gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная МНЕНИЯ Понятие интегрального украинского национализма. В.В. Полищук

Понятие интегрального украинского национализма. В.В. Полищук

Феномен украинского национализма заключается в том, что в противоположность существующим в Европе XX в. фашистским или фашиствующим течениям, таким как хорватские усташи, румынская Железная Гвардия, испанская Фаланга, он был и остается явлением самобытным — с собственной политической программой и стратегической целью, построенным на основе собственной идеологии. Вопреки своему названию, украинский национализм не входит в число существующих в Европе и вне ее вариантов национализма, наиболее широко понимаемых как национальный эгоизм и нетерпимость в отношении других народов. Доказательства того, что украинский национализм является разновидностью фашизма, предоставляет даже сама украинская националистическая литература.

В националистической «Энциклопедии украинознавства» зафиксировано: «Национализм — в украинской политической терминологии конца XIX столетия — понятие равнозначное с национальным сознанием и патриотизмом, однако со временем оно приобрело более узкий смысл. Перед первой мировой войной и в период освободительных войн (во время I мировой войны. — В.П.) под национализмом понималось освободительное движение». (Энциклопедія українознавства, 1955, с. 1723). А когда в 1920-х годах возникло идеологическое течение, которое получило название «националистического», и когда сформировалось организованное политическое движение, понятие «национализм» приобрело партийную окраску и таким оно остается до настоящего времени. «Для лучшего понимания отличий национализма как политического движения от национализма в широком смысле ... в отношении первого используется известное в мировой политической и социологической литературе название «интегральный национализм» (Там же).

Понятие возникшего в 1920-х годах украинского интегрального национализма формируется из:
а) идеологии украинского национализма;
б) украинского (организованного и стихийного) националистического движения с его политической программой и стратегической целью;
в) практики украинского националистического движения, на основе 2-х первых составляющих.

Идеологические основы украинского национализма

Создателем идеологии украинского национализма был Дмитро Донцов, который в своей работе «Национализм» (см.: Донцов, 1926) более всех поспособствовал определению националистической идеологии (Там же). В доктрине национализма (украинского. — В.П.) обнаруживаются иррациональные реминисценции волюнтаристских и виталистичных теорий (Ф. Ницше, А. Бергсона, Г. Сореля, Г. Лебона, О. Шпенглера и др.) (см.: там же, с. 1724). Вместо объективного познавания национализм часто обращался к мифологии и предпочитал идеологически переработанный образ украинского прошлого. Украинский национализм подпадает под понятие тоталитарного движения (см.: там же).

Д. Донцов исходит из неисторической предпосылки, что нация вечна (см.: Донцов, 1966, с. 325). Исходя из принципов общественного дарвинизма, Донцов утверждает, что нация является видом в природе (Там же, с. 82). Как вид в природе, нация находится в постоянной борьбе с другими нациями за существование и пространство. «У здоровых видов (наций. — В.П.) фактор воли ничем не ограничен. Подтверждение права на жизнь, продолжение рода имеют для них самоочевидный характер и занимают первое место. Это вечное иррациональное право нации на жизнь превыше всего земного, феноменального, рационального: выше жизни данной личности, крови и смерти тысяч, выше благосостояния данного поколения, выше абстрактного умственного расчета, выше общечеловеческой этики, выше воображаемого понятия добра и зла» (Там же, с. 41). Донцов утверждает, что существуют «нации-завоеватели, которое творят историю ... главной целью наций-завоевателей является царствование, устроение жизни согласно собственным представлениям, невзирая на то, сколько усилий народа понадобится в это вложить, не считаясь со связанными с этим жертвами» (Там же, с. 62).

По мнению Донцова, «тот, кто представляет себе народы как определенные виды, которые, как и в органическом мире, обречены на вечную конкуренцию между собой, — тот ясно видит, что даже два из них не поместятся на одном клочке земли под солнцем ... более слабый (в данный момент) будет вынужден уступить место более сильному ... Теория Дарвина объясняет прогресс победой сильного над слабым в непрерывной борьбе за существование ... Природе не ведом гуманизм и справедливость...» (Там же, с. 82, 112, 188, 262, 281). Исходя из вышеуказанных принципов, Донцов утверждает: «То, что мы называем выносливостью в борьбе за существование, просто монополия сильного — означает уничтожение слабого ... Тот же процесс, какой мы наблюдаем в органическом мире, мы видим также в отношениях между высшими и низшими расами людей ... Право природы — это право силы (The right of might)» (Там же, с. 235).

Донцов термин «раса» часто употреблял в качестве синонима понятия «нация». Следствием этого должны быть постоянные войны между нациями, о чем Донцов пишет: «Стремление к жизни и власти превращается в стремление к войне ... Стремление к войне между нациями вечно. Война вечна ... Международная жизнь построена на борьбе, на постоянном движении, которое сменяет мир на войну и войну на мир ... Война существует между видами, а из-за этого между людьми, народами, нациями и т.д.» (Там же, с. 243, 244). Донцов призывает: «Будьте агрессорами и захватчиками, прежде чем сможете стать властителями и обладателями ... Общечеловеческая правда не существует» (Там же, с. 233, 341).

Будет неправ тот, кто попытается возразить, и будет заявлять, что доктрина Донцова подразумевает эгоистическое добро (естественное желание) всей украинской нации, ведущей постоянную борьбу за существование и пространство с другими нациями, в первую очередь с ее соседями. Согласно этой его доктрине, отношения внутри нации определяются тем, что нация поделена на касты (см.: Донцов, 1967, с. 131). Иерархическую структуру нации возглавляет инициативное меньшинство (Донцов, 1966, с. 286). Это инициативное меньшинство Донцов называет «аристократией», «орденом», тогда как остальную часть народа (нации), по его мнению, составляет «масса» (см.: Там же; Донцов, 1967, с. 130). Эту «массу» украинской нации Донцов часто, в том числе в статье «Дух нашего времени», называл «толпой», «плебсом», «упряжным скотом», «который шел туда, куда ему было указано, и выполнял то, в чем заключалось его задание» (Донцов, 1951, с. 154). Согласно Донцову, «нацию должна представлять не “трудовая интеллигенция”, не “класс крестьян”, не “монопартия”, а особый слой “лучших людей”, задачей которых является применение “творческого насилия” над основной массой народа» (Донцов, 1926, с. 290; 1951, с. 6).

Этим инициативным меньшинством в практике украинского националистического движения была и остается Организация Украинских Националистов, Донцов называет ее орденом, говоря: «Будучи своего рода “штурмовой бригадой”, отрядом избранников, орден должен лепить своих членов из особого теста. Он фильтрует их более тщательно, нежели это делают со своими членами партии, в которые можно вступить и выйти, как из кабака, когда кто вздумает, даже не заплатив по счету» (Донцов, 1967, с. 184). Он утверждает: «Правящая каста ... должна составлять особую группу, вылепленную, во-первых, из другой глины, выкованную из другого металла, нежели покорная, равнодушная, неустойчивая масса ... эта каста должна демонстрировать совершенно особые свойства духа и души, принадлежащий к этой касте член не знает ни милосердия, ни человечности в отношении личности, руководствуется исключительно пламенной жаждой сохранения целостности, такому человеку свойственна нетерпимость ко всему, что противоречит идеалу, ибо нельзя быть апостолом, не испытывая желания решительно расправиться с кем-либо или что-то разрушить» (Донцов, 1951, с. 118).

Во главе «ордена» и всей нации Донцов ставит «вождя» с неограниченной властью. В 1938 г. он скажет: «Вождь фашизма не устраивал партию (партия была недовольна вождем фашизма) ... он бросил свою идею, собрал вокруг нее чернорубашечников» (Донцов, 1967, с. 117). И далее: «Мировоззрение вместо партийных параграфов; вера вместо знания; непогрешимость, а также исключительность вместо компромиссов; культ личности и активного меньшинства вместо подчинения “воле народа”; суровость как в отношении себя, так и к другим вместо человечности» (Там же, с. 185). «Вождя» Донцов наделял неограниченной властью, говоря, что «не является пороком предводителя, если порою он будет вынужден спустить гнилую кровь ... чтобы заставить разбушевавшуюся стихию смиренно склонить голову... Именно потому, что эти ордены стремятся к созданию нового авторитета, существует в них, как в никакой другой партии, развитый культ предводителя: “вождь мирового пролетариата”— Владимир Ленин; дуче — Бенито Муссолини; фюрер — Адольф Гитлер» (Там же, с. 137, 182, 183). II Великий Собор Украинских Националистов (ВЗУН), который состоялся в Риме 27 августа 1939 г., в принятом постановлении подтверждает: «Председатель ПУН (Проводу Українських Націоналістів. — В.П.), как предводитель и представитель освободительной борьбы Украинской Нации, является ее Вождем» (цит. по: Мирчук, 1968, с. 577).

Донцов выдает следующий рецепт «консолидации» нации: «Все разлагающие факторы общества — общественная и интеллигентская свора, подняли головы ... в такие переломные моменты ... основная задача: не допустить разложения общества, не допустить, чтобы ядовитые бациллы (демократии. — В.П.) прогрызли его. Необходимо сцементировать его снова в цельный, мощный и устойчивый ударный организм огромной силы ... прежде всего путем установления ряда догм, правил ... путем утверждения своей истины, единственной и непогрешимой ... наконец ... безжалостно расправляясь с сомневающимися» (Донцов, 1967, с. 128, 129). Именно это поучение Донцова подтверждает вывод об интегральности украинского национализма, ибо единственное политическое движение, каким была и остается Организация Украинских Националистов, принимало за основу сосредоточение в одном движении всей совокупности политической, общественной, культурной и т.п. жизни украинского народа, избавляясь от сомневающихся, что означает — тех, кто с этим движением не согласен. Это является обоснованием интегральности украинского национализма в сфере его идеологии.

Движущие силы украинского национализма

Нация не является статичной категорией, она живет, порою развивается, порою приходит в упадок. Для украинской нации Донцов сформулировал задачу постоянного развития, в частности, задачу неограниченного расширения ее территории путем неустанной борьбы с другими нациями за пространство, прежде всего с соседями. Силой, ориентирующей нацию в этом направлении, является инициативное меньшинство, применяющее в отношении якобы пассивной массы народа творческое насилие. Инициативное меньшинство, в данном конкретном случае это организованное украинское националистическое движение в облике ОУН, является силой, побуждающей нацию к действию, но и самому инициативному меньшинству тоже необходимо привести в действие силы, с помощью которых можно направлять действия этой избранной группы людей. Идеология украинского национализма в форме доктрины Донцова сформулировала те силы, которые мы назовем движущими силами украинского национализма. Ими являются следующие факторы.

1. Воля, понимаемая как ничем не ограниченное желание. Донцов пишет: «Воля (которую Шопенгауэр называет тоже “слепой деятельностью”, “желанием”, “тоской”, “порывом”, “жаждой”, “злобой”, “ненавистью”) — это первая ветвь древа жизни ... В этой воле не существует никакого картезианского “Cogito, ergo sum” ... Эта воля жизни является тем, что дальше уже невозможно объяснить ... Она не есть следствием познания жизни ... ни чем-то второстепенным ... но первобытным и безусловным» (Донцов, 1966, с. 225). Ссылаясь на Спенсера, Донцов пишет: «Интеллект не есть сила (power,) а инструмент ... Тезис, что разум управляет человеком, так же глуп, как и тезис, что им управляют глаза ... Единственно очевидная психическая сила — это желание» (Там же).

По Донцову, воля — «это стремление, вечная безустанная гонка, которое может удовлетворяться лишь на миг, чтобы затем снова устремляться вперед. Это стремление абстрактное, иррациональное, оно представляет счастье само в себе, в нем заключена человеческая жизнь, и только в нем, в переходе от желания к удовлетворению, а от него снова к новому желанию ... В этой жажде жизни, экспансии, борьбы и заключается существо жизни, а не в его результатах; в слепом динамизме, который не имеет ни названия, ни облика ... Главным двигателем действия является слепая деятельность... Мотивы приходят потом (Донцов, 1926, с. 160, 161). Понимаемая таким образом воля порождает политический волюнтаризм, и наилучшим ее примером было провозглашение 30 июня 1941 г. во Львове «украинского государства», — волюнтаризм этого акта Донцов обосновывал после войны, находясь в Канаде. * Донцов выдает рецепт: «На этой воле (не на разуме), на догме (не на доказанной истине), на самобытном, не производном постулате, на немотивированном порыве должна быть построена наша национальная идея» (Донцов, 1966, с. 220, 221).

---
* Статья Д. Донцова от 30 июня 1941 г. была напечатана в бандеровском органе (см.: Шлях перемоги, 1997).

2. Сила. Ссылаясь на П. Кулиша, Донцов говорит, что «сила в истории является единственным критерием значения ... сильнейший всегда прав» (Там же, с. 218). Речь здесь идет о физической и духовной силе в смысле воли, желания, в противоположность силе культуры, экономики и т.п. Донцов особо отмечает это, говоря, что «переоценка роли экономики в проблемах нации ошибочна, как и недооценка в них духовных моментов» (Там же, с. 214). Донцов учит: «Теория Дарвина объясняет прогресс победой сильного над слабым в неустанной борьбе за существование ... Падающее следует еще и подтолкнуть (...) Слабый должен погибнуть, чтобы мог выжить сильнейший» (Там же, с. 113, 187, 196).

3. Насилие. Эта движущая сила украинского национализма играет роль не только вне нации, но и внутри нации. Донцов говорит: «Без насилия и железной беспощадности ничего в истории не было создано ... Насилие, железная беспощадность и война — вот методы, при помощи которых избранные народы шли путем прогресса ... Насилие — это единственный способ, остающийся в распоряжении ... народов, оскотинившихся благодаря гуманизму ... Никакие принципы не могут воспрепятствовать тому, чтобы слабый уступил насилию сильного ... Поэтому только обыватели могут абсолютно отвергать и морально осуждать войны, убийства, насилие, — обыватели, а также люди с отмершим инстинктом жизни» (Там же, с. 283, 270).

Имея в виду консолидацию нации, Донцов пишет: «Никакое механическое соглашение ничего не даст, а только увеличит маразм и разложение ... Обязательно должно произойти столкновение, должны появиться носители новой, объединяющей, привносящей дисциплину идеи, должна появиться их целая группа, чтобы увлечь одних, увести других и — убрать третьих. Других путей сплочения не существует» (Донцов, 1967, с. 123). Вышеуказанные поучения Донцова в очередной раз подтверждают правильность классификации украинского национализма как интегрального национализма, где нет места не только для организованной оппозиции, но даже для каких бы то ни было противников этого политического движения.

4. К движущим силам украинского национализма следует отнести его стратегическую цель и определение врага. Донцов говорит: «Украинская идея состоит из двух частей: из ясно определенной цели и образа идеала, к которому она стремится ... Желание властвовать над кем-то ... украинская идея желает вступить в борьбу с другими за властвование, идеалом является экспансия» (Там же, с. 301, 305, 311, 328). Донцов говорит об экспансии: «Жажда величия своей страны равнозначна жажде упадка своим соседям ... От экспансии своей страны отрекается только тот, у кого полностью отмерло чувство патриотизма ... Ибо овладение — это, прежде всего, жажда покорения» (Донцов, 1926, с. 284).

5. Расизм. По Донцову, эта движущая сила нации опирается на тезис, что украинский народ является избранным народом, ибо «они созданы из той глины, из какой Господь создает избранные народы» (Донцов, 1967, с. 153).

6. Фанатизм, беспощадность и ненависть, как движущие силы украинского национализма, играют в нем огромную роль. Донцов говорит: «Непоколебимая вера в лозунги, которые провозглашает фанатик ... глубокая ненависть ко всему, что является препятствием ... вот гамма чувств, которые обуревают каждого революционера, фанатика» (Донцов, 1926, с. 263). Адаптированный к поучениям Донцова, «Декалог» («Десять заповедей украинского националиста»), разработанный Степаном Ленкавским с воззванием Дмитра Донцова, говорит: «Ненавистью и обманом ты будешь встречать врага Твоей Нации» (Мирчук, 1968, с. 126).

7. Аморальность, как движущая сила украинского национализма, играет важную роль в сфере самоуспокоения совести украинских националистов, она допускает и даже побуждает к релятивизму в сфере оценок поведения. Донцов говорит: «Мораль, о которой здесь идет речь, отвергает “человечность”, которая не позволяла вредить другим ... Ее цель — “сильный человек”, а не “человек вообще”, который распространяет свою любовь на своих и на чужих ... Идеалом является “твердый человек”» (Донцов, 1926, с. 268).

И дальше: «Борьбе за существование чуждо моральное понятие справедливости ... хорошо все, что укрепляет силу, способность и полноту жизни данного вида; плохое же — что его (вид. — В.П.) ослабляет (Там же, с. 269). Донцов, ссылаясь на Макиавелли, говорит: «Если речь идет о делах родины, то гражданина не должны останавливать размышления о справедливости или несправедливости, о человечности или жестокости» (Там же, с. 329, 330).

8. Наиболее пагубная для украинской нации движущая сила украинского национализма представляет собой отождествление национализма с украинским патриотизмом. Донцов пишет: «Украинскость должна отдавать себе отчет, что если ее идея желает победы, то она должна быть идеей яркой, исключающей всякие другие идеи, основывающейся ... на полном отрицании чужой идеи. Поэтому эта идея должна (выделено мной. — В.П.) быть всеобъемлющей» (Там же, с. 317).

Самое краткое представление здесь главных принципов идеологии украинского национализма было необходимо, ибо до сих пор ни польская, ни украинская, ни западная наука никак не связывали практическую, преступную деятельность украинского националистического движения с его идеологическими принципами. Принявшее форму Организации Украинских Националистов (ОУН), украинское националистическое движение взяло на свое идеологическое вооружение доктрину Донцова, сделав это после обсуждения в 1929 г., во время 1-го Конгресса Украинских Националистов в Вене (Мирчук, 1968, с. 91).

Кроме Дмитрия Донцова, не было других создателей идеологии украинского национализма, были только теоретики этой идеологии, например Володимир Мартынец или Микола Сциборский, которые эту идеологию комментировали и исследовали. Например, М. Сциборский писал: «Украинский национализм стремится к созданию мощного и крупного государства ... в этом стремлении он руководствуется, прежде всего, принципами здоровой, эгоистичной народной морали, которая не ограничена никакими “принципиальными” условиями; исключительность национального интереса для него превыше любой “общечеловеческой доктрины”» (Сциборский, 1938, с. 81). «Хорошо все, что хорошо для счастья, силы и развития нашей нации; плохое все то, что ослабляет эти силы и развитие — вот главная заповедь идеологии украинского национализма» (Там же, с. 78). «Ни одна здоровая нация не пойдет на самоограничение; она стремится к своему расширению за пределы своих границ ... Так возникает явление, которое мы называем империализмом» (Там же, с. 75).

Украинское националистическое движение, его программные принципы и стратегическая цель

Украинское националистическое движение, согласно идеологии украинского национализма, является второй составляющей частью понятия интегрального украинского национализма. Его возникновение связывается с поражением Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) в войне с Польшей в 1918–1919 гг. Возникновению украинского националистического движения способствовало зарождение фашизма в Западной Европе и то, что именно там после 1920 г. находилось много украинских политических эмигрантов, недавних участников борьбы за украинскую государственность (см.: Энциклопедія украинознавства, 1955, с. 1723).

Существуют:
а) стихийное украинское националистическое движение в виде более или менее сознательных сторонников целей и методов действия украинского национализма;
б) организованное украинское националистическое движение. Это последнее наиболее важно, ибо это оно сформулировало политические программы украинского националистического движения, обозначило стратегическую цель этого движения, а также указало методы борьбы на пути к достижению этой цели. Украинское националистическое движение окончательно оформилось в 1929 г. на Первом Конгрессе Украинских Националистов в Вене, когда произошло соединение действующих на Западе Европы, а также в Галичине украинских организаций фашистского толка и возникновение Организации Украинских Националистов (ОУН) (см.: Мирчук, 1968, с. 88–92).

В 1940 г. ОУН раскололась на сторонников предводителя Андрея Мельника (ОУН-м, мельниковцы) и Степана Бандеры (ОУН-б, бандеровцы). Причина раскола сводилась к расхождению взглядов на тактику действий и борьбы за лидерство. В 1954 г. дошло до отделения от ОУН-б части деятелей, которые образовали ОУН за границей (ОУН-з), называемой также «двойкарями», эта фракция не развивала своих членских структур. Это те три фракции Организации Украинских Националистов, которые после войны вели свою деятельность на Западе. Теперь на Украине ОУН-м действует как легально зарегистрированная, а ОУН-б выступает там легально как Конгресс Украинских Националистов (КУН). ОУН-з действует там через своих членов в украинских университетах, в качестве советников властных структур и т.п.

На базе этих фракций ОУН, прежде чем они смогли начать свою официальную деятельность на Украине после падения Советского Союза, возникли их разновидности: Украинская Республиканская Партия (УРП), Украинская Консервативная Республиканская Партия (УКРП), Державна Самостійність України (ДСУ), Українська Національна Асамблея (УНА) и др. Все они — три фракции ОУН, их трансформации и отколовшиеся части — руководствуются идеологией в виде доктрины Дмитра Донцова и целью, намеченной ОУН в 1929 г., но все же некоторые из них, кроме ДСУ и УНА, из тактических соображений, продиктованных создавшейся международной ситуацией, пользуются демократической фразеологией. Организованное украинское националистическое движение овладело на Западе и в Польше существовавшими там перед Второй мировой войной и возникшими после нее украинскими общественными организациями. Украинское националистическое движение овладело также Союзом украинцев в Польше. Структурой, увенчавшей организованное украинское националистическое движение, является Мировой Конгресс украинцев — СКУ (до недавнего времени Мировой Конгресс Свободных украинцев — СКВУ с центром в Торонто). *

---
* Вывод сделан на основании обзора украинской прессы на Западе: «Новый Шлях» — орган ОУН-м, «Гомін України» — орган ОУН-б, варшавское «Наше Слово». В этих изданиях легко найти доказательства в подтверждение этого тезиса.

Программные предпосылки украинского национализма

На 1-м Конгрессе ОУН в 1929 г. в Вене (называемым порою Первым Большим Собором Украинских Националистов — ВЗУН) были приняты постановления и воззвания, содержащие формулировку программных предпосылок ОУН. Вот главное из них, обозначенное в «Воззвании Конгресса Украинских Националистов»: «В украинском народе окончательно сложился идеал Независимого Соборного Украинского Государства ... Этот идеал представляет собой фундамент нового украинского мировоззрения и нового творческого деяния — фундамент украинского национализма» (Мирчук, 1968, с. 92, 93).

Под понятием «соборное» следует понимать такое украинское государство, которое включает в себя, по оценкам ОУН, все украинские этнографические территории (см.: там же, с. 93). Этот документ наметил методы действий, ведущие к построению такого государства: «Только полное изгнание всех оккупантов с украинских земель создаст возможности для широкого развития Украинской Нации ... Отвергая ориентацию на исторических врагов Украинской Нации, но оставаясь в союзе с народами, которые враждебно относятся к оккупантам Украины, национальная диктатура, которая возникнет в ходе национальной революции, обеспечит в тяжелый период борьбы силу Украинского государства … В своей внешнеполитической деятельности Украинское Государство будет стремиться к достижению границ, которые охватывают все украинские этнографические территории (выделено мной. — В.П.) … Полное устранение всех чужих с украинских земель ... наступит в ходе национальной революции» (Там же, с. 93–98). «Устранить» в украинском языке означает «прекратить существование», а следовательно, — «уничтожить». В решении Первого Конгресса Украинских Националистов прямо говорится: «В целях создания, укрепления и развития государства необходимым является базовое условие ... принцип интеграции общественных сил с их правами и обязанностями соответственно их значению во всей совокупности жизни нации» (Мирчук, 1968, с. 95). Вышеуказанная формулировка подтверждает интегральность украинского национализма в сфере его программных принципов.

На Третьей Конференции ОУН Бандеры (17–21 февраля 1943 г.) в отношении столкновения с украинцами из так называемой «Большой Украины» был сформулирован принцип новой политики ОУН — «идея независимых национальных государств всех европейских народов на их этнографических территориях» (ОУН в світлі, 1955, с. 81). Этот принцип подтвердила Первая Конференция Заграничных Отрядов ОУН (ОУН Бандеры), состоявшаяся в сентябре 1947 г. (см.: там же, с. 195). К реализации этого принципа призывал Клим Савур — командир УПА-Север — в августе 1943 г., написав в приказе: «Народы ... построят новый справедливый строй на Востоке и на Западе на основе принципа национальных государств на их собственных национальных территориях» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 26. Л. 31).

Но уже П. Коваль, украинский националистический деятель, в 1942 г. в Киеве опубликовал статью «Украина — какой она была, какая есть и какая будет», где, опираясь на стратегические цели украинского национализма и его идеологию, указал: «Охватит она земли от Волги до Карпат, от гор Кавказа и Черного моря до истоков Днепра, занимая пространство 1.000.000 km². Будет она решающим фактором в восточных проблемах, которые будут касаться России, прибалтийских стран, Польши, Кавказа, черноморских государств, а также путей в Африку и Индию через Босфор и Дарданеллы ... Украина для украинцев! Это будет Великое Соборное Национальное Государство» (ДАРО. № 326).

Вышеуказанное означает, что стратегической целью украинского национализма является построение украинского националистического государства, по оценкам ОУН, на всех украинских территориях этнографического пространства в 1 млн. кв. км, следовательно, на части послевоенной территории Польши — на Подляшье, в Хрубешовском, Замойском, Томашовском районах, в долине Сана и Лемковщине (около 19000 кв. км), а также на территориях, принадлежащих Белоруссии, Российской Федерации, Словакии, Румынии, Молдавии. Лозунг построения национальных государств на их собственных этнографических территориях, реализация которого на практике означала войну всех с всеми, звучал мягко, но фактической целью украинского национализма является построение империи. От этой стратегической цели украинский национализм во всех его формах не отступил до сегодняшнего дня.

Практическая деятельность украинского националистического движения

Эту деятельность можно поделить на шесть этапов:
1) период межвоенный *;
2) период накануне взрыва немецко-польской и немецко-советской войны;
3) период Второй мировой войны;
4) 1944–1947 гг. (борьба в так называемом «Закерзонье»;
5) период «холодной войны» на Западе;
6) период после восстановления независимости Польши и Украины.
Деятельность украинского националистического движения в межвоенный период, во время гитлеровской оккупации, а также до 1950 г. в основном ограничивалась территориями, принадлежащими до начала Второй мировой войны Польше, следовательно, областями Волыни и Галиции, а также территориями, вошедшими в состав Польского государства после Второй мировой войны, ибо это движение возникло, развивалось и действовало именно в этой местности. Эта деятельность будет обсуждена здесь в очень сокращенной форме, ограничивающейся только тезисами и их минимальной иллюстрацией.

---
* Деятельность украинского националистического движения в межвоенный период описал Петро Мирчук (см.: Мирчук, 1968). В принципе можно согласиться с этим описанием.

УВО (Українська Військова Організація) и ОУН в это время вели террористическую деятельность, саботаж и экспроприацию. Заслуживает особого внимания мнение П. Мирчука, что УВО–ОУН были заинтересованы в непрерывных столкновениях с польской властью, ее представителями, «вследствие чего часто доходило до столкновений с полицией. Это было как раз то, чего и добивалось ОУН ... Украинские массы активизировались» (Мирчук, 1968, с.130). Итак, дело было в поддержании состояния постоянного напряжения, пробуждении в украинцах ненависти к полякам. В этом смысле даже умиротворение 1930 г. оказалось полезным для ОУН, ибо оно возбуждало ненависть к Польше и к полякам у многих украинцев, активизировало многих украинцев к деятельности в духе украинского национализма.

По поводу изложенного выше нужно указать на следующее: идя путем, указанным украинскими националистическими историками и публицистами, большинство польских историков не видят различия двух процессов:
а) недемократичной политики II Речи Посполитой в отношении всех национальных меньшинств, которая для украинцев оказалась политикой полонизации, католизации, разрушения и закрытия православных церквей, ограничением украинского образования;
б) репрессий, применяемых властью II Речи Посполитой в отношении украинского националистического движения за его террористическую, саботажную и другую деятельность. Видеть это различение необходимо, чтобы избежать обобщений, например, отнесения, хотя и недемократичного усмирения некоторых деревень в некоторых районах Галиции в 1930 г., к недемократичной политике II РП в отношении украинского меньшинства.

Второй выделенный нами период характеризуется интенсификацией сотрудничества с Германией. В соответствии с программным принципом ОУН, предписывающим вступать в союз с врагами Польши, следовательно, прежде всего с Германией, накануне Второй мировой войны эта организация добилась создания Легиона Украинских Националистов под командованием члена «Проводу Украинских Националистов» (ПУН) Романа Сушко. Этот батальон принял участие в нападении гитлеровской Германии на Польшу, следовательно, непосредственно участвовал в развязывании Второй мировой войны (см.: Encyclopedia of Ukrainе, 1993, с. 71, 72).

В период между сентябрем 1939 г. и июнем 1941 г. усилилось сотрудничество ОУН Мельника с Германией, в частности с Абвером. Возник Украинский Центральный Комитет (УГК), финансируемый этой немецкой разведывательной организацией, во главе с Володимиром Кубийовичем (Кубийович, 1986, с. 169). Накануне немецко-советской войны ОУН Бандеры организовала «Отряды Украинских Националистов» (ДУН) в виде батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», которые приняли участие в нападении Германии на СССР. Эти батальоны на исходе 1941 г. были преобразованы в 201-й полицейский батальон «Schutzmannschaft» и отправлены в Белоруссию с целью борьбы там с партизанами. Эти факты украинские националистические историки не отрицают.

Фракция ОУН Мельника весной 1943 г. приступила к созданию дивизии «СС–Галичина». Об этом формировании, воюющем на стороне гитлеровской Германии, однозначно высказывается Микола Лебедь: «Организация (ОУН Бандеры. — В.П.) секретным приказом посылала в дивизию своих членов и сочувствующих, чтобы они в нужный момент взяли в свои руки ценный элемент ... Те украинцы, которые мирились с созданием дивизии ... забыли только, что дивизию организовала гитлеровская Германия ... В течение трех дней (в июле 1944 г. — В.П.) Советская Армия окружила дивизию и разгромила. Те, кому удалось спастись, перешли в УПА» (Лебедь, 1946, с. 48, 49). Полицейские полки дивизии «СС–Галичина» принимали участие в карательных операциях польских деревень в Галиции (см.: Верига, 1981, с. 112, 115; Рідна земля, 1944).

Возникновение и деятельность Украинской Повстанческой Армии (УПА), относящиеся к выделенному нами третьему периоду, детально описаны в польской литературе. К сожалению, в проведенном польскими коллегами анализе эта деятельность УПА не связывается с идеологией и программными принципами ОУН.

Волынь. Из Волыни происходит много документов-первоисточников украинских архивов, позволяющих анализировать период Второй мировой войны. Прежде чем их цитировать в качестве иллюстрации, нужно обратиться к неизвестному польским исследователям «Открытому Письму к Проводу ОУН Бандеры» Тараса Бульбы-Боровца, написанному в августе 1943 г. К сожалению, не все понимают ценность этого документа, положения которого согласуются с полученными в последнее время архивными источниками. В этом письме сотрудничающий с ОУН Мельника, а потому отнесенный мной к украинским националистическим деятелям украинский командир отряда пишет: «Может ли настоящий революционер-государственник (каким считал себя Т. Бульба-Боровец. — В.П.) повиноваться руководству партии, которая построение государства начинает с резни национальных меньшинств, с безумного выжигания их поселений? Украина имеет более грозных врагов, нежели поляки ... за что вы боретесь? За украинский народ или только за свою ОУН? За Украинское государство или за диктатуру в этом государстве? За украинский народ, или только за свою партию?» (Бульба-Боровец, 1981, с. 263, 264). Поиск материалов, проведенный в Ровенском архиве, подтверждает, что это была резня польского гражданского населения силами ОУН–УПА. Не правы отдельные польские историки, которые недооценивают цитируемый выше документ. Они не правы, утверждая, что ОУН–УПА на Волыни призывала польское население покинуть эту местность. Такой тезис исходит от М. Лебедя, он содержится в его книге, которая уже цитировалась в докладе. Таких призывов на Волыни не было!

Далее мы позволим себе длинный список цитат их архивных материалов, отражающих реальное противостояние украинских националистов властям и населению Волыни во время Второй мировой войны.

«ОУН. Приказ для кустовых командиров и референтов ... 7. Ликвидировать следы всего польского ... а) уничтожить все стены костелов и других польских культовых зданий, b) уничтожить деревья при строениях так, чтобы не остались даже следы, что там когда-нибудь кто-то жил ... к 25 XI.44 г. уничтожить все польские постройки, где прежде жили поляки ... Еще раз обращается внимание на то, что если что-нибудь останется, то поляки будут иметь претензии к нашим землям. Стоянка, 9.02.44. Мандривнык» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 16. Л. 95).

Из заявления комиссара Волыни и Подолии, Schöne, сделанного в разговоре с епископом Поликарпом 28 мая 1943 г.: «Националистические бандиты проявляют свою деятельность тем, что нападают и убивают беззащитных поляков, по нашим источникам, к настоящему времени убито около 15 тыс. поляков. Поселок Янова Долина больше не существует» (ДАРО: ф. Р-30, oп. 2, дело 16, лист. 198-201).

Из хроники отряда УПА: «26.05. В польских поселках уже год ни к чему не прикоснулась человеческая рука. Все заросло буйной травой. Очень грустный вид» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 23. Д. 88. Л. 1–48).

«УПА, Группа Заграва К.З.В.Н. Донесение номер 1. Друг проводник, я посылаю донесение из района Столин. 1. Общее состояние местности запутанное. Везде можно натолкнуться на следы жестокого террора немцев, красных, а также злоупотреблений своих (местного руководства, подполья) ... Таковыми была полная ликвидация 21 человека в деревне Пузня и ряд других ликвидаций, а также грязная работа под видом большевиков, которая оказалась разоблачена. Это возмутило местное население и отрицательно отразилось на нашей работе» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 35. Л. 98).

Архивных материалов в подтверждение массовой ликвидации польского и украинского населения на Волыни очень много, среди них есть описание ликвидации Гуты Степаньской и окрестных деревень. Командные кадры ОУН–УПА на Волыни состояли более чем на 90% из галичан, что видно по стилю и лексике языка донесений, а также приказов. ОУН незаконно мобилизовала местных украинцев в УПА, это подтверждает бланк «Мобилизационной Карты»: «Украинская Повстанческая Армия, Группа Энэя, номер ... Мобилизационный лист. Фамилия ... имя, деревня ... район. Я призываю вас в ряды Украинской Повстанческой Армии (УПА), дня …1943 г. вы обязаны явиться в назначенное место, которое покажет доставитель этого письма. За невыполнение этого распоряжения вы подлежите Революционному Суду УПА. Стоянка, дата … 1943 г. Слава Украине! Героям Слава! Командир Группы УПА – Энэй» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 15. Л. 51).

Насчет мобилизации в УПА пишет ее создатель М. Лебедь: «Многие из интеллигенции являлись добровольно, других мобилизовали» (Лебедь, 1946, с. 34). В архивах есть доказательства о проведении на Волыни «мобилизации» в УПА в ноябре 1944 г., через много месяцев после прохождения по этой территории линии фронта. Мобилизованные в УПА украинцы часто дезертировали из нее. «УПА. З. Г. Стоянка, 24.11.44. ... информирую о наказании смертной казнью через расстрел (далее — шесть фамилий. — В.П.) за дезертирство...» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 26. Л. 27). «УПА, Группа Энэя, 23.06.43 г. Протокол ... Приговорить Мартыновского Миколая-Муху к смертной казни через отсечение головы перед отрядом ... Исполнение приговора произошло после утверждения командиром Гр. УПА 24.06.1943 г. на глазах отряда» (ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 36. Л. 108).

Подобных архивных документов много, среди них много приказов, информации, донесений, касающихся массового истребления украинцев, которые, по оценкам станичных и членов СБ, могли в будущем содействовать советской власти. Характерно, что среди около 1200 листов просмотренных архивных документов, касающихся деятельности ОУН–УПА на Волыни и Полесье, нет таких, которые говорили бы о столкновениях УПА с польской Армией Крайовой.

Галичина. Архивные документы из этой местности, происходящие от ОУН–УПА в 1943–1947 гг., несомненно, находятся в соответствующих украинских архивах, и надо до них добраться.

Бандеровский еженедельник в Торонто — «Гомін України», ссылаясь на работу Льва Шанковского, пишет: «В первой половине 1944 г., по инициативе УПА и украинского подполья, в Галиции состоялась 201 карательная акция против польского населения. В ходе этих акций 5100 поляков лишились жизни. Уничтожен ряд деревень и поселков ... Карательные акции достигли цели. В результате акций сотни тысяч поляков покинули украинские земли раз и навсегда» (Гомін України, Торонто, 1992). Это косвенное доказательство, и оно относится к небольшому отрезку времени.

В Галиции истребление поляков началось с июля 1943 г. и продолжалось, по крайней мере до 1947 г., именно после прохождения линии фронта действия ОУН–УПА против польского населения носили очень интенсивный характер, Армии Крайовой в ту пору там уже не было. В это время от рук ОУН–УПА погибло очень много украинцев. Отыскание доказательств этого из украинских националистических источников является задачей польских и украинских историков.

К четвертому периоду относятся действия украинских националистов на территории так называемого «Закерзонья». Туда ОУН–УПА начала перебрасывать свои отряды уже с марта 1944 г., чтобы они там боролись за создание плацдарма украинского националистического государства (см.: Шанковский, 1961, с. 180–209; Сергийчук, 1997, с. 18–21 *). Активный защитник ОУН–УПА в сегодняшней Польше Богдан Гук говорит о действиях УПА, что это «была борьба украинского народа на территории Закерзонья (на украинских этнографических территориях к западу от линии Керзона, теперь юго-восточные области Республики Польши. — В.П.) за независимое Украинское государство (Закэжоння, 1996, с. 5). На территории «Закерзонье», как на Волыни и в Галичине, ОУН–УПА незаконно «мобилизовала» украинцев в УПА. Об этом говорит участник действий УПА Степан Явирский: «Кто из вас хочет идти в партизаны (в УПА. — В.П.), то пусть идет, а если не хочет, то и так заберем с собой. Это было, как у нас говорили, “не принудительно, но обязательно”» (Там же, с. 45, 234).

---
* Доклад В.Сергийчука, посвященный националистическому движению на территории Западной Украины в 1939–1945 гг., был сделан на польско-украинской конференции в Варшаве (май 1997 г.). С согласия В.Сергийчука В. Полищук получил право цитировать доклад со ссылкой на автора.

На территории долины Сана, называемой украинскими националистами «Надсаньем», в излучине этой реки к западу от Перемышля, действия ОУН–УПА в результате «насыщения территории Перемышльщины вооруженными отрядами дошло до того, что в 1945 г. там существовала “повстанческая республика”. Порядок в этой “республике” ... враг имел смелость нарушить только тогда, когда входил на территорию “республики” с крупными военными силами» (Шанковский, 1961, с. 192). Вооруженные действия ОУН–УПА на «Закерзонье» велись в ожидании начала третьей мировой войны (Закэжоння, 1996, с. 51). Когда она так и не началась, оказавшись в безвыходном положении, ОУН бросила лозунг: «Мы не победим, но борьбу надо вести, пока есть возможность. Это наш капитал на международном форуме» (Там же, с. 213).

При отсутствии решительных шагов со стороны Польского государства в юго-восточных местностях Польши отряды ОУН–УПА вели вооруженные действия, терроризировали местное население, равно как польское, так и украинское, еще на протяжении многих лет. Эти действия прекратились, когда украинское население было переселено на Украину и на северо-западные земли Польши. Украинский националистический историк Лев Шанковский пишет об этом: «Вооруженная борьба УПА и подполья ОУН в Перемышльском районе, как и на всей Закерзонской Украине, была прекращена не потому, что существовал тот или иной перевес вооруженных сил противника. Она была остановлена, потому что не хватило украинских масс, которые эту борьбу поддерживали и тем или иным образом принимали в ней участие. Когда из Закерзонья были выселены почти все украинцы, одни в СССР, другие в северные и западные районы Польши, отряды УПА и подполье ОУН не могли дальше существовать, они были вынуждены оставить эту территорию» (Шанковский, 1961, с. 196).

В пятый период, по окончании мировой войны на волне уже «холодной войны», структуры ОУН полностью овладели общественно-политической жизнью украинцев на Западе. Этот тезис подтверждается деятельностью Мирового Конгресса украинцев с центром в Торонто, таких организаций, как УККА, УАКРада, ОДВУ, Освободительный Фронт — в Соединенных Штатах, КУК, УНО, Освободительный Фронт и другие — в Канаде. Несмотря на расколы в ОУН, которые происходили на почве дискуссий по поводу тактики и борьбы за персональную власть, деятельность этих структур опирается на первичную идеологию украинского национализма и сформулированные в 1929 г. программные принципы, и они все так же стремятся к построению украинского националистического государства на всех, по оценкам ОУН, украинских этнографических территориях.

В шестой период после распада СССР украинские националистические структуры возобновили деятельность на Украине и в Польше. Официальные структуры украинского национализма называют сегодняшнюю Польшу оккупантом украинских земель. То же самое утверждают украинские националистические историки (см.: Новий Шлях, 1996; Закэжоння, 1996; Сергийчук, 1997).

Квалификация украинского интегрального национализма

Украинский национализм следует рассматривать во всей его совокупности, с учетом всех его составных частей:
а) идеологией украинского национализма;
б) программными принципами украинского организованного националистического движения, в том числе его стратегическими целями;
в) практической деятельностью этого движения, в особенности воплощенной в жизнь организацией ОУН ее военными формированиями.

Описанный здесь украинский национализм в западной политологической и исторической литературе по данной тематике характеризуется как «интегральный национализм» (Integral Nationalism), следовательно, как национализм фашистского типа, который не признает политического плюрализма и базируется на принципе «кто не с нами — тот против нас». С подобным определением украинского национализма согласен украинский историк националистической ориентации из Торонто Орест Субтельный (см.: Субтельный, 1994, с. 555).

Украинское организованное националистическое движение, руководствующееся идеологией в виде доктрины Д. Донцова, от момента возникновения ОУН и до наших дней стремящееся к смене существующего международного порядка, особенно к пересмотру существующих государственных границ, должно быть квалифицировано как преступное политическое движение; в связи с этим деятельность его структур должна быть запрещена и преследоваться законом.

Образованные этим движением военные и полувоенные структуры (Легион Украинских Националистов под командованием Г. Сушко, Отряды Украинских Националистов в виде батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», 201-й батальон «Шутцманншафт», УПА, дивизия «СС-Галичина», в особенности ее полицейские полки, вспомогательная украинская полиция, СКВ–Отряды Местной Самообороны), как и те, которые совершили преступления геноцида или военные преступления, должны быть признаны преступными формированиями. Ввиду отсутствия срока давности для этих преступлений их виновники должны преследоваться во всех государствах их пребывания.

Заключительные положения

Польская наука в сфере украинского национализма, в особенности действий его вооруженного формирования — УПА, собрала много подтвержденных документами материалов. К сожалению, она не связывает деятельность этого и других вооруженных формирований ОУН с ее идеологией, с программными принципами, со стратегической целью украинского национализма. Отказ от попытки анализировать деятельность структур украинских националистов с идеологией национализма, с программными принципами, с его стратегической целью свидетельствует об отсутствии поиска исследователями побудительных причин таких действий, хотя это является долгом ученых, историков и политологов. Имея возможности, аналитики вообще не обращаются к находящимся под рукой польским архивам и к уже доступным украинским. Не стремятся ученые к определению причинной связи между фактами и их первопричиной. В сфере исследований документов польских исследователей существенно опережают обученные в Польше и действующие там украинские националистические деятели, упомянем хотя бы Миколу Сивицкого, Евгена Мисило, Богдана Гука, Степана Заброварного, публикующих селективно выбранные архивные документы.

Только на основе анализа идеологии украинского национализма и его программных установок в сочетании с критической оценкой действий структур украинского национализма можно прийти к правильной формулировке и к правильной оценке понятия украинского интегрального национализма.

Украинская постсоветская наука до сих пор не отошла от стереотипных оценок советской историографии по отношению к украинскому национализму, из-за чего грешит отсутствием объективности в оценке возникновения и действий украинских националистических структур, следовательно, и в сфере понятия украинского национализма. Эта наука до сих пор руководствуется очень неточным понятием «украинский буржуазный национализм». В это понятие советская украинская наука включала украинские политические течения, отличающиеся существенным образом от украинского интегрального национализма. К «буржуазным националистам» эта наука относила деятелей и создателей Украинской Народной Республики, хотя ее президент — Михайло Грушевский — был социалистом (в понимании социализма Каутского, а не диктатуры пролетариата), премьер-министра Володимира Винниченко, хотя он был типичным социал-демократом, а свыше 80% состава Украинской Центральной Рады составляли социалисты. К националистам эта наука относила также Симона Петлюру, хотя до времени его смерти в 1926 г. еще не сложился украинский интегральный национализм.

Нужна точность в определении понятия украинского интегрального национализма, в отношении которого украинская националистическая литература употребляет название «активный национализм» в наиболее существенных его составляющих:
1) в сфере его идеологии в виде доктрины Д. Донцова,
2) в отношении времени возникновения этого национализма (вторая половина 1920-х годов);
3) в отношении местности и причин возникновения этого национализма (Галичина, падение ЗУНР);
4) в отношении стратегических целей украинского национализма (построение украинского националистического государства на всех, по оценкам ОУН, украинских этнографических территориях, так называемая «соборность»);
5) в отношении правильной оценки методов действий структур ОУН, в том числе военизированных структур;
6) в оценках, свидетельствующих, что украинское националистическое движение никогда не действовало на основе мандата от украинского народа;
7) в сфере отношения украинского национализма к украинским массам. Все это представляется совершенно необходимым для оценки украинского националистического движения в прошлом и настоящем.

Объективность в этих вопросах нужна властям Польши и Украины с целью определения правильности отношения к деятельности украинских националистических структур. Эта объективность позволят западной политике прийти к пониманию того, какие структуры она поддерживала и использовала после войны, какие использует теперь в реализации своей политики в отношении Украины. Объективность в определении понятия «украинский интегральный национализм», глубокое понимание этого понятия позволит избежать необоснованных поисков причин волынских убийств в исторических событиях, простирающихся в XVII в. и дальше, в якобы «восточно-византийской психологии» украинцев в противоположность «западно-римской психологии» поляков.

Недостаточные точность и объективность при определении понятия «украинский интегральный национализм» вызывали и по-прежнему часто вызывают ошибочное отождествление его с украинским патриотизмом, проведение параллели между УПА и АК, украинским УЦК и польской РГО и т.п.

Материалы для четкого определения понятия украинского интегрального национализма есть, нужны только бóльшие усилия в направлении их сбора и анализа. Весомость проблемы и множество доступного материала подсказывают мысль о необходимости учреждения института исследований украинского национализма, института, на базе которого, опираясь на уже доступный материал, его анализ и углубление, может вырасти не меньше десяти аспирантов и нескольких десятков магистров, в их числе историков, политологов, социологов и даже психологов. Эти последние могут поспособствовать выяснению путей, методов и связей пропаганды национализма среди украинских крестьянских масс Волыни и Галичины, которые принимали участие в массовых убийствах поляков, выяснить схемы подчинения украинских масс влиянию на них структур ОУН.

В отношении изменения тактики в деятельности главных фракций ОУН Бандеры, ОУН Мельника и ОУН за границей, которые сегодня руководствуются демократической фразеологией, возникает проблема: на самом ли деле эти партии (ибо сегодня это уже действующие в пределах одного движения партии) изменили свои программы, разве перешли они фактически на путь демократии? Разумеется, само собой, что каждое политическое движение вправе изменять не только тактику, но и программные принципы, стратегические цели, даже название. Примером этого может быть польское движение под названием ПАКс. Вот фрагменты его заявления: «Мы заявляем, что Общество Цивитас Християна, выросшее из среды и общественно-политического движения ПАКс, прошло в последние годы глубокую внутреннюю эволюцию ... Процесс перемены нашей среды ... привел к смене формы и названия Общества в 1993 г. и выраженной уже тогда и подтвержденной Общим Собранием в 1996 г. воле получения статуса католической организации. Институциональным переменам сопутствует перемена человеческих сердец и совести ... Признаваясь в собственных грехах и упущениях, мы вливаемся в национальный счет совести и изъявляем готовность их исправления в возможной к осуществлению степени» (Политика, 1997).

Ни одна из фракций ОУН в данном направлении не предприняла никаких шагов, наоборот, прославляет действия украинского националистического движения от момента его возникновения, несмотря на преступления периода нацистской оккупации и до сегодняшних дней, создает для членов призванных к жизни военных и полувоенных структур этого движения образ героев, в то время как они совершили преступления геноцида. В этом состоянии возможные словесные спекуляции насчет возможной смены идеологии и программных принципов украинского интегрального националистического движения не находят никакого оправдания. В частности, не могут быть основанием для подобных выводов бездоказательные, даже официальные заявления этого движения (ибо постановления фракции ОУН не публикуются). На эту тему уже высказался Степан Бандера, написав, что ОУН имеет постоянную программу, принятую в 1929 г., а для публичного употребления может одобрять программы в зависимости от политической ситуации на международной арене (см.: Кричевский, 1962, с. 26, 27).

Данный доклад в части его доказательной базы был построен исключительно на источниках украинско-националистического происхождения. Источников этих очень много, невозможно использовать их все в очень узкой работе, каким является этот доклад на симпозиуме.

Торонто, сентябрь 1997 г.

Литература

Бульба-Боровэц Т. Армія без держави/ Виннипег, 1981.
Верига В. Дорогами другої світової війни. Торонто, 1981.
Гомін України (Торонто). 1992. 26 авг.
ДАРО. Инв. номер 326.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 15. Л. 51.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 16. Л. 198–201.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 16. Л. 95.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 26. Л. 27.
ДАРО. ф. Р-30. Оп. 2. Д. 28. Л. 2.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 35. Л. 98.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 36. Л. 108.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 2. Д. 26. Л. 31.
ДАРО. Ф. Р-30. Оп. 23. Д. 88. Л. 1–48.
Донцов Д. Дух нашої давнини. 2-е изд, Мюнхен, 1951.
Донцов Д. Национализм. Львов-Жулкев, 1926.
Донцов Д. Націоналізм. Лондон, 1966.
Донцов Д. Хрестом i мечем // Объединение или разъединение. Торонто, 1967.
Закэжоння — спомини вояків УПА. Т. 2. Варшава, 1996.
Кричевский Р. ОУН в Україні, ОУН-з і ЗЧ ОУН. Нью-Йорк, 1962.
Кубиевич В. Мені 85. Париж; Мюнхен, 1986.
Лебедь М. Українська Повстанська Армія. Б. м., 1946.
Мирчук П. Нарис историї ОУН. Мюнхен, 1968.
Новий Шлях (Торонто). 1996. 23 нояб.
ОУН в світлі постанов Великих Зборів. Конференцій та інших документів з боротьби 1929–1955. Б. м., 1955.
Политика (Варшава). 1997. № 16. 19 апр.
Рідна земля. Львов. 1944. 7 мая.
Сергийчук В. Українскый національний самостійницький рух у Західній Україн в 1939–1945. Доклад на польско-украинской конференции в Варшаве, май 1997 г. (Копия во владении автора).
Субтельный О. Украина. История. Киев, 1994.
Сциборский М. Нациократия. Париж, 1938.
Шанковский Л. Дії УПА i українського збройного підпілля на терені Пемещини 1944–1947 // Перемишль — західний бастіон України. Нью-Йорк, 1961.
Шлях перемоги (Нью-Йорк). 1997. 6 июля.
Энциклопедія українознавства. Т. 5. Париж, 1955.
Encyclopedia of Ukrainе. Т. ІІІ. Toronto, 1993.

Украинские Страницы, доклад подготовлен для научной конференции в Кракове, проходившей 15 октября 1997 г.

 

 

 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100