gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная Почему не могу оставаться баптистом

Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом - Предисловие

Индекс материала
Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом
Предисловие к переработанному изданию
Предисловие
ЧАСТЬ I. О НАШИХ ОБВИНЕНИЯХ ПРАВОСЛАВНЫХ: НАСКОЛЬКО ОНИ ОБОСНОВАННЫ
Глава 1. О вещественных святынях
Глава 2. О Кресте
Глава 3. Об иконопочитании
Глава 4. О молитвенном общении земной и небесной Церкви
Глава 5. О почитании Девы Марии
Глава 6. О спасении
Глава 7. О монашестве
Глава 8. О постах
Глава 9. О молитвах по молитвослову
Глава 10. О православном Храме и Богослужении
ЧАСТЬ II. О ТАИНСТВАХ ЦЕРКВИ
Глава 12. О таинстве Священства
Глава 13. О таинстве Крещения
Глава 14. О таинстве Миропомазания
Глава 15. О Таинстве Причастии
Глава 16. О Таинстве Исповеди
Глава 17. О таинстве Елепомазания
Глава 18. О таинстве Брака
Часть III. О СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ И СВЯЩЕННОМ ПРЕДАНИИ
Глава 20. О каноне Библии
Обращаются ли протестанты к Православию? Из писем
Все страницы

 

 

Эта книга является, по сути, свидетельством моей веры и письменным изложением результатов моих духовных поисков, моего пути от баптизма к Православию. Здесь я хочу представить моему читателю те главные библейские, богословские, исторические, логические и другие аргументы, которые убедили или, лучше сказать, попросту заставили меня принять Православие. Таким образом, эта книга является "отчетом в моем уповании" (ср. 1 Пет. 3:15), и в этом отчете я намерен не только свидетельствовать о своем обращении, но и по мере своих скромных способностей, которые дал мне Бог, богословски аргументировано защищать свою веру. Личное свидетельство и по возможности фундаментальная богословская защита Православной Веры, ставшей теперь и моей, от безосновательных и богопротивных протестантских нападок - вот две составляющих данной книги.
Книга эта представляет собой существенно дополненный и разработанный вариант той работы, которую я написал перед уходом из баптизма для объяснения своего шага моим (теперь уже бывшим) единоверцам, во время написания которой я душой уже был православным, но формально и видимо оставался ещё в баптизме несколько месяцев. Поэтому, говоря о баптизме (и обо всем протестантизме вообще), я часто употреблял местоимения первого лица ("мы", "нас", "наши" и под.), включая и себя в ряды протестантов, что было на момент написания первой работы в известном смысле правдой. Эта особенность оставлена и в данной книге, что, как думаю, придает ей живой стиль и запечатлевает именно тот момент моей жизни, когда я еще как бы по инерции называю себя баптистом и протестантом, но в душе уже окончательно рушатся протестантские извращённые мудрования, вся его система богословствования и всё его мироощущение. Со страниц своей книги я обращаюсь к протестантам как ещё протестант, и говорю им: "вот посмотрите, мы верим и думаем так и так, и убеждены в своей правоте, но как же наша вера соотносится вот с этими библейскими местами, и вот с подобными свидетельствами веры древней Церкви, и вот с такими логическими аргументами, и вот с этими нашими же собственными убеждениями, и т.п.". Таким образом, в книге я обычно отождествляю себя с протестантами, а не с православными, о которых говорю не "мы", а "они", то есть в третьем лице.
Вторая особенность книги заключается в том, в книге я стараюсь разговаривать со своим читателем на простом языке. То есть, при написании книги я всегда старался придерживаться принципа простоты изложения, чтобы прочесть и понять её смог каждый, даже мало подготовленный читатель, кто действительно ищет Истину и спасения своей душе. Для этого, в частности, я часто делаю пояснения, привожу поясняющие примеры из жизни и нередко важнейшие мысли повторяю.
Третья особенность, о которой важно знать моему читателю для лучшего понимания данной книги, заключается в том, что все основные главы в ней, при всех своих особенностях, построены, как правило, по одной простой схеме. В начале главы, перед обсуждением каждой темы или под темы, объясняется, в чем заключается разномыслие протестантов и православных, и на каких основаниях протестанты не согласны с учением или практикой православных. Затем дается православный ответ на эти обвинения на основании
1) Священного Писания;
2) свидетельств веры древней Церкви;
3) логических рассуждений и
4) свидетельств от противного, где это уместно.
Все эти четыре пункта я хочу прокомментировать.

Прежде всего, хочу сказать, что такую схему я вовсе не изобретал: она сама собой явилась в моей душе как не требующая доказательств аксиома. Когда я был в поиске истины и желал разобраться в вопросах веры, то, естественно, мне нужны были принципы, по которым я мог бы определять, что соответствует истине, а что нет. Другими словами, мне нужен был авторитетный источник, по которому я мог бы сверять различные богословские мнения. И, конечно же, для меня как для протестанта такой незыблемый авторитет всегда существовал, это - Библия (по крайней мере, 66 книг, истинность которых признает весь христианский мир). Это, безусловно, для меня был (и есть) первый критерий истинности любого учения. Никакое богословское мнение я ни в коем случае не собирался принимать, если оно не основывалось на Священном Писании или противоречило его букве или духу. Данную позицию не нужно доказывать, ведь она заложена как краеугольный камень в сознании каждого протестанта.
Но если это так, то почему бы на этом нам и не остановиться? Для чего нам нужны еще какие либо другие авторитеты, кроме Библии? Подробному ответу на этот вопрос я посвящаю III-ю часть своей книги "О Священном Писании и Священном Предании". Здесь же скажу кратко, что для меня была сразу очевидна субъективность, в которую можно легко впасть и в которую действительно многие впадают при исследовании Библии. В этой мысли настойчиво убеждает факт существования множества различных христианских конфессий, которые учат по-разному, но основывают свои учения на Священном Писании. Православные, католики, "свидетели Иеговы" и протестанты во всех своих многочисленных разветвлениях основывают свои учения на Библии, но при этом учения их существенно, а во многих вопросах совершенно противоречат друг другу: так как же разобраться и быть уверенным в том, чему на самом деле учит Библия? Быть может, если бы я не проучился три года в ДХУ и не выслушал множества различных богословских мнений, противоречащих друг другу, но в тоже время "прекрасно" согласующихся со Священным Писанием (а при ознакомлении с каждым таким мнением создается именно такое впечатление), то я меньше был бы озадачен проблемой субъективности в исследовании Библии. И тем протестантам, которые не имеют богословского образования или которые мало общаются с представителями других деноминаций, а слушают только проповеди своего пастора, реальность и серьезнейшую значимость этой проблемы порой трудно оценить. Когда баптисты произносят свою излюбленную фразу: "Библия ясно учит (тому или иному)", то многие даже не подозревают, насколько то, что видится им как ясное учение Библии, для других вовсе не кажется ясным; наоборот, им кажется, что Библия ясно учит совершенно противоположному. И главное, что у последних есть не менее, как кажется, веские аргументы так думать, чем у нас…
Но, говоря кратко, хорошо осознавая указанную трудность в выяснении Истины на основании только Библии, я пытался найти какой-то еще вспомогательный авторитетный источник, которому можно было бы доверять; такой источник, о котором не спорят, которому, как и 66-ти каноническим книгам Библии, также доверяют все христианские деноминации, и который мог бы мне помочь в поисках Истины. Существует ли вообще такой источник? Оказывается, существует, и я его для себя выявил. Этот источник - вера и жизнь Церкви первые IV века! Именно здесь мы обнаруживаем еще одну точку единства во всем христианском мире!
Высказанное положение крайне важно, потому подробно обсудим его. Вспомним, как видят историю Церкви православные, католики и протестанты? Православная Церковь полагает, что от Христа и до наших дней она является истинной Церковью. В 1054 г. католики отделились от неё (окончательно) и перестали быть Церковью. Протестанты, отделившись от католиков, тем более не являются Церковью.
Католики, конечно же, считают себя истинной Церковью и думают, что это православные, а не они впали в раскол, и с 1054 г. перестали быть Церковью, а в 1517 г. то же самое случилось с протестантами.
Протестанты же, как правило, думают, что Церковь была истинной до IV века, пока она была в гонениях. Баптистский пастор Павел Рогозин, например, в своей книге "Откуда все это появилось", направленную против Православия и католицизма и очень популярную среди баптистов [Именно по этим двум причинам, - 1) из-за содержания в данной книге многих обвинений в адрес Православия и 2) её популярности среди баптистов, - в дальнейшем я буду не раз на неё ссылаться, чтобы показать, как нагло и откровенно врёт П. Рогозин, которому многие баптисты слепо верят], признает даже, что "вплоть до пятого века церковь христианская была еще сильна верой и истиной" [П.И. Рогозин "Откуда всё это появилось", МАП "Книга", 2 изд, 1993 г, с. 6]. Но после Константина, по общему мнению протестантов, когда Церкви была дана свобода, она постепенно стала впадать в грехи и ереси, пока совсем не отступила от Бога и духовно не умерла. И только в XVI веке Церковь вновь возродилась в лице реформаторов-протестантов.
Не желая предубежденно, "без суда и следствия", отвергать ничью позицию, а ища только точку единства, я увидел, что три главные христианские конфессии, то есть все христиане, фактически сходятся в том, что до IV века (включительно) Церковь была истинной! Таким образом я решил, что для выяснения Истины как ко второстепенному авторитетному источнику (после Священного Писания) можно и нужно обращаться к свидетельствам веры древней Церкви, которая, по мнению подавляющего большинства христиан различных вероисповеданий, точно стояла в Истине.
Да и не только факт всеобщего признания этого периода Церкви истинным, но и сама логика вещей подсказывает, что свидетельства веры древних христианских писателей, особенно тех, которые слышали самих Апостолов или их ближайших учеников, обладают авторитетом. Почему я должен изучать работы европейских реформаторов и их последователей XVI и позднейших веков и верить им, а труды древних христианских писателей, гораздо ближе по времени отстоящих от Христа и Апостолов, оставлять в стороне? Другими словами: почему мы подробно изучаем период реформации, а периодом формации не интересуемся - ведь очевидно, что по самой сути он намного важнее [Мысль о важности изучения именно периода формации, а не реформации, я впервые услышал от моего сокурсника по ДХУ (Андрея Кравцева), которого я очень уважал и который был, на мой взгляд, искренно верующим и самым одаренным из нашего потока, ставшего в последствии преподователем богословия. (Когда в моей душе одна за одной рушились все протестантские позиции, то Андрей был моей последней опорой в деле защиты протестантизма. Именно к нему я поехал задать волнующие меня вопросы надеясь, что может быть он, более умный и образованный чем я, сможет мне на них ответить, но удовлетворительных ответов он мне не смог дать. И это не потому, что у него не хватило эрудиции и образования. Просто честных и праведных ответов протестантизм дать не может душе, искренне ищущей Истину)]! Для нас должно быть приоритетнее и авторитетнее то, во что верили и что утверждали христиане первых веков, особенно самые древние, а не во что верили реформаторы. Поэтому, исследуя вопросы Веры и желая познать Истину, я поставил себе целью после изучения каждого спорного вопроса по Священному Писанию выяснить, как веровала в этом отношении Церковь первых четырех столетий. Труды церковных писателей IV в. я решил включить в свое исследование исходя из простого понимания того, что даже если разделять протестантское убеждение в том, что после получения свободы в 313 г. Церковь отступила от истины и ввела множество ложных догматов, то такое отступление никак не могло произойти вдруг, так что в 312 г. Церковь еще пламенеет духом и умирает за Христа, а в 313 г. находится уже в страшном отступлении, язычестве, идолопоклонстве и т.д. Я изначала понимал и верил, что никакого серьезного отступления в Церкви произойти не могло по крайней мере до тех пор, пока было живо то поколение людей, которые в гонениях веровали во Христа и умирали за Него. По крайней мере, когда я, еще будучи протестантом, читал сочинения церковного учителя и писателя IV в. И. Златоуста, то я всей душой понимал и чувствовал, что это пишет человек в Духе Божием, который живет и дышит пламенной верой и любовью к Богу [Такого же примерно мнения об И. Златоусте, кстати, держатся многие протестанты, в частности - мой отец, баптистский пастор, который сам мне о том свидетельствовал и говорил, что иногда использует работы И. Златоуста в своих проповедях].
И протестанты в основном так и мыслят по этому вопросу, признавая, что церковные писатели и учители IV в. еще стояли в истине. Мы уже упоминали П. Рогозина, признающего, что "вплоть до пятого века церковь христианская была еще сильна верой и истиной". Если из этой фразы можно понять, что по мнению П. Рогозина Церковь стояла в истине только до начала V века, то учебник сравнительного богословия, изданный СЕХБ, этот период стояния Церкви в Истине распространяет и на V век, говоря о периоде до второй половины пятого века как о "наиболее важном в богословском отношении" и о "блестящем полете богословской мысли… до Халкидонского собора" (т.е. до 451 г.), а начавшийся "некоторый упадок" датирует второй половиной V-го века. Подобную мысль высказывает также известный протестантский богослов Алистер Мак-Грат говоря, что "поздний патристический период (с ок. 310 до 451 гг.) можно считать одной из высших точек [Православные, кстати, так же высоко оценивают труды св. отцов IV века, называя его золотым. Так, архиепископ Филарет Гумилевский в своём фундаментальном труде "Историческое учение об отцах церкви" пишет: "…четвёртый век (312-420 г.) резко отличается от всех последующих: это век величайших светил церкви. Государство дало тогда свободу церкви и высокое просвещение открылось как следствие борьбы язычества с христианством; V-ый и VI-ой века были уже учениками и подражателями золотого века просвещения христианского" (стр. XVII)] в истории христианского богословия" (Алистер Мак-Грат, "Введение в христианское богословие", изд. Одесская Богословская Семинария, 1998 г, стр. 19).
Тем не менее, к V веку у протестантов, как правило, нет уже такого доверия [По крайней мере я, в начале своего исследования, будучи еще протестантом, не питал особого доверия к Церкви V века, разве что к блаженному Августину, жившему в IV-V веках. Алистер Мак-Грат, например, пишет об Августине так: "Обращаясь к рассмотрению личности Аврелия Августина… мы сталкиваемся, вероятно, с одним из величайших и влиятельнейших умов всей христианской истории. Привлечённый к христианской вере проповедью епископа Амвросия Медиоланского, Августин пережил драматический опыт обращения…" (стр. 23). Прочтя "Исповедь" блаж. Августина я был так потрясён глубиной, искренностью и величием этой книги, что у меня не осталось ни малейшего сомнения в том, что он был истинным, возрождённым (как любят говорить протестанты) христианином. В этом сможет, я уверен, убедиться любой, кроме, разве что, совершенно мёртвого к восприятию Божьей благодати, кто прочтёт хотя бы несколько страниц его "Исповеди. Поэтому, цитаты из творений блаж. Августина я иногда привожу в своей книге], как к первым четырем, то по этой причине, чтобы не основываться на зыбком для меня основании, V век в своем исследовании я уже почти не брал во внимание, тем более последующие века. И в настоящей книге эта особенность отражена: после свидетельств Библии по каждой теме, где это уместно, приводятся свидетельства веры христианских отцов и учителей первых четырех веков [Свидетельств веры первых трёх веков Церкви в моей книге по некоторым темам приведено меньше, чем свидетельств IV века, и некоторые легкомысленные и неосведомлённые протестанты могут, заметив эту особенность, подумать так: "у отцов Церкви первых трёх веков было меньше отступления от истинной веры, чем у отцов IV-го века, потому и цитат в пользу православных отступлений у ранних писателей находится меньше". На самом же деле, причина тому заключается только в том, что, прежде всего, по причине гонений богословских сочинений первых трёх веков (особенно I-го и II-го) мы имеем во множество раз меньше, чем работ IV-го и дальнейших веков. Веру же проповедуют и утверждают одну и ту же как святые отцы первых веков, так и отцы IV-го века].
И здесь, еще раз забегая наперед, хочу поведать о своем огромном в свое время удивлении. Подходя к исследованию ранней христианской литературы, я был уверен, что она вся будет свидетельствовать в пользу протестантизма; что в ней не может обнаружиться никаких подтверждений современной православной (и, в чем я был полностью уверен, совершенно несуразной и еретической) практики иконопочитания, детокрещения, молитв святым и за усопших, крестного знамения, почитания мощей и всего подобного. И как сильно я поражался, когда по мере прочтения творений ранних учителей Церкви я по всем вопросам обнаруживал ясное и единогласное подтверждение православной, а не протестантской позиции!!!
Мне ясно запомнился один момент такого исследования. Изучив уже немало спорных вопросов и увидев, что древние свидетельства всегда говорят в пользу Православия, я приступил к изучению вопроса о причастии (хлебопреломлении). Я узнал о православной вере в то, что хлеб и вино, которыми причащаются верующие, во время богослужения становятся самим Телом и Кровью Христа [См. разбор этого вопроса в главе "О таинстве Святого Причастия"]. Для меня, как и для всякого протестанта, такое мнение казалось большой нелепостью. Я подумал: "ну неужели и это учение содержала Церковь из начала?" И в этот момент я как-то интуитивно, имея уже некоторый опыт в этом деле, со страхом [Со страхом потому, что такое подтверждение в очередной раз означало для меня то, что мне все-таки придется принять Православие, раз уж я решил найти Истину и принять её, и значит - пойти на многие лишения и скорби] осознал, что непременно обнаружу и в этом вопросе подтверждение Православия. И, уже не удивляясь, я действительно без труда нашел у ранних церковных писателей множество ясных подтверждений именно православной позиции. Становилось очевидным, что Православие ничего в догматике не искажало и не придумывало нового, а только сохраняло и сохраняет до ныне древнюю веру Церкви. Наше же возвращение к вере древней Церкви есть чистейшая иллюзия и страшная, пагубная ложь…

Теперь о третьем пункте, о логических размышлениях и доказательствах.
Мы - христиане, а Христа Ап. Иоанн называет Словом (по греч. логосом, что значит: слово, смысл, разум), откуда и происходит наше понятие о логике. Весь мир сотворен Божьим Логосом очень разумно, и во всем творении мы видим эту великую Божью премудрость: "все соделал Ты премудро" (Пс. 103:24). Именно эту истинную Божественную мудрость я имею в виду, говоря о логике, а не о той мудрости века сего, которую осуждает Ап. Павел (см., напр., 1 Кор. 1:20, 3:19). То есть в Боге и в христианской Вере все в высшей степени разумно, и наша душа, будучи сотворена по образу Божию, страстно желает во всем, тем более в вере, видеть этот логос - т.е. смысл, разумность, обоснованность. Хотя, по причине греховности, в человеке сильно исказился Богом данный логос, разум (учение Христа не всегда кажется людям разумным), тем не менее, мы всегда пытаемся понять смысл и значение христианских догматов и подстроить своё поврежденное мышление под Божественный разум и откровение, и душе легче принимать и твердо держаться таких догматов, смысл которых она глубоко понимает. То есть, нам не только хочется знать, действительно ли Бог есть Троица, но и понимать то, какое это имеет значение. Поэтому, убедившись в истинности того или иного догмата на основании Библии и учения древней Церкви, я всегда старался понять для себя его смысл, его согласованность с другими догматами и увидеть его закономерность и необходимость для христианской жизни и благочестия. С противоположной же стороны, осознав ложность какого либо учения, я желал видеть, действительно ли оно не разумно, противоречиво и какой вред в себе несет. Вот эту разумность православного учения, а также необоснованность и противоречивость протестантских суждений, в чем я полностью убедился, я и постарался показать в каждой главе своей книги.

Остается теперь сказать о свидетельствах от противного.
Дьявол, будучи тварью, далеко отстоит от Создателя и Противника своего в творческих способностях. Кроме того, он одержим страстью ругаться и святотатствовать над всем, что делает Бог. Поэтому, чаще всего он не создает ничего своего, а лишь подражает Богу и делает все то же самое, что и Бог, но только все - в извращенном виде, чтобы была возможность святотатствовать и глумиться над Богом! Бог есть Троица - и сатана создает свою лжетроицу: он сам, антихрист и лжепророк (см. Откр. 16:13); у Бога есть Церковь - и он создал себе свои сатанинские и другие лже-церкви и лже-религии; у Церкви есть Библия - и у дьявола есть своя сатанинская библия и т.д. Из-за этого очень ярко выраженного качества сатаны, его называют в богословии обезьяной Бога [Так именуют дьявола не только в православном богословии. В ДХУ я неоднократно слышал это выражение и от наших преподавателей, а также встречал его в протестантских книгах], по той ассоциации, что обезьяна часто кривляет человека и подражает его манерам. Эта мысль одна из важнейших в демонологии (а также - в антихристологии, так как антихрист ведёт себя точно таким образом, как и отец его диавол). Потому, если хорошо понять и усвоить эту особенность в поведении врага Христова и Его Церкви, то при наличии духовного чутья и способности анализировать дела дьявола (ведь нам должны быть "не безызвестны его умыслы" (2 Кор. 2:12)), мы сможем выявлять ту истину, которую он извращает. То есть, если мы видим, что дьявол (через своих слуг) очень глумиться над чем-либо, то это неспроста: значит, здесь есть что-то такое, что очень ему противно, а значит - истинно и свято! Таким образом, имея дар духовного рассуждения, через анализ действий дьявола, можно познавать истину и утверждаться в ней. Ведь написано, что любящим Бога все (в том числе и козни дьявольские) "содействует ко благу" (Рим. 8:28). Потому, для истинного христианина, размышление над делами дьявола не оскверняет его ("для чистых все чисто" (Тит. 1:1)), а только назидает и укрепляет в вере. Вот такие размышления над делами дьявола с выявлением той истины, которую он искажает, я и называю свидетельствами от противного. Лично для меня, в моем поиске истины, такие свидетельства часто имели очень большую силу и добивали остатки моих сомнений в истинности Православия, когда я понимал, что дьявол неистово искажает и противится Православной Церкви, её таинствам и духовным реалиям, а не нам, протестантам, и в этом жесточайшем противостоянии Бога и Церкви с дьяволом и его слугами, мы остаемся где-то в стороне. И если мы и ведем какую-то духовную брань, то сражаемся мы явно не на стороне Церкви, так как одни из первых её поносим и противостоим ей.

Посвящаю я свой труд, прежде всего, протестантам - моим бывшим единоверцам, тем из них, которым будет интересно узнать о причинах моего обращения в Православие. Очень прошу Вас дочитать мою книгу до конца. Я знаю, что духи обольщения будут придумывать множество поводов, чтобы удержать Вас от чтения этой книги и не позволить Вам впустить в душу столько правды, которую им потом в Вашей душе будет очень трудно подавить ложью, а если Ваша душа и совесть окажутся достаточно чисты, то и совершенно невозможно. В том, что протестанты действительно удерживаются какой-то сверх силой от чтения данной книги, я много раз убеждался, когда узнавал, что по прошествии многих лет после первого издания книги даже мои родители, родные братья и сестры и многие самые близкие родственники и друзья не прочитали ни страницы из моей книги. Хотя, казалось бы, одно только простое любопытство, необычность моего обращения (которое было для них как гром среди ясного неба), а также желание разубедить меня в Православии вернуть в свои ряды должны были бы непременно побудить их к прочтению и "разоблачению" книги. Но нет, дьяволу легче подавить в протестанте и любопытство и желание опровергнуть "заблуждение", чем потом ложью подавлять в душе протестанта столько ясных свидетельств об Истине.
Поэтому, если Вы, уважаемый мой протестантский читатель, действительно уверенны в том, что стоите в Истине, то Вам нечего бояться, ведь проверки боится не Истина, а ложь. Не уподобляйтесь "свидетелям Иеговы", которые из-за боязни разубедиться в своей лжи читают только свою литературу, а другие книги, особенно написанные против них, и в руки брать не желают. Свои книги вы читали и будете читать, но прочтите хотя бы одну православную. Ведь вы живете в стране, где большая часть её жителей, которых Вы стремитесь обратить в свою веру, считает себя православными. Вы же о Православной Вере практически ничего не знаете. Так прочтите мою книгу хотя бы для того, чтобы в общих чертах узнать, во что (и на каком основании) действительно веруют православные и что они отвечают Вам на Ваши обвинения в их адрес.

Свою книгу я посвящаю также сомневающимся, не церковным, но ищущим Истину душам (а также мало церковным православным), кто не примкнул еще к рядам протестантов, но в душе стал колебаться и раздумывать над такой перспективой, так как успел уже подпасть под влияние их обольстительной пропаганды и услышать от них много клеветы в адрес Православия, которая, из-за одностороннего взгляда и незнания православного учения, кажется им очень убедительной и отвращает их от Правой Веры, в которую многие из них были посвящены посредством таинств крещения и миропомазания. Если уж Вы действительно ищите Истину, то справедливости ради, как праведный судья, выслушайте не только одну, но и другую сторону, как написано: "первый в тяжбе своей прав, но приходит соперник его и исследывает его" (Притч. 18:18). Если послушать одних протестантов, то они многим покажутся правыми, но при внимательном рассмотрении их основных противоречащих Православию догматов и верований, вся их ложь и противоречивость с лёгкостью и очевидностью вскрывается. Поэтому, раз уж Вы наслушались протестантских аргументов в свою пользу и против Православия, то тогда выслушайте и их соперников, а уж после того и принимайте окончательное решение - кому верить, а кому нет.
Кроме того, я уверен в Господе, что и моим православным братьям и сестрам, которые, благодарение Богу, вовсе не сомневаются в истинности Православия, эта книга принесет свою пользу. Во-первых, исторически всегда так было, что нападки на Православие со стороны еретиков и борьба с ними православных пастырей и апологетов только пробуждали в православных интерес к духовным вопросам и ревность по Богу, и еще больше укрепляли в их душах истинную Веру. Во-вторых, знание православных ответов на сектантские нападки может оказаться полезным в дискуссиях с протестантами и для утверждения в Вере сомневающихся.
Теперь, с Божьей помощью, рассмотрим те догматы и явления духовной жизни, в которых нет согласия между православными и протестантами, и постараемся понять, в чем заключается истина.

 



 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100