только за язык. Ведь душа намного важнее..... А так, прикольная преподавательница, весела, очень умная..... Особенно всех взрывали ее маты на паре)))))))) Да, это расслабляет, это круто!!!»

«На парах большую часть времени тратит на поношение москалей. Для этого много ума не надо. Из-за таких как она нас ненавидят «схидняки» и русские».

Подчеркиваю: дословно, с соблюдением стилистики и пунктуации оригинала, воспроизвожу мнения, размещенные на интернет-ресурсе «Студзона». От себя добавлю лишь то, что у меня была сотрудница, которая, имея русскую фамилию, была студенткой Ирины Фарион. Ее комментарии цитировать не буду, дабы потом не судиться.

Но думаю, те мнения, которые тут приведены, красноречиво свидетельствуют о настроениях, царящих на парах во львовских вузах — повторюсь, государственных вузах этого «украинского Пьемонта»!

«Чудесный город, который достался варварам»

Само по себе словосочетание «украинский Пьемонт», которое так любят некоторые львовяне, всеми трактуется по-разному. Чаще всего так пытаются подчеркнуть особое значение Львова в становлении самостоятельной Украины. Последнее время стала модной трактовка этого термина, связанная с особым, национальным характером «абсолютно европейского» Львова и Галичины вообще. Благодаря этому всегда можно объяснить рядовому украинцу, почему Львов является «европейским» городом и чем отличается от «Большой Украины», а рядовому европейцу — почему тот не может найти в этом городе ничего европейского, кроме обветшавшей архитектуры.

Я же, когда слышу о «европейскости» Львова, всегда рекомендую обратить внимание на то, что пишут о нем сами европейцы, побывав здесь. Вот только некоторые впечатления иностранцев о посещении «украинского Пьемонта»:

«Я провел большую часть дня, закусывая тем, на что я мог указать. Здесь абсолютно никто не говорил по-английски, поэтому если я не мог указать на это, я не смог бы поесть это. Особенно выручили хот-доги: я мог заказывать их, не показывая пальцем, так как открыл для себя, что хот-дог по-украински называется хот-догом!»

«После некоторых покупок я начал думать, что люди здесь ненавидят иностранцев, так как каждый, кто обслуживал меня... сердито смотрел на меня. Позже я заметил, что такой уровень угрюмости был применим в равной степени к каждому, и это было практически неписаным правилом невежливого общения между клиентом и персоналом. В конце концов мне это даже понравилось, так как требовало меньшего пользования языком — ни тебе «пожалуйста», ни тебе «спасибо». Я вскоре наловчился покупать хот-доги примерно так:
Я: Хот-дог. Кока-кола.
Они: Пьец (или что-то вроде этого, что означало 5 гривен — украинская валюта).
Я (даю им деньги — без слов!):...
Они (дают мне напиток и хот-дог — без слов!):...»

«Однажды я заказал капучино. Вы думаете, что «капучино» значит «капучино» даже по-украински? Но официантка задала мне коварный вопрос, который я не понял. Через несколько слов... она спросила: «Milk?» «Хм... да», — ответил я, представляя, какого сорта капучино делается без молока. В итоге я получил обычный кофе с пакетиком молока. Тоже неплохо».

«Мой последний день во Львове начался плохо, так как в отеле выключили горячую воду. Это последовало вскоре после того, как пропала холодная вода. Это произошло в тот момент, когда я был покрыт шампунем, который пришлось смывать без воды. Это ужасная судьба, и я был счастлив сбежать оттуда».

«Город был довольно суматошным, но имел странную атмосферу отличия от европейских городов. Это довольно приятное место, но оно создает впечатление старого, заброшенного».

О запущенности Львова пишут не только европейцы, не увидевшие его «европейскости». Это бросается в глаза и туристам из России или из «Большой Украины».

Вот, к примеру, отзыв, озаглавленный в интернете как «Львов глазами москаля в День независимости Украины»: «Есть разрушающиеся здания, покосившиеся крыши, выщербленная брусчатка мостовых, тлен и печать запустения. Город умирает — причем в буквальном смысле этого слова... Железнодорожный вокзал Львова — здание вполне приличное, даже с претензией на европейский лоск. Увы, уже привокзальная площадь этот флер европейскости мигом отметает — грязь, вывороченные камни булыжной мостовой, стаи цыган и бомжи, дрыхнущие прямо на глазах бравых украинских милиционеров... Достаточно 5-6 часов побродить по улицам старого города. И все тут же становится на свои места — здания, построенные в пору расцвета города, разрушаются; ремонтируются и реставрируются лишь первые этажи (где «новые украинцы» открыли тьму бутиков, ювелирных магазинов и парикмахерских) — все, что выше, обречено на гибель».

А вот отзывы других туристов:
«Разваливается все, облупливается, застройка хаотичная... вид сверху — сплошные сараи... деньги, видать, на реконструкцию не доходят-с».

«Был во Львове пару лет назад, в феврале. Грязь страшная, мостовые непроезжие, все в ямах. Полно старых, битых авто. Здания серые, с облезлой штукатуркой. Двери в подъезды разрисованы какими-то маньяками мелом и нитрокраской. Есть несколько красивых зданий — в основном церкви и костелы. Но на общем грязно-сером фоне они и не видны. Не знаю, возможно, летом Львов выглядит лучше...»

«Во Львове я не был несколько лет, и во время недавнего визита город неприятно поразил тем, что, кажется, за эти годы в нем ничего не изменилось — в том смысле, что ничего не отреставрировано, не отремонтировано, город как будто застыл в какой-то вневременной бедности и неухоженности... Разруха во Львове угнетает... С одной стороны — огромное количество красивых зданий, с другой — 99% находятся в крайне запущенном состоянии. В конце концов, уже глаза устают смотреть на сплошную разруху... В целом Львов вызывает крайне печальную мысль: кажется, что во времена былых королевств и империй был построен чудесный город, который достался варварам, не ценящим эту красоту».

«Регион, остановившийся во времени»

О запущенности и заброшенности нынешнего Львова и Галиции, исторических памятников (и исторической памяти вообще) упомянутый мной в первой части статьи американский историк Омер Бартов подробно написал в своей книге «Стерто: исчезающие следы еврейской Галиции в современной Украине»*, опубликованной в Принстонском университете.
____________________________________________________________________________________
*Bartov, Omer. Erased: vanishing traces of Jewish Galicia in present-day Ukraine. — Princeton: Princeton University Press, 2007.

Вот фрагмент из нее: «Сегодняшние обитатели бывшей Восточной Галиции сохранили немного памяти о своем сложном, богатом и извилистом прошлом. Эта земля мучается созданием мононационального нарратива событий, людей, институций, культуры и политики, совершая при этом невероятное упрощение, что искажает не только ее прошлое, но угрожает обеднением будущего... Предвоенного мира Галиции больше нет. Но ее прошлое, и отрицание этого прошлого, ощущается тут гораздо больше, чем во многих других частях Европы, из-за упадка, индифферентности и забвения... Начиная с 1990-х советские искажения прошлого стремительно заменялись или же комбинировались с ранее преследуемым националистическим нарративом. Но во многих частях этой земли данные косметические изменения мало повлияли на общее невежество и запущенность, ветхость и забвение. Здесь галицийское прошлое по-прежнему скудно, равнодушие по-прежнему бросается в глаза, предубеждение, отрицание лояльности и даже агрессивное ее восприятие практически повсеместно, в отличие от рафинированной Западной Европы... Это регион, остановившийся во времени».

Эти несколько фраз профессора Бартова стоят того, чтобы над ними задуматься, вникая в смысл происходящего в украинской Галичине — в «Пьемонте», который в самом деле отказывается от своего богатого, многообразного прошлого в угоду идее построения моноэтничной Украины.

Львов, некогда польско-еврейский, ныне выдумывает свое «украинское» прошлое буквально на ходу, притягивая за уши невероятные басни и домыслы. Вот, к примеру, как выпущенный в прошлом году справочник «1243 улицы Львова» объясняет название улицы Сапожной (Шевської): «Поскольку среди тогдашних польских ремесленников сапожников не было, вполне логично допустить, что с давних времен здесь селились украинцы». Допустить, конечно, можно и это, если забыть, что значительная часть львовских сапожников и портных были евреями.

Если вы проанализируете исторические названия центра Львова, то обнаружите поразительную вещь: среди этих названий лишь одно свидетельствует о том, что тут жили и украинцы. И это название — улица Русская (Руська)! Вот пример других названий: Краковская, Доминиканская, Армянская, Бернардинская, Быдленца, Жидовская, Панская, Фердинанда, Кароля Людвига, Гольцмаркт, Сакр-Кер, Иезуитский сад, Пассаж Феллеров, Бадени, Пассаж Гаусмана, Фреснеля, Гофманская и даже Сербская!..

Нам сейчас твердят, сколь жестоки к «украинцам» были Российская и «совецькая» империи в сравнении с относительно мягкой формой «удушения украинства» в Польше или Австро-Венгрии. Но почему-то в центре «имперского» Киева могли появляться улицы, названные в честь украинцев Терещенко, Гоголя, Кулиша, Стецько и т.д. Я уж не говорю о многочисленных названиях в честь исторических персонажей Древней Руси, которых и Москва, и Киев считают в равной степени своими, — святых Владимире, Ольге, Андрее Первозванном и т.д. Почему-то в «имперском» Киеве могли позволить себе установку памятников в честь украинских исторических персонажей вроде Богдана Хмельницкого, Искры и Кочубея (памятник последним, кстати, снесен по распоряжению министра украинской Центральной Рады, что тоже показательно).

Собственно, об этом и писал Дмитрий Табачник в своих статьях, за которые его теперь записывают в «украинофобы». Он всего лишь показывал, что в составе Российской империи (не говоря уж о Советском Союзе) украинцы были государствообразующим народом, чего и близко не было ни в Польше, ни в Австро-Венгрии, к которым периодически отходил Львов.

Теперь Львов «мстит» своему польскому и австро-венгерскому прошлому, полностью переписывая и замалчивая собственную историю. «Регион, остановившийся во времени» — лучше не скажешь.

Рогуль как типично львовское явление

Один мой знакомый львовянин недавно описывал впечатления от Пасхи: «Ты не представляешь, как хорошо во Львове в это время! Потому что львиная доля львовян на Пасху уезжают в свои родные деревни».

Типично львовский термин «рогуль» (в русском языке прижилось написание «рагуль») — тоже местное, абсолютно специфическое явление, которое в меньшей степени знакомо «Большой Украине». Пытаясь объяснить этот термин, «Википедия» приводит определения самих львовян: новые горожане, «которые утратили сельское лицо и не приобрели городского» (Тарас Чубай); «Непеределанные мещане... превращают Львов в мегасело... плюют себе же под ноги и сорят в своих же подъездах» (Тарас Возняк). Это тоже Львов, тоже «Пьемонт».

Для демонстрации понятия «рагулизм» один из сайтов приводит красноречивое бытовое фото: легковая милицейская машина с надписью «Львів», которая перевозит в багажнике... бревна (сюжет, который трудно представить в более урбанистическом Донбассе).

Или еще одна зарисовка, доказывающая, что все-таки на Пасху не все «рагули» покидают Львов. На нескольких блогах львовских фотографов были опубликованы «веселенькие» фотографии о еще одной замечательной традиции львовской молодежи — в понедельник после Пасхи (так называемый «поливаний понеділок») молодые люди «окропляют» прохожих водой. Достаточно зайти на сайт фотографа Юрка Дячишина, чтобы увидеть, как это происходит. Стая молодых львовян не ограничивается собственно поливанием, еще веселее при этом ногой прохожего ударить или, скажем, юбку девушке задрать на потеху «эвропейской» публике. Это-то «христианское» действо и запечатлено на фотографии: облитая с ног до головы девушка стоит в луже посреди булыжного тротуара и рыдает. Вот он — наш Пьемонт!


Любопытно даже не то, что подобные дикости происходят в городе, претендующем на звание «культурной столицы Украины», — любопытны комментарии посмотревших фотографии. Многие из них оправдывают действия хулиганов, считая подобное «доброй православной традицией» (как все-таки хорошо, что восток Украины с этим обычаем пока незнаком).

«Каждый год такое.:) Традиции», — заявляет один из пользователей, добавляя объяснения этого «православного» акта: «Шоб дівки не паршивіли, а молодицям від болячок!» На что сторонние наблюдатели рекомендуют: «Так раз в год маловато будет мыться, чтобы не паршивели и не болели... Нужно хотя бы дважды...»

Львовяне (а особенно львовянки), комментирующие данные фото, чуть ли не в один голос признают: каждый год после Пасхи творится такая «вакханалия», что «даже на улицу выйти страшно». А одна из девушек, узнав лица «европейцев», написала: «Это те дебилоиды, которые нас облили, а потом и побили. Это кошмар. Просто стадный инстинкт какой-то... Понедельник завершился в больнице с переломанными носами, сотрясениями мозга и побоями. И вам веселых праздников называется»...

И опять-таки комментарий, касающийся «европейскости» галицкой столицы: «Это что, Львов? Нифига се Европа! Я думал, это Прага там...))) Только штаны «абибас три полоски» выдают»...

Прозрение борцов с «сепаратизмом»

Такой он, «украинский Пьемонт»... Мне могут поставить в вину, что подбор фактов и цитат довольно-таки однобокий. Но мне кажется, думающие люди понимают, почему я обратил внимание на эти моменты, — именно потому, что наши СМИ постоянно пытаются навязать нам те самые мифы, о которых я говорил выше. Сочиняя мифы о некой «исключительности Львова», о его «богатой украинской истории» (в отличие, само собой, от «исторически бедного» и «зросійщеного» востока страны), о «культурной столице», авторы подобных теорий даже не понимают, что только расширяют границы непонимания между нами.

«У нас — это разные цивилизации, разные пути развития государства, это — разные судьбы нации, причем цивилизации — враждующие между собой». Знаете, кто это написал недавно? Отнюдь не Корнилов, не Бузина и тем более не Табачник. Эти слова принадлежат народному депутату от БЮТ Владимиру Яворивскому.

Или вот еще одна свежая цитата: «Сейчас Украина объединяет более 60 территорий, имеющих очень мало общего. Например, Галичина — Донецк. И там, и там — украинцы. Но они не понимают, никогда не поймут и не примут друг друга... У этих 60 территорий нет общего языка и вероисповедания, героев и врагов, их сколотили в одном государстве товарищи Сталин и Гитлер, поэтому ужиться вместе они не смогут». Это сказал (вы не поверите!) один из основных глашатаев «оранжевой революции» Данила Яневский — в те времена ведущий «5-го канала», на котором в начале 2005 г. самозабвенно боролись со сторонниками идеи федеративного устройства Украины, клеймя их «сепаратистами».

Теперь же Яневский и сам пишет: «Просто можно констатировать, что Украина как государство в том виде, как оно было провозглашено в 1991 году, долго существовать не сможет. Оно развалится в любом случае. И это вопрос времени и крови. Может, мирным путем, а может, через внутренний вооруженный конфликт... И все попытки любого правительства принять новую конституцию завершатся провалом... Украина — не галицкое понятие, и не донецкое, и не сумское. Украина — это содружество цивилизаций и культур с тысячелетней историей... Демократия означает право людей на самоидентификацию. Попытки сделать из галичанина донетчанина ничем хорошим не закончатся».

От себя продолжим кажущийся бесспорным последний вывод: попытки сделать галичанином дончанина (подчеркиваю: мы в Донецке всегда были и остаемся дончанами, а не донетчанами) приведут к такому же плачевному результату.

Что ж, если борцы с «сепаратистами» образца 2005 года постепенно прозревают и наконец-то стали понимать, что в унитарной Украине невозможно сохранить государственность, то уже за это мы должны быть благодарны сегодняшнему дню. Впервые за годы независимости мы получили ситуацию, когда значительное число жителей таких разных Львова и Донецка, Симферополя и Тернополя, Одессы и Ивано-Франковска готовы обсуждать идею федерализма, сознают свою разность, свою самость, свои особенности и готовы их отстаивать. Этот уникальный момент нельзя упустить.

2000.net.ua Владимир Корнилов

 

 

 

Комментарии  

 
0 #1 RE: Галицкие мифы и реальность (+ видео)гость 25.04.2016 19:32
рагули :-x
 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100