gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная Почему не могу оставаться баптистом

Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом - Глава 15. О Таинстве Причастии

Индекс материала
Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом
Предисловие к переработанному изданию
Предисловие
ЧАСТЬ I. О НАШИХ ОБВИНЕНИЯХ ПРАВОСЛАВНЫХ: НАСКОЛЬКО ОНИ ОБОСНОВАННЫ
Глава 1. О вещественных святынях
Глава 2. О Кресте
Глава 3. Об иконопочитании
Глава 4. О молитвенном общении земной и небесной Церкви
Глава 5. О почитании Девы Марии
Глава 6. О спасении
Глава 7. О монашестве
Глава 8. О постах
Глава 9. О молитвах по молитвослову
Глава 10. О православном Храме и Богослужении
ЧАСТЬ II. О ТАИНСТВАХ ЦЕРКВИ
Глава 12. О таинстве Священства
Глава 13. О таинстве Крещения
Глава 14. О таинстве Миропомазания
Глава 15. О Таинстве Причастии
Глава 16. О Таинстве Исповеди
Глава 17. О таинстве Елепомазания
Глава 18. О таинстве Брака
Часть III. О СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ И СВЯЩЕННОМ ПРЕДАНИИ
Глава 20. О каноне Библии
Обращаются ли протестанты к Православию? Из писем
Все страницы

 

 

[§ 1] Таинство Причастия или Евхаристии является сердцем всего Православия, а евхаристический канон, в ходе которого совершается это Таинство - главной частью Богослужения, ради чего отправляются все остальные службы, которые суть лишь подготовка к ней. Как Пасху православные называют "праздников праздник и торжество из торжеств", так и о Причастии можно сказать, что это есть Таинство Таинств[Евхаристия возвышается над другими таинствами 1) преизбытком таинственности, поскольку при крещении, например, вода не становится Христом, и при миропомазании миро не становится Духом Святым, а Святые Дары Евхаристии претворяются в Тело и Кровь Христовы; 2) преизбытком любви и благодати, ибо здесь Господь предлагает верным вкусить Самого Себя, и наитеснейшим образом соединиться с Ним; 3) тем, что она кроме прочего есть умилостивительная жертва Богу, приносимая за всех - живых и умерших] и Святыня из святынь. По сути, как утверждает Димитрий Чуйков, "Православная Церковь - это Евхаристическая Жертва в окружении прославления Её причащающихся Ею"["Как отличить истинную Церковь от лжецерквей", с. 182]. Поэтому, извращение протестантами столь важного учения коренным образом отделяет их от Церкви.
[§ 2] В чём же заключается различие в учении о Евхаристии между православными и протестантами? Православные веруют, что на их литургии "по освящении хлеба и вина хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое истинное тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось во Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, сидит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую истинную кровь Господа, которая во время страдания Его на кресте излилась за жизнь мира"[Послание восточных патриархов 1723 г.].
Главным же смыслом причащения православные считают полное - духом, душой и телом - причастие (соединение) Христу, когда причастник в полном смысле слова становится Телом Христа (Кол. 1:24), членом "тела Его, от плоти Его и от костей Его" (Еф. 5:30), как пишет о том митр. Владимир: "…приобщаясь Святых Даров, верующие реально входят в таинственное духовно-телесное единение со Христом, вследствие чего и образуют единое Тело (1 Кор. 12:14,20,27), которое есть Церковь Христова…[Блаженнейший митрополит Владимир (Сабодан), "Слова и речи", том 3, изд. Киев, 1997 г., с. 48].
[§ 3] Протестанты же не признают того, что святые дары Евхаристии претворяются в Тело и Кровь Христовы, и считают хлеб и вино "простыми символами"[По выражению П. Рогозина (глава "Евхаристия"), и это - мнение большинства протестантов] Тела и Крови Христа, которые напоминают причастникам о Христе и возбуждают в них веру. Поэтому, смысл протестантского хлебопреломления - вспомнить и поблагодарить Христа за Его страдания.
Итак, протестанты отвергают главное в учении Церкви о Евхаристии и, более того, считают его полным безумием и даже каннибализмом. С этим и другими вопросами относительно Вечери Господней мы и постараемся в данной главе разобраться.
[§ 4] Для начала нужно сказать о слове "евхаристия" (греч. евхаристия), которым наиболее часто православные обозначают Таинство Причастия. Это слово библейское, и означает: благодарение, благодарность, благодарственная молитва, благой дар. Так называется Таинство Тела и Крови Христовых на основании Евангелия (Мф. 26:27; Мк. 14:23; Лк. 22:19) и 1 Кор. 11:24, где сказано, что "Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил…", а также потому, что Таинство Тела и Крови Христовых есть с одной стороны наибольший и совершенный благой дар Божий Церкви (ведь Христос даёт человеку вкушать Самого Себя!), а с другой - наибольший повод для верных благодарить Бога.
[§ 5] Но в наименовании Таинства Причастия благодарением есть и ещё более тонкий и глубокий смысл, который замечательно объясняет митр. Владимир: "Прославить Бога - значит исполнить, совершить Его волю. ''Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить'', - молится Христос Спаситель Богу Отцу перед страданиями (Ин. 17:4). И в Нагорной проповеди Он говорит: ''Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного'' (Мф. 5:16). То есть, по смыслу Священного Писания, сущность прославления, благодарения и хвалы Богу полагается в духовно-нравственном совершенстве человека, в явлении в нем таких качеств, которые бы и вовне выражались в делах, заслуживающих наименования ''света'' (Лк. 11:33-36; Мф. 6:22-23).
Говоря точнее, прославить Бога - явить в себе богоподобную святость (1 Фес. 4:4; Лев. 11:44), быть совершенными, как Отец Небесный (Мф. 5:48). Однако никакое истинно по-христиански богоугодное дело и, тем более, совершенство духа не мыслится в Новом Завете без самого живого соучастия в нем Христа. ''Я есмь лоза, а вы ветви, - говорит Христос; - кто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего'' (Ин. 15:5). Пребывание же во Христе, не просто в нравственном общении с Ним, а в союзе (как ветвь с лозой), Христос поставляет в зависимость от исполнения христианами двух основных условий: вкушения Его Плоти и Крови, а также пребывания в Его любви, то есть верности Его заповедям (Ин. 15:9-10), причём источником последнего мыслится первое. ''Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем; как… я живу Отцем, так и ядущи/pй Меня жить будет Мною'' (Ин. 6:56-57), то есть Моим Духом, Моей любовью и Моей силой. Эта же самая мысль выражена и в текстах наших литургий. Тело и Кровь Христовы здесь - источник оставления грехов, прощения согрешений, общения Духа Святого, наследия Царства Небесного, которое есть ''праведность и мир и радость во Святом Духе'' (Рим. 14:17; Лк. 17:20-21), и залог жизни вечной.
Таким образом, хвалебная жертва христиан в Евхаристии, в своем полном и подлинном значении, есть ни что иное, как само вкушение жертвы Тела и Крови, вернее, те благодатные плоды, которые бывают от вкушения. Вкушение Тела и Крови Христовой поставляется потому в текстах наших литургий целью совершения Евхаристии, так что и само пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь является всего лишь условием к достижению указанной цели. ''Ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит быть закланным и дарованным в пищу верным'', - говорится в одном из литургийных песнопений. ''Верою и любовию приступим, да причастниками жизни вечной будем'', - поётся в другом. Действительно, Богу нужна не столько жертва уст, сколько то, чтобы Сам Христос изобразился в нас (Гал. 4:19), чтобы жизнь Божия обновила наше растленное грехом естество. На этой основе и жертва уст примет достойное содержание"[Блаженнейший митрополит Владимир (Сабодан), "Слова и речи", том 3, изд. Киев, 1997 г., сс. 192-193].
Итак, истинная благодарение и хвала возможна только в том случае, если Сам Христос в нас будет жить и действовать; вселение же Христа в нас происходит главным образом в Таинстве Причастия. Посему, истинное благодарение и достойное прославление Бога возможно только в теснейшей связи с Причастием. Вот поэтому оно и называется Евхаристией.
[§ 6] Но Евхаристию, что интересно знать, Апостолы и отцы Церкви (Климент, Ипполит, Киприан, Златоуст, Василий Великий, Кирилл Иерусалимский, Феодорит, Августин и др.) называли и многими другими словами: вечерею Господнею (1 Кор. 10,17,21), таинственною и божественною; трапезой Господней (1 Кор. 11:20), Христовой, священной, таинственной; таинством алтаря; хлебом Господним, Божиим, небесным, насущным; чашею страшной; таинством чаши; чашей благословения (1 Кор. 10:16); телом Христовым, Господним, спасительным, святым и кровию Христовой честной; причащением, общением; чашею жизни, спасения; тайнами, тайнами святыми, Божественными, страшными, пренебесными; жертвою святою, таинственною, и т.п[См: "Православно-догматическое богословие", том. II, с. 368-369].
[§ 7] Теперь перейдём к главному - к рассмотрению учения Евангелия о Таинстве Причастия. Пространнее и обстоятельнее всего раскрывается данный вопрос в 6-й главе Евангелия от Иоанна, где Христос говорит с иудеями. Прочтём внимательно эту беседу: "27. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог. 28. Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? 29. Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал. 30. На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? 31. Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть. 32. Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. 33. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру. 34. На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб. 35. Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. 36. Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете. 37. Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет; и приходящего ко Мне не изгоню вон, 38. ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца. 39. Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день. 40. Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день. 41. Возроптали на Него Иудеи за то, что Он сказал: Я есмь хлеб, сшедший с небес. 42. И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: я сшел с небес? 43. Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою. 44. Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день. 45. У пророков написано: и будут все научены Богом. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне. 46. Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога; Он видел Отца. 47. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. 48. Я есмь хлеб жизни. 49. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; 50. хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. 51. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. 52. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? 53. Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. 54. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. 55. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. 56. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. 57. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. 58. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек. 59. Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме. 60. Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать? 61. Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? 62. Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? 63. Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь. 64. Но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его. 65. И сказал: для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. 66. С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним".
[§ 8] Прежде всего заметим, что Христос 1) в начале несколько раз называет Себя хлебом жизни, сшедшим с небес (33, 35, 48, 50, 51 ст.), а потом уточняет, называя хлебом и истинной пищей и питием Свои Плоть и Кровь, призывая всех к их вкушению (51-56 ст.), и это вкушение Он теснейшим образом связывает с 2) пребыванием человека в Нём (56-57 ст.) и 3) его воскресением и вечной жизнью (47, 50, 51, 53, 54, 58 ст.), одним словом - с его спасением.
[§ 9] Теперь главный вопрос: можно ли понимать данную речь Христа так, что Он говорил о Своей Плоти и Крови образно, символически, иносказательно, имея в виду веру в Него (и вкушение символов Его Тела и Крови как выражение этой веры), как считают протестанты? Решительно нельзя, и подтверждением тому служат два весомых аргумента.
[§ 10] 1) Для понимания смысла слов Христа следует неприменно обратить внимание на то, как поняли Христа Его слушатели. Известный протестантский пастор Джош Мак-Дауэлл в своей книге "Неоспоримые свидетельства"[Москва, изд. "Соваминко", 1990 г., с. 80] приводит из Евангелия доказательства Божественности Христа. Одно из мест, которые он разбирает - Ин. 10:30, где Христос говорит: "Я и Отец - одно". Здесь автор задаётся вопросом: как понять эти слова - прямо, что Христос есть Бог, или так, что Христос просто в одном союзе с Отцом, как толкуют эти слова расселисты? Автор настаивает, что понимать эти слова нужно только прямо, ибо в этом убеждает нас реакция слушателей! Как поняли Христа слушающие Его иудеи? Они поняли, что Он называет Себя Богом, потому взяли камни, чтобы побить Его за богохульство (Ин. 10:33). Т.е. слушатели Христа посчитали, что Он делает Себя равным Богу, и Спаситель не сказал, что они Его не так поняли, чем подтвердил то, что слушатели уразумели Его слова верно. И действительно, Мак-Дауэлл здесь мыслит совершенно логично и правильно.
[§ 11] Но теперь давайте применим этот принцип к речи Христа о Своих Плоти и Крови и посмотрим, какая была реакция Его слушателей? Вначале иудеи "стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою?", что говорит о том, что они поняли Христа буквально, иначе они не были бы в недоумении. Потом, когда Христос никаким образом не прояснил Свои слова так, чтобы их можно было понять образно - напротив, ещё более конкретно и прямо сказал о вкушении Его Плоти и Крови - иудеи пришли в ещё большее замешательство, говоря: "какие странные слова! кто может это слушать?". То есть, они и дальше продолжали понимать Его буквально. И Христос опять не опроверг их вывода. И в итоге всё закончилось очень драматично: "С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним". И вновь Христос не стал их останавливать и никаким образом не дал понять, что Его слова - образны. То есть, Христа оставили Его ученики именно тогда, когда Он выразил учение о Евхаристии (!), которое в учении Церкви действительно самое таинственное и соблазнительное для людей неверующих и плотских.
Протестантам следует задуматься: если Христос здесь говорил образно, то как мог произойти такой соблазн и такой отход от Христа? Ведь Спаситель часто говорил о Себе приточно, что Он, например, есть виноградная лоза (Ин. 15:1), дверь (Ин. 10:7), путь (Мф. 7:13) и под., но никто из Его слушателей и учеников не смущался этими словами, не говорил "кто может это слушать?" и не отходил от Него из-за этого, потому что все понимали, в каком смысле Он это говорит. А когда Его образную речь не понимали, то Христос имел обыкновение объясняться. Так, когда Никодим понял образные слова Христа о рождении свыше буквально, что нужно войти в утробу матери и вновь родиться, то Христос объяснил, что Он имеет в виду не обычное рождение, а рождение от воды и Духа (Ин. 3:3-5). Когда же Иисус образно назвал иудеев рабами, а они поняли его буквально, то Он также объяснил, что Он имел в виду не обычное порабощение, а рабство греха (Ин. 8:32-34). Или, когда Христос сказал ученикам о пище иносказательно, а Его поняли прямо, то Он тут отвёл их от заблуждения: "Моя пища есть творить волю пославшего Меня и совершить дело Его" (Ин. 4:31-34). Также, когда Спаситель образно сказал о закваске фарисейской, а ученики поняли Его слова буквально, то и здесь Он пояснил, что говорит не хлебе, а об учении фарисеев (Мф. 16:6-12). Подобным образом Господь поступил и в другом случае: "Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер" (Ин. 11:11-14). Здесь же (Ин. 6 гл.), несмотря на то, что Его всё больше и больше не понимают и всё больше соблазняются Его словами, Христос этого не делает. Напротив, всеми Своими словами Он лишь подтверждал то, что Он говорит буквально, а не образно.
[§ 12] Во-первых, после первого недоумения иудеев Он им отвечает: "истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни". Итак, вместо объяснения того, что Он говорит образно, Господь с ещё большей ясностью и прямотою настаивает на Своих словах, прибегнув к выражению "истинно, истинно говорю вам", которое Он употреблял только в случаях произнесения наиважнейших догматов веры.
Во-вторых, после второго недоумения, происшедшего уже в среде Его учеников, "Господь - пишет митр. Макарий - чтобы убедить их в возможности такого чудесного вкушения, указал на другое чудо, на Своё будущее вознесение, на которое Он указывал только в редких случаях, как на самое сильное доказательство своей божественной власти в деле учения и истинности своей проповеди (Ин. 1:50,51; Мф. 26:13,64). "Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?""["Православно-догматическое богословие", том. II, с. 387].
В-третьих, словами "Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие" Христос показывает с одной стороны полную тождественность между одним и другим (то есть, что Его Плоть и Кровь истинно, на самом деле есть пища и питие), а с другой - Он подтверждает, что иудеи действительно поняли Его правильно, что Он говорит о вкушении Своей Плоти и Крови прямо, а не образно. Для объяснения Христос сказал лишь, что слова Его духовны, и могут быть поняты только верой и не плотски, и только теми, кому дано будет от Отца. И Церковь так и понимает учение Христа - буквально-духовно (это понимание и выражено в Её учении о Таинстве Евхаристии), а не буквально-плотски, как иудеи, которые полагали, что Христос призывает их на самом деле кусать и пожирать Его Тело, стоящее перед ними.
[§ 13] Протестанты же настаивают на том, что "как духовно надо понимать слова Христа, сказанные в беседе с самарянкой: "Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную" (Иоан. 4,14), точно так же, иносказательно, надо понимать слова о принятии плоти и крови Христа"[Е. Пушков, "Не смущайся", глава "О причастии"]. Но в том всё и дело, что внимательное изучение слов Христа в их непосредственном контексте никак не позволяют понять Его слова "иносказательно". Ибо когда Христос говорил образно, то никто никогда так не смущался Его слов, и не оставлял следование за Ним.
[§ 14] Можно и с другой стороны взглянуть на этот вопрос, и подумать, чьё - православное или протестантское - учение о Причастии соблазняет не верующих и не духовных людей? Протестантское учение о сём предмете никогда и никого не может соблазнить, ибо что соблазнительного или не понятного в учении о том, что хлеб и вино есть символы Тела и Крови Христа? Ничего, здесь всё просто и всякому понятно. Православное же учение о Евхаристии воистину соблазн для неверующих, на что и жалуется Е. Пушков: "Учение о пресуществлении - великий соблазн для приверженцев других религий"["Не смущайся", глава "О причастии"]. Но Е. Пушков, как и все протестанты, не понимает того, что этот факт говорит не против, а только за Православие, ибо как учение Христа о вкушении Своей Плоти и Крови соблазняло неверующих и плотских людей, так и учение Церкви, если оно тождественно учению Христа, неприменно также должно их соблазнять[Нужно понимать, что соблазны есть отрицательные, полагаемые дьяволом и людьми грешными, которые служат для немощных в вере препятствием для спасения, а есть положительные, установленные Самим Богом для отделения людей верующих от неверующих, плотских от духовных. Так, главнейший Божественный соблазн это Христос, распятый на кресте: "мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие" (1 Кор. 1:23). (Соблазн здесь в том, что человек, распятый позорной смертью, не смогший спасти Самого Себя, есть Спаситель мира). И соблазн этот, естественно, положен Богом, как написано: "вот, полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна" (Рим. 9:33). Также и учение Церкви о Троице - великий соблазн для многих, например, для мусульман и расселистов. Но разве не понятно Е. Пушкову и всем протестантам, что Церковь никоим образом не должна ради прекращения этих соблазнов перестать проповедовать о Христе распятом или о Троице? Вот так и о Таинстве Причастия Она не должна прекращать проповедовать из-за того, что эта проповедь соблазняет плотских людей]! И тот факт, что протестантское учение о Причастии никого из "приверженцев других религий" (то есть людей не верующих, не Христового стада) не соблазняет, говорит не в пользу протестантизма, а является важнейшим доказательством не истинности и не тождественности их учения учению Христа! И против этого протестантам нечего сказать...
И кроме того, что их учение не тождественно учению Христа, протестанты сами принадлежат к той группе учеников Христа, которые соблазнились и отошли от Него! Когда я, приняв Православие, исповедал перед двумя баптистскими пасторами свою веру в пресуществление - каждый высказал свою реакцию. Один сказал, что я закончу в сумасшедшем доме, а другой сказал, что это "каннибализм какой-то". Как это страшно! Ведь сказать: "какие странные слова! кто может это слушать?" и: "это безумие и каннибализм" - по сути, одно и тоже, причём реакция баптистов выражена даже в более кощунственной форме, чем реакция иудеев!
[§ 15] Повторю важнейшую мысль: совершенно ясно должно быть, что как учение Христа о Причастии соблазнило многих, плотских и неверующих, так и учение Церкви о сём предмете должно их соблазнять. Соблазняет же неверующих, по признанию самих протестантов, православное, а не их собственное учение о Причастии, что ясно показывает, что протестантизм провозглашает учение не тождественное Христовому!
[§ 16] Итак, 1) реакция слушателей и учеников Господа, а также 2) поведение и слова Самого Христа ясно показывают, что Он говорил прямо, а не образно!
[§ 17] 2) Вся Церковь со времён Апостолов всегда понимала эти слова Христа только прямо, и никак не образно (подтверждение тому см. ниже, § 30-62).

[§ 18] Теперь проанализируем повествование Евангелия уже не об обещании Христа дать верным вкушать Плоть Свою, а о том, как Он его исполнил: "И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Мф. 26:26-28). Об этом повествуется и в других Евангелиях (Мк. 14:22-24; Лук. 22:19-20). Здесь также необходимо сделать несколько важных замечаний.
[§ 19] 1) Христос на Тайной Вечере, как и в Ин. 6 гл., говорит прямо: "сие есть Тело Мое… сие есть Кровь Моя", а не "сие есть символ (знак, подобие, прообраз) Моего Тела и Крови". Поэтому, так и нужно понимать, прямо и буквально, что как Господь взял хлеб и вино, но после молитвы Он назвал их уже не хлебом и вином, а Своими Телом и Кровью, так и сегодня хлеб и вино, после молитвы священника, есть уже не хлеб и вино, а Тело и Кровь Христа. Посему, право судит Церковь, когда учит, что посредством молитвы священника хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христовы.
[§ 20] 2) "Допустить с вольнодумцами - пишет митр. Макарий - что Господь, говоря ученикам своим: сие есть Тело Мое.., и сие есть Кровь Моя.., хотел собственно выразить мысль: "это есть символ или знак Моего Тела, и это есть символ Моей Крови", не значит ли допустить вместе, что Он неточностью Своего выражения ввёл в заблуждение и Апостолов, и через них всю Церковь, которая… всегда принимала означенные слова в смысле прямом, буквальном, и потому всегда видела в Евхаристии истинное Тело и истинные Кровь Своего Господа, а отнюдь не символы Его Тела и Крови?"["Православно-догматическое богословие", том. II, с. 388-389].
Ведь если протестанты правы, и Христос говорил образно, то получается, что слова Христа поняли неправильно не только иудеи и многие из Его учеников, но и вся Церковь во все века от самого начала (в чём ниже можно будет убедиться), как восточная, так и западная, понимала слова Христа не верно, пока в XVI веке не появились "великие пророки" Лютер, Кальвин и прочие реформаторы, и не объя [§ 2] В чём же заключается различие в учении о Евхаристии между православными и протестантами? Православные веруют, что на их литургии снили истинного значения слов Христа. Зачемкто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего же Христос допустил такое ужасное недоразумение, тем более, если Он хотел донести совершенно простую (с точки зрения протестантов) мысль - о необходимости веровать в Него и символически преломлять хлеб в воспоминание Его ломимого Тела?!
[§ 21] Для лучшего понимания силы данного аргумента приведу хорошо понятный протестантам пример. Расселисты, как известно, отвергают ад и вечные муки нечестивых. Баптисты и другие протестанты (равно как и православные и католики, признающие существование ада) в полемике с ними приводят места Писания, где прямо говорится о вечных муках грешников. Например: "кто поклоняется зверю и образу его… тот будет пить вино ярости Божией… и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем; и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю…"; "а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков" (Откр. 14:9-11; 20:10). Или Лк. 16:19-31, где Христос рассказал историю о богаче и Лазаре, из которой явствует, что душа после смерти продолжает жить, и души нечестивые испытывают мучения, о чём свидетельствуют выражения: "Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках"; "я мучаюсь в пламени сем"; "чтобы и они не пришли в это место мучения", и др. Расселисты на это отвечают: "этими словами образно выражается идея о смерти грешников".
Но тогда возникает два важных вопроса: 1) почему Св. Писание, если Бог желал сказать о том, что души нечестивых обратятся в полное небытие, говорит вместо этого о их вечном мучении? Ведь по мнению расселистов получается, что из-за этих слов подавляющее число христиан всех исповеданий ошибались и ошибаются. Зачем бы Господь соблазнял людей такими "образами", если бы хотел донести простую мысль о полном и безвозвратном уничтожении душ грешников? 2) Если Библия в таких образных выражениях говорит о небытии, то почему никто из расселистов никогда не говорит о своей вере в таких образах, и никогда не расскажет никакую историю в такой манере с использованием подобных соблазнительных выражений, которые использовал Христос в рассказе о Лазаре?
[§ 22] Вот эти логически верные вопросы, котоправо мыслитьрые задают "свидетелям" протестанты, пусть теперь они зададут самим себе по отношению к учению Христа о Своём Теле и Крови. Если Христос хотел сказать о вере в Него, и о вкушении хлеба и вина как символов Его Тела и Крови, то для чего Он сказал об этом так соблазнительно и непонятно? Ведь получается, повторю, что Его слова не правильно поняли не только Его слушатели и многие ученики, но и подавляющее большинство христиан многие века понимали и понимают Его неверно. Зачем Христос так соблазнил людей? Почему о таком важном деле, как Таинство Евхаристии, Он сказал так неточно? 2) Если Христос, имея в виду символическое учение протестантов о хлебопреломлении, объяснился в таких выражениях, то почему протестанты никогда не объясняются подобными словами? Почему они никогда не говорят вслед за Христом: "кто не будет есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, тот не будете иметь в себе жизни"; или: "вкушающий Тело и пиющий Кровь Христову имеет жизнь вечную", и т.п.? Потому, что подобные выражения (как слова Библии о вечных мучениях для расселистов) совершенно не соответствуют протестантской догматике, и произносят их протестанты только тогда, когда цитируют по какому ни будь поводу Ин. 6 гл. Православные же часто и с радостью говорят и пишут о Причастии в подобных словах, ибо их учение о Причастии тождественно учению Христа. Протестанты же как бы не замечают Ин. 6 гл. Я ясно помню, как я удивился, прочтя эту главу уже православными глазами. Мне показалось, что раньше я её вообще не читал (притом, что фактически я читал её много раз) - так вот диавол закрывает глаза протестантам, чтобы им не видеть того, что ему не желательно.
[§ 23] 3) Господь перед Своими страданиями, на Тайной Вечере, по свидетельству Евангелия, сказал, что будет говорить теперь с учениками прямо, а не притчами (Ин. 16:25), что Он и исполнил: "Ученики Его сказали Ему: вот, теперь Ты прямо говоришь, и притчи не говоришь никакой" (Ин. 16:29). И действительно, человеку свойственно открывать свою душу друзьям особенно перед смертью. Поэтому, слова Христа "сие есть Тело мое… сие есть Кровь Моя", сказанные Им после обещания не говорить более с учениками притчами и незадолго перед Своей смертью, нужно понимать буквально, а не "иносказательно", как предлагает Е. Пушков и все протестанты. К тому же, сама важность Таинства Евхаристии, - посредством которого Христос заключил с человеком Новый Завет (!), и которое Он заповедал совершать во все времена до Его Пришествия (Лк. 22:19-20), - требовала самых ясных и буквальных (а не иносказательных, гадательных и двусмысленных слов), какие и используются всегда при заключении важных договоров и соглашений.
[§ 24] 4) Слова Христа "сие есть Кровь Моя Нового Завета" безусловно имеют прямую связь со словами Моисея при заключении Ветхого Завета: "это кровь завета, который заповедал вам Бог" (Евр. 9:20; ср. Исх. 24:8). Моисей же при этом кропил народ настоящей кровью тельцов (Исх. 24:5-6), а не вином, символизирующим эту кровь. Кровь же тельцов прообразовала ничто иное, как Кровь истинного Агнца Божия Иисуса Христа. Поэтому, и Христос, заключая Новый Завет, использовал не символ, а истинную Свою Кровь. И не только кровь ветхозаветных жертв прообразовала Кровь Христа - весь жертвенный телец или агнец был прообразом жертвы Христа. Поэтому, как в Ветхом Завете иудеи вкушали настоящую жертву, а не её символ, так и в Новом Завете Церковь тем более вкушает не символ, а истинные Тело и Кровь Агнца Божия, как пишет о том Димитрий Чуйков:
"Подобно тому, как в Ветхозаветной Церкви Её религиозная жизнь сосредоточивалась на Богослужении Иерусалимского Храма, а вся суть сего Богослужения заключалась в прославлении Единого Господа Иеговы, сотворившего небо и землю, и в принесении Ему бесчисленных умилостивительных жертв, являющихся только символами единой умилостивительной Жертвы Христа, однако же при этом, - обратите особое внимание - и жертвователи и совершители жертвоприношений вкушали не от символа жертвы, а от самой жертвы, - тем более в Церкви Новозаветной, после того, как уже Христос принёс Себя в Жертву умилостивления, и символические жертвы были заменены действительной, - безумно было бы от действительной Жертвы причащаться символически, когда даже от символических жертв причащались действительно"["Как отличить истинную Церковь от лжецерквей", сс. 182-183].
Это - важнейшая параллель в богословском отношении, и важнейшее свидетельство того, что христиане должны вкушать не символ, а истинные Тело и Кровь Христовы.
[§ 25] Теперь остаётся приве/supсти ещё два места из послания к Коринфянам, где ап. Павел говорит о Причастии: "Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба... язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской" (1 Кор. 10:16-21). Здесь ап. Павел прямо говорит, что в Евхаристии христиане приобщаются не символа, а самого Тела и Крови Христовых. Слово "приобщение" (греч. приобщение, койнониа - койнониа) значит также: (со)участие, (со)причастность, общение, связь.
Итак, Апостол учит, что вкушая от Хлеба и пия от Чаши христиане приобщаются, причащаются, становятся частью, сообщаются, соединяются ни с чем иным, как с Самими Телом и Кровью Христовыми, что было бы не возможным, если Святые Дары были бы лишь символами Тела и Крови Христа. Протестанты попросту не задумываются над значением слова "приобщение". Ведь как можно причаститься (приобщиться, соединиться) воды посредством вкушения её символа, например, изображения воды, или посредством простого воспоминания о воде? Чтобы приобщиться воды, нужно испить эту воду, иначе просто нельзя сказать, что человек приобщился воды. Поэтому, никак нельзя через вкушение хлеба и вина приобщаться (соединяться, причащаться) Телу и Крови Христа! Для приобщения Тела Христа нужно вкусить само это Тело, а не его символ.
[§ 26] Протестанты на это скажут: ведь здесь Павел пишет, что мы "все причащаемся от одного хлеба", а не от Тела Христа. Верно, христиане причащаются от одного хлеба, но в Ин. 6 гл. Христос ясно сказал, что Он Сам, Его Плоть и Кровь есть хлеб жизни, что "хлеб Божий есть тот, который сходит с небес". Вот от этого хлеба Божия мы и причащаемся. Ведь ап. Павел объясняет: "один хлеб, и мы многие одно тело"[В этом выражении, безусловно, есть и тот образный смысловой оттенок, что как хлеб состоит из многих зёрен, как и Тело Христа, Церковь, состоит из многих членов. Но это никоим образом не даёт оснований думать, что ап. Павел считал хлеб Евхаристии обычным хлебом]. О каком же одном хлебе и одном теле он говорит? Разве христиане действительно причащаются от одного земного хлеба, и разве они составляют одно земное тело? Нет, для Евхаристии используются многие хлеба, и христиане имеют каждый своё, а не одно на всех тело, но при этом, они причащаются действительно одного Хлеба, Который есть Христос, и составляют во Христе (кстати, прежде всего, именно благодаря Таинству Причастия) одно Тело. Потому древние христиане и называли Евхаристию, как выше мы видели, хлебом Господним, хлебом Божиим, хлебом небесным, хлебом насущным, имея в виду под хлебом самого Христа.
[§ 27] Второе место звучит так: "Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем" (1 Кор. 11:23-29).
Здесь обратим внимание на то, что ап. Павел очередной раз подтверждает, что Христос взял хлеб, но после его благословения назвал его уже Своим Телом. А то, что ап. Павел называет Святые Дары Евхаристии хлебом, что протестанты толкуют, естественно, в том смысле, что эти дары на сам, если бы хотел донести простую мысль о полном и безвозвратном уничтожении душ грешников? 2) Если Библия в таких образных выражениях говорит о небытии, то почему никто из расселистов никогда не говорит о своей вере в таких образах, и никогда не расскажет никакую историю в такой манере с использованием подобных соблазнительных выражений, которые использовал Христос в рассказе о Лазаре?ом деле есть просто хлеб, а никакое не Тело Христа, то выше было уже объяснено, в каком смысле ап. Павел называет Причастие хлебом. Он имеет в виду Тело Христово, а не обычный хлеб, иначе он не мог бы назвать его "единым хлебом". Потому он и в данном отрывке (1 Кор. 11:23-29) говорит сначала об обычном хлебе (одном из многих), который взял Христос, а потом говорит уже о "хлебе сем", о едином хлебе, хлебе жизни, который есть Тело Христа.
И очень важно заметить, что Апостол, три раза сказав о вкушении от "хлеба сего" (ибо он имел возможность назвать Тело Христово хлебом, поскольку Сам Христос назвал Себя так), ни разу не сказал о питии вина, а только о питии "из чаши сей". Если бы ап. Павел думал, что христиане в Причастии пьют вино, а не Кровь Христа, то он мог бы прямо сказать: "когда вы едите хлеб сей и пьете вино сие". Но Апостол не употребил такого выражения в том числе и потому, что не считал содержимое чаши вином, а назвать Кровь Христа вином, как Плоть - хлебом, он не мог, поскольку хлебом Христос назвал Себя, а вином нет. Одним словом, факт именования ап. Павлом Причастия "хлебом сим" не даёт протестантам никакого основания думать, что ап. Павел считал, что Святые Дары Причастия и после молитвы остаются хлебом и вином, а не становятся Телом Христовым.
[§ 28] Более того, в данном тексте есть ясное указание на то, что хлеб Евхаристии есть истинное Тело Христа. Апостол говорит: "Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем". Протестанты, как правило, понимают это место так, что во время хлебопреломления (той части служения, когда пастор читает соответствующие места Писания и говорит об этом проповедь, что является у протестантов подобием православного евхаристического канона) нужно рассуждать (размышлять, вспоминать) о Теле Господнем, то есть Его страданиях. Это верно, но греческое слово размышлять, видеть различие (разницу), отличать, судить, рассуждать, оценивать, разбираться, выносить решение (диакрино), которое здесь использовано, значит не только "размышлять", но и: видеть различие (разницу), отличать, судить, рассуждать, оценивать, разбираться, выносить решение.
Итак, рассуждать о Теле Господнем это не просто размышлять о нём, вспоминать, представлять его, а отличать его, или же судить, как судит судья: он рассуждает о деле подсудимого в том смысле, что оценивает, хороши его дела или плохи, и насколько. Вот так и христианин должен рассуждать о Теле Христовом, оценивать его величайшую ценность и святость и отличать его от обычного хлеба! Таким образом, мысль ап. Павла такова: кто есть от хлеба сего и пьет из чаши сей не рассуждая о Теле Господнем (т.е., не только не размышляя, но и не различая, что ест и пьёт не простой хлеб и вино, а Тело и Кровь Христовы), тот ест и пьёт осуждение себе. Потому ап. Павел и говорит, что таковой будет виновен именно "против Тела и Крови Господней", как поправший такую великую святыню. Вот в таком смысле и нужно рассуждать (размышлять, судить, оценивать, отличать, видеть разницу) о Теле Господнем.
[§ 29] Итак, рассмотрение учения Нового Завета о Евхаристии говорит нам в пользу реального, а не символического Причастия. Так же, и никак иначе, понимала этот вопрос вся Церковь с самого начала, чему мы находим множество свидетельств. Познакомимся с некоторыми из них.
[§ 30] В древнейшей литургии св. апостола Иакова содержится молитва: "Посему (т.е. по заповеди Христовой: сие творите в Мое воспоминание) и мы грешные, поминая Его животворящие страдания, спасительный крест…, приносим Тебе, Владыко, сию страшную и бескровную жертву, молясь… Помилуй нас, Боже, по великой Твоей милости, и ниспошли на нас и на предлежащие дары сии Святаго Твоего Духа, Господа животворящего, сопрестольного Тебе Богу Отцу и единородному Твоему Сыну, соцарствующего, единосущного, совечного…, - сего всесвятаго Твоего Духа, Владыко, ниспошли на нас и предлежащие дары сии, дабы, пришед, святым, и благим, и славным Своим наитием, освятил хлеб сей и сотворил святым телом Христа Твоего, и чашу сию - честною кровию Христа Твоего"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том. II, с. 381].
[§ 31] В "Постановлениях Апостольских" также записан чин (последовательность) молитв при Богослужении (литургии). В известный момент "первосвященнику" (епископу) предписано молиться следующим образом: "…Вспоминая так страдания Его и смерть и из мертвых востание и на небеса возшествие и будущее Его второе пришествие, в которое грядет со славою и силою судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его, приносим Тебе, Царю и Богу, по Его чиноположению, хлеб сей и чашу сию, благодаря Тебя Им за то, что Ты сподобил нас стоять пред Тобою и священствовать Тебе. И молимся Тебе, Вседовольный Бог, воззри милостиво на предлежащие пред Тобою дары сии, благоволи о них в честь Христа Твоего, и ниспошли на жертву сию Святаго Духа Твоего, свидетеля страданий Господа Иисуса, да сотворит хлеб сей телом Христа Твоего, и чашу сию - кровью Христа Твоего, дабы причащающиеся этого утвердились в благочестии, получили оставление грехов, избавились от диавола и лести его, исполнились Духа Святого, достойны были Христа Твоего, получили жизнь вечную, по примирении их с Тобою, Владыка Вседержитель"[Книга 8, п. 12].
[§ 32] Подобные молитвы находятся не только в литургиях Апостольских Постановлений и ап. Иакова, но и во всех древних литургиях, на что обращает внимание митр. Макарий: "Во всех древних литургиях, начиная с литургии св. апостола Иакова, и употребляющихся не только в Церкви православной, но и в обществах не православных, как то: у несториан, евтихиан, армян, сирийцев-яковитов и в Церкви римской, находится молитва к Богу Отцу пред освящением св. даров, чтобы Он преложил, применил, претворил Духом Святым хлеб в честное тело И. Христа, а вино в честную кровь Его. Такое полное согласие всех древних литургий и в столько важном предмете учения о таинстве Евхаристии неоспоримо свидетельствует, что таково именно было предание Апостольское о сем предмете, и так всегда веровала о сем св. кафолическая Церковь"["Православно-догматическое богословие", том II, с. 397].
[§ 33] Св. Игнатий Богоносец († 107 г.) в послании к Смирнской Церкви (гл. 7) писал: "Они (еретики докеты) удаляются от евхаристии и молитвы, потому что не исповедуют с нами, что евхаристия есть плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, та плоть, которая страдала за нас и которую Отец воскресил по Своей благости".
[§ 34] Послание к Римлянам (гл. 7): "Хлеба Божия желаю, хлеба небесного, хлеба жизни, который есть плоть Иисуса Христа Сына Божия, родившегося в последнее время от семени Давидова и Авраама". Итак, в понимании св. Игнатия св. Причастие есть хлеб жизни, хлеб небесный, хлеб Божий, плоть Иисуса Христа! Это чуждо для протестантов, как чужда им вообще вся вера древней апостольской Церкви! Т.е., вера св. Игнатия и Иоанна Богослова, который и наставил его в этой вере, чужда протестантам: как же они при этом утверждают, что они проповедуют истину и вернулись к вере древних христиан?
[§ 35] Так же и в послании к Ефесянам (гл. 20) он призывает верных повиноваться "епископу и пресвитерству в совершенном единомыслии, преломляя один хлеб, это врачевство бессмертия, не только предохраняющее от смерти, но и дарующее жизнь во Иисусе Христе".
Заметим: никто из протестантов не думает, что причастие есть врачевство бессмертия, дарующее жизнь во Христе, что вполне логично, ибо как символ может спасать от смерти и даровать жизнь вечную? Но если понимать причастие по православному, как и понимал его св. Игнатий, то всё очень понятно: вкушение святого и бессмертного Тела и Крови Христовых (единого хлеба, который есть Христос) действительно спасает дарует человеку жизнь вечную, ибо его спасение - в соединении (причастии) со Христом, что и происходит в Таинстве Приобщения.
[§ 36] К Филадельфийцам (гл. 4) св. мученик писал также: "Итак, старайтесь иметь только одну евхаристию. Ибо одна плоть Господа нашего Иисуса Христа и одна чаша в единение Крови Его, один жертвенник, как и один епископ с пресвитером и дьяконами, со служителями моими, дабы все, что делаете, делали вы о Боге".
Опять же, св. Игнатий говорит, что чаша есть единение Крови Его: то есть, причащаясь из чаши верные соединяются (причащаются) самой Крови Христа, а не её символа.
[§ 37] Св. Иустин Мученик (104-166 гг.), называемый ещё Философом по своему образованию и потому, что, обретя истинную веру, стал путешествовать в философской мантии с проповедью христианства, показывая его превосходство над языческой религией и философией. Так вот, в 1-й свой Апологии (п. 66) он пишет о Причастии:
"Пища эта у нас называется Евхаристиею (благодарением), и никому другому не позволяется участвовать в ней, как только тому, кто верует в истину учения нашего и омылся омовением в оставление грехов и в возрождение, и живет так, как предал Христос. Ибо мы принимаем это не как простой хлеб, и не как простое питие: но как Христос, Спаситель наш, Словом Божьим воплотился и имел плоть и кровь для спасения нашего, таким же образом пища эта, над которой совершено благодарение через молитву слова Его, и от которой через уподобление получает питание наша кровь и плоть, есть - как мы научены - плоть и кровь того воплотившегося Иисуса. Ибо апостолы в написанных ими сказаниях, которые называются Евангелиями, предали, что им было так заповедано: Иисус взял хлеб и благодарил и сказал: "сие творите в Мое воспоминание, это есть тело Мое"; подобным образом Он взял чашу и благодарил и сказал: "это есть кровь Моя", и подал им одним".
Очень важно здесь знать, что св. Иустин в данной своей Апологии имел цель защитить христиан от клеветы в том, что они едят человеческое мясо. И если бы первые христиане веровали по протестантски, что хлеб и вино есть только символы Тела и Крови Христовых, то св. Иустин непременно бы сказал об этом, и более того, с[Е. Пушков, делал бы на этом факте акцент, отводя с христиан всякое подозрение. Но он ничего не говорит о символе, а совершенно ясно и не двусмысленно подтверждает, что хлеб и вино после церковной молитвы действительно становятся не обыкновенной пищей, а телом и кровью самого воплотившегося Иисуса!
Таким образом, св. Иустин не отрекается от того, что христиане действительно вкушают Тело и Кровь Христа, но показывает, что это не имеет никакого отношения к невежественным обвинениям их в каннибализме - в убийстве людей и кровавом пожирании их плоти. Важно также, что св. Иустин высказывает императору не личное своё понимание этого вопроса, а веру всей древней Церкви, говоря, что так веровать они были научены, разумеется, Апостолами. Какие же есть причины не верить словам ревностного проповедника, исповедника и мученика Христова, жившего так близко к Апостолам?
[§ 38] Св. Ириней Лионский († 202 г.) в своей апологетической книге "Против ересей" опровергал учение еретиков, отрицавших воскресение плоти. И главным его аргументом было то общепринятое, хорошо известное и не оспариваемое, в том числе и этими еретиками, учение Церкви о Евхаристии - именно о том, что христиане причащаются истинного Тела и Крови Христовых. Вот как он рассуждал:
"Каким же образом они (еретики) могут говорить, что тот хлеб, над которым совершено благодарение, есть тело их Господа и чаша есть кровь Его, когда утверждают, что Он Сам не есть Сын Творца мира..? Еще, каким образом они говорят, что плоть подвергается истлению и не участвует в жизни, - плоть, которая питается от тела и крови Господа? Пусть они или переменят мнение свое или перестанут приносит названные (вещи). Наше же учение согласно с Евхаристиею, и Евхаристия в свою очередь подтверждает учение (о воскресении плоти). Ибо мы приносим Ему то, что Его, последовательно возвещая общение и единство плоти и духа. Ибо как хлеб от земли, после призывания над ним Бога, не есть уже обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из двух вещей из земного и небесного; так и тела наши, принимая Евхаристию, не суть уже тленные, имея надежду воскресения"[Книга 4, гл. 18, п. 4-5].
[§ 39] В другой книге св. Ириней развивает ту же мысль: "Безрассудны вовсе те, которые презирают устроение Божие и отрицают спасение плоти, и отвергают ее возрождение (т.е. воскресение), говоря, что она не участвует в нетлении. Но если не спасется она, то значит и Господь не искупил нас Своею кровью, и чаша Евхаристии не есть общение крови Его, и хлеб, нами преломляемый, не есть общение тела Его. Ибо кровь может исходить только из жил и плоти и прочего, что составляет сущность человека, которою истинно сделалось Слово Божие и искупило нас Своею кровью, как Апостол Его говорит: "в Нем мы имеет искупление кровью Его и прощение грехов" (Кол. 1:14)... (чашу) Он назвал Своею кровью, от которой Он орошает нашу кровь, и хлеб от творения исповедал Своим телом, которым укрепляет наши тела. Когда же чаша растворенная и приготовленный хлеб принимают Слово Божие и делаются Евхаристиею тела и крови Христа, от которых укрепляется и поддерживается существо нашей плоти; то как они (еретики) говорят, что плоть не причастна дара Божия, т.е. жизни вечной, - плоть, которая питается телом и кровью Господа и есть член Его? И св. Павел в послании к Ефесянам говорит: "потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его" (Еф. 5:30), - говоря ото не о каком-либо духовном и невидимом человеке, - ибо "дух ни костей, ни плоти не имеет" (Лк. 24:39), - но об устроении истинного человека, состоящем из плоти, нерв и костей, и эта плоть питается от чаши Его, которая есть кровь Его, и растет от хлеба, который есть тело Его… (хлеб и вино) принимая слово Божие становится Евхаристиею, которое есть тело и кровь Христова; так и питаемые от нее тела наши, погребенные в земле и разложившиеся в ней, в свое время восстанут…"[Против ересей, книга 5, гл. 2, п. 2-3].
[§ 40] Итак, св. Ириней со всей ясностью и недвусмысленностью выявляет веру древней Церкви в то, что вкушая дары Евхаристии верные причащаются Самого истинного Тела и Крови Христовых, а не их символа! И суть его аргумента против еретиков, не веровавших в воскресение плоти, такова: наши тела неприменно воскреснут, поскольку в Евхаристии мы питаемся бессмертным Телом и Кровью Христовыми, которые и являются залогом нашего воскресения! Подобным образом всегда мыслила вся Церковь, например, св. Игнатий (см. § 35).
[§ 41] Св. Ипполит Римский (170-235 гг.), имея в виду замечательное пророчество о Евхаристии (Притч. 9:1-6), которое было приведено и растолковано во введении ко II части настоящей книги, пишет: "Премудрость (Христос) приготовила честное и непорочное Тело Свое и Кровь, которые на таинственной и Божественной трапезе ежедневно приносятся в жертву"[Цит. по: В. Экземплярский, "Библейское и святоотеческое учение о сущности священства", изд. "Пролог" 2007 г., с. 108].
[§ 42] А также: "Пусть каждый стремится к тому, чтобы язычник не вкушал от Евхаристии, также ни мышь, ни другое животное, и чтобы ничто не упало и не погибло от нее. Ибо это - Тело Христово для вкушения верующим, и оно не должно быть пренебрегаемо. Благословляя чашу во имя Божие, ты принял ее как вместообразное Крови Христа. Поэтому не проливайте, чтобы вследствие твоего пренебрежения не слизнул бы это чуждый дух. Ты будешь судим за Кровь, как тот, кто презрел то, что искуплено"[Апостольское предание, гл. 37-38].
Св. Ипполит, без сомнения, признавал Причастие истинным Телом и Кровью Христовыми. Здесь нужно прокомментировать слово "вместообразное". Оно до сих пор употребляется в Православии, когда говорится 1) о хлебе и вине до их освящения на литургии; 2) о том, что Тело и Кровь Христовы христиане принимают под видом (т.е. под внешним видом) хлеба и вина. То есть, Господь преподаёт нам Свои истинные Тело и Кровь, но под видом хлеба и вина, ради человеческой немощи, которая, во-первых, не может вкушать плоть и кровь в их обычном виде, а во-вторых, не может вынести славы и сияния прославленной Плоти Христа. Поэтому христиане вкушают Тело и Кровь Христа под видом хлеба и вина. Это не должно нас удивлять, поскольку для Бога нет ничего невозможного, и для Него не трудно претворить хлеб и вино в Тело и Кровь Христа, в тоже самое время оставив их (для чувств человека) в виде хлеба и вина.
Св. Иоанн Златоуст писал: "Или ты не знаешь, что души человеческие никогда не могли бы перенести огня этой жертвы, но все совершенно погибли бы, если бы не было великой помощи Божественной благодати"[Шесть слов о священстве]. Т.е., если бы эта жертва, Тело и Кровь Христа, даровалась бы христианам в их истинном, славном небесном виде, то никто бы этого не вынес, и помощь Бога заключается как раз в том, что Тело и Кровь Христовы скрыты для верных п († 107 г.) в послании к Смирнской Церкви (гл. 7) писал: од видом хлеба и вина.
[§ 43] Макарий Магнис, иерусалимский пресвитер, († 266 г.): "(В Евхаристии) не образ тела и не образ крови, как некоторые ослепленные возглашали, но воистину тело и кровь Христова"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 391].
[§ 44] Ориген (II-III в.) последовательный аллегорист в толковании Писания, тем не менее, Причастие понимает не символически-алегорически-иносказательно, как протестанты, а буквально: "...мы с благодарением за полученные блага и с молитвою вкушаем принесенные хлебы, соделавшиеся чрез молитву Телом Святым…"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том. II, с. 382].
[§ 45] На Первом Вселенском Никейском Соборе (325 г.) Церковь, обличив Ария и его ересь, исповедала также Свою Веру в отношении Таинства Причастия: "на Божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенный хлеб и чашу, но возвышаясь умом, должны верою разуметь, что на священной трапезе лежит Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира (Иоан. 1, 29), приносимый в жертву священниками, и, истинно приемля честное Тело и Кровь Его, должны веровать, что это знамение нашего воскресения".
Св. Собор говорит здесь о необходимости "верою разуметь, что на священной трапезе лежит Агнец Божий", т.е. понимать, осознавать, различать, что на священной трапезе лежит не простой хлеб, а Сам Агнец Божий. По сути, это лишь повторение мысли ап. Павла о необходимости рассуждать о Теле Господнем, о чём выше говорилось (§ 28).
[§ 46] Св. Кирилл Иерусалимский (IV в.): "Хлеб и вино Евхаристии, прежде святого призывания поклоняемой Троицы, были простыми хлебом и вином; по совершении же призывания хлеб соделывается (соделывается) телом Христовым, а вино - кровию Христовою"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 382]; "Хлеб в Евхаристии, по призывании Святого Духа, не есть более простой хлеб, но тело Христово"[Тайноводственное поучение третье, п. 3]; "Видимый хлеб не хлеб, хотя и ощутителен вкусу, но Тело Христово; и видимое вино есть не вино, хотя и подтверждает то вкус, но кровь Христова"[Тайноводственное поучение четвёртое, п. 9].
[§ 47] А также: "После сего (т.е. на Богослужении после Серафимской песни) освятив себя духовными сими песнями, молим человеколюбца Бога, да ниспошлёт Святаго Духа на предлежащие дары, да сотворит хлеб - телом Христовым, а вино - кровью Христовой"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, сс. 382-383].
[§ 48] И ещё одно пространное и совершенно ясное поучение св. Кирилла о Причастии: "Даже одно cиe блаженного Павла учение довольно к тому, чтобы удостоверить вас о Божественных тайнах, коих удостаиваясь, вы соделались Христу стелесными (единотелесными) и скровными (единокровными). Ибо теперь вопиял Апостол: что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблаго [§ 32] Подобные молитвы находятся не только в литургиях Апостольских Постановлений и ап. Иакова, но и во всех древних литургиях, на что обращает внимание митр. Макарий: дарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое (1 Кор. 11: 23-24). И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя (Мф. 26:27). А когда Сам (Христос) объявил и сказал о хлебе: cиe есть тело Мое, после сего кто уже осмелится не веровать? И когда Сам уверил и сказал о чаше: сия есть кровь Моя, кто тогда усомнится и скажет, что cиe не кровь Его?
[§ 49] Он в Кане Галилейской некогда воду претворил в вино (Ин. 2:1,10), сходное с кровию: и не достоин ли веры (Христос), когда вино в кровь прелагает (прелагает)? Если зван быв на брак телесный, совершил Он cиe преславное чудо: не паче ли сынам брачным (Мф. 9:15) даровав Свое тело и кровь Свою в наслаждение, требует исповедания нашего.
[§ 50] Вот по этой причине со всякою уверенностью примем cиe, как тело и кровь Христову. Ибо во образе хлеба дается тебе тело, а во образе вина дается тебе кровь, дабы приобщившись тела и крови Христа, соделался ты Ему стелесным и скровным. Ибо таким образом бываем и Христоносцами, когда тело и кровь Его сообщится нашим членам. Так, по словам блаженного Петра, соделаемся причастниками Божеского естества (2 Пет. 1:4).
[§ 51] Некогда Христос, беседуя, говорил к иудеям: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6:53). Они же не духовно услышав реченное, но соблазнившись, отошли (Ин. 6:61-62,66), думая, что к плотоядению склоняет их…
[§ 52] Итак, хлеб и вино (в Евхаристии) не/em разумей простыми: ибо оные тело суть и кровь Христова, по изречению Владыки. Ибо хотя чувство тебе и представляет cиe, но вера да утверждает тебя. Не по вкусу рассуждай о вещи, но от веры будь известен без coмнения, что ты сподобился тела и крови Христовых"[Тайноводственное поучение четвёртое, п. 1-6].
[§ 53] Следующая цитата: "Не по одному только настроению, состоящему в душевном расположении, будет пребывать в нас Христос, как говорит Он (Ин. 6:56), но и по причастию, конечно, природному. Как если кто, соединив один воск с другим и расплавив на огне, делает из обоих нечто единое, так через приобщение Тела Христова и Честной Крови Он Сам в нас, и мы, со своей стороны, в Нем соединяемся. Ведь иначе было бы невозможно, чтобы подвергшееся тлению стало способным к оживотворению, если бы оно не сочеталось телесно с Телом Того, кто есть жизнь по природе, то есть Единородного"[Толкование на Ев. Иоанна, кн. 10 гл. 2].
Здесь св. Кирилл не только выражает свою веру в реальность причащения Тела и Крови Христовых, но и объясняет богословский, онтологический смысл Евхаристии - природное, телесное соединение со Христом, что делает тело способным к воскресению.
[§ 54] Приведу последний отрывок из творений св. Кирилла относительно Таинства Причастия, наиболее важный и авторитетный, ибо он изначала был написан против ересиарха Нестория от имени всего александрийского Собора и впоследствии единодушно одобрен Третьим Вселенским Собором. Вот что писал св. Кирилл:
"возвещая смерть по плоти единородного Сына Божия, т.е. Иисуса Христа, и исповедуя воскресение Его и вознесение на небеса, мы совершаем в церквах безкровное жертвоприношение, и таким образом приступаем к благословенным тайнам и освящаемся, причащаясь святаго тела и честной крови Спасителя всех нас - Христа, и принимая не как обыкновенную плоть, - да не будет, - и не как плоть человека, освящённого и соединившегося со Словом по единству достоинства (как учил Несторий), но как воистину животворящее и собственное тело Самого Слова. Ибо Он (Христос), как Бог, будучи жизнью по естеству, когда стал едино с собственной плотию, то соделал её животворящею. И потому, хотя Он говорит нам: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, однако мы должны почитать её не за плоть человека, во всём подобного нам (каким бы образом плоть человека по природе своей могла быть животворящею?), но воистину за собственную плоть Того, Который соделался и назван сыном человеческим"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 395].
[§ 55] Св. Иоанн Златоуст (IV в.) говорил о Евхаристии: "Столь многие ныне говорят: желал бы я видеть лицо Христа, образ, одежду, сапоги! Вот ты видишь Его, прикасаешься к Нему, вкушаешь Его. Ты желаешь видеть Его, а Он дает не только видеть Себя, но и касаться, и вкушать, и принимать внутрь… Итак берегись, чтобы и тебе не сделаться виновным против Тела и Крови Христовых. Они (распявшие Христа) умертвили всесвятое Тело; а ты принимаешь оное (т.е. "всесвятое Тело") нечистою душою после таких благодеяний. Ибо не довольно было для Него того, что Он сделался человеком…, но Он ещё сообщает Себя Самого нам, и не только верою, но и самим делом соделывает нас Своим Телом. Сколь же чист должен быть тот, кто наслаждается сею жертвою! Сколь чище всех лучей солнечных должны быть - рука, раздробляющая сию плоть, уста, наполняемые духовным огнём, язык, обагряемый страшною кровию! Помысли, какой чести ты удостоин? Какою наслаждаешься трапезою? На что с трепетом взирают Ангелы и не смеют воззреть без страха, по причине сияния, отсюда исходящего, тем мы питаемся, с тем сообщаемся и делаемся одним телом и одной плона Божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенный хлеб и чашу, но возвышаясь умом, должны верою разуметь, что на священной трапезе лежит Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира (Иоан. 1, 29), приносимый в жертву священниками, и, тью со Христом. "Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его" (Пс. 105, 2)? Какой пастырь питает овец собственными членами? Но что я говорю, пастырь? Часто бывают такие матери, которые новорождённых младенцев отдают другим кормилицам. Но Христос не потерпел сего. Он питает нас собственною Кровию и через сие соединяет нас с Собою"[Беседы на Евангелие от Матфея, беседа 82].
[§ 56] И в другом месте: "Чем делаются причащающиеся? Телом Христовым, не многими телами, а одним телом… Так мы соединяемся друг с другом и со Христом. Ибо мы питаемся не один одним, другой другим, но все одним и тем же Телом"[Цит. по: В. Экземплярский, "Библейское и святоотеческое учение о сущности священства", изд. "Пролог" 2007 г., сс. 117-118].
[§ 57] А также: "Пусть никто не имеет внутри себя злых помыслов, но очистит ум; мы приступаем к чистой жертве - сделаем же душу свою святою, чтобы получить пользу от этой трапезы, потому что ты приступаешь к страшной и святой жертве…, предлежит закланный Христос". "Когда ты видишь Господа, закланного и предложенного, священника, предстоящего этой жертве и молящегося… то думаешь ли, что ты… стоишь на земле, а не переносишься тотчас на небеса?.. Сидящий горе с Отцом в этот час объемлется руками всех и даёт Себя осязать и воспринимать всем желающим"[Цит. по: В. Экземплярский, "Библейское и святоотеческое учение о сущности священства", изд. "Пролог" 2007 г., с. 112].
[§ 58] А вот выдержки из молитв св. И. Златоуста, которые вошли в состав молитвослова в раздел "Последование ко Святому Причащению" и читаемые православными христианами во время приготовления ко Причастию: "Но да будет мне угль пресвятаго Твоего Тела и честной Твоей Крови, во освящение и просвещение, и здравие смиренной моей души и тела: молитвами пречистой Твоей Матери, умных Твоих служителей и святых сил, и всех святых, от века Тебе благоугодивших, неосужденно благоволи принять мне святое и пречистое Тело Твое и честную Кровь во исцеление души и тела и во очищение лукавых моих помышлений... Не достоин я, Владыко Господи, чтобы Ты вошёл под кров души моей: но поскольку хочешь как Человеколюбец жить во мне, дерзая приступаю (ко Причастию)".
Здесь св. И. Златоуст ясно понимает, что он будет вкушать не просто хлеб, не символ, а Самого Христа. В другой молитве ко причащению (произносимой и поныне священником непосредственно перед причащением) сей вселенский учитель говорит: "Верую, Господи, и исповедую, что Ты есть во истину Христос, Сын Бога живаго, пришедший в мир грешных спасти, из которых я первый. Еще верую, что сие есть пречистое Тело Твое, и сие есть сама честная Кровь Твоя...".
[§ 59] Св. Василий Великий (IV в.) понимал причастие так же, как и св. И. Златоуст. Его молитва пред святым причастием вошла в тот же раздел молитвослова, и в ней есть такие слова: "...очисти меня от всякой скверны плоти и духа и научи меня совершать святыню в страхе Твоем, … да святынь Твоих часть приемля, соединюсь святому Телу Твоему и Крови и буду иметь Тебя во мне живущего и пребывающего… Знаю, Господи, что недостойно причащаюсь Твоего Тела и честной Твоей Крови, и виновен есть…, но на щедроты Твоя дерзая прихожу к Тебе сказавшему: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем".
[§ 60] Св. Ефрем Сирин (IV в.): "Причащайся пречистого тела Владыки с полною верою, несомненно зная, что ты всецело вкушаешь самаго Агнца"; "Тело Господа новым способом соединяется с нашими телами, и чистейшая кровь Его вливается в наши жилы: весь Он вселяется во всех нас по благости Своей"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 400].
[§ 61] Св. Амвросий по причастию, конечно, природномуМедиоланский (IV в.): "Мы всякий раз, когда принимаем тайны, которые через таинство священной молитвы преобразуются (transfigurantur) в плоть и кровь, возвещаем смерть Господню".
А также: "Покажем, что сие не то, что природа образовала, но то, что благословение освятило, и что сила благословения более, нежели сила природы: ибо благословением и сама природа изменяется (mutatur)"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 398].
А также: "Если и простому народу, то есть мирянам, без омовения одежд воспрещалось прежде (в Ветхом Завете) приступать к жертве своей, бывшей только прообразом высочайшей жертвы прообразуемой, то нам ли ныне, пастырям стада Христова, с нечистым сердцем и нечистым тел; так и тела наши, принимая Евхаристию, не суть уже тленные, имея надежду воскресенияом являться пред жертвенником Самого Господа, недостойно совершать на нём высочайшее Таинство истинной Жертвы, принесённой Иисусом Христом за грехи всего мира? Воздевать руки пред престолом Божиим и молиться за души, врученные нашему смотрению, не очистив и не отрезвив себя всецело?"[Цит. по: В. Экземплярский, "Библейское и святоотеческое учение о сущности священства", изд. "Пролог" 2007 г., сс. 113-114]. (О христианских жертвенниках и жертве будет сказано дальше, в § 79-84).
И ещё: "И это тело, которое мы совершаем, есть от Девы: зачем спрашиваешь здесь о порядке естества в теле Христовом, когда свыше естества сам Господь родился от Девы? Истинна была плоть Христа, которая распята, которая погребена; следовательно, воистину сие есть таинство той самой плоти"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 393].
[§ 62] Св. Григорий Нисский (IV в.): "По истине думаю и верую, что и ныне хлеб, освящаемый словом Бодиим, претворяется (претворяется) в тело Бога Слова"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, с. 398].
[§ 63] Подобных цитат можно привести ещё множество. То, что Церковь от начала и во все времена веровала в реальность, а не символичность Причащения - очевидно, о чём совершено справедливо свидетельствовал Седьмой Вселенский Собор:
"никто из труб Духа, т.е. св. Апостолов и достославных отцев наших, безкровную жертву нашу, совершающуюся в воспоминание страдания Бога нашего и всего домостроительства Его, не называл образом тела Его. Ибо они не принимали от Господа так говорить и возвещать, а слышали Его благовествующего: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни; также: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем; и еще: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.., а не сказал: приимите, ядите образ Тела Моего… Итак ясно, что ни Господь, ни Апостолы, ни Отцы бескровную жертву, приносимую священниками, никогда не называли образом, но самим Телом и самой Кровию. И хотя прежде, нежели совершится освящение, некоторым из св. Отцов казалось благочестивым называть сие вместообразными; но по освящении они суть Тело и Кровь Христовы, и так веруются"[Цит. по: "Православно-догматическое богословие", том II, сс. 395-396].
[§ 64] Итак, мы ясно могли увидеть, что Христос, Апостолы и вся древняя Церковь учили тому, что св. Дары есть истинное Тело и Кровь Христовы, а не их символы.

Теперь хочу сделать несколько существенных и имеющих важное отношение к Евхаристии замечаний.
[§ 65] 1) В связи с рассмотрением вышеприведенных библейских и исторических свидетельств, важно ответить на вопрос: почему протестанты всё же противятся учению Церкви о Евхаристии? Ответ прост: они отвергли это учение всё по той же причине, по которой они отвергают все вообще Таинства, о чём говорилось в предыдущих трёх главах. Причина эта - отвержение Церкви и Её необходимости для спасения человека. Главная ересь протестантизма, для утверждения которой и создал его дьявол, есть идея личного, а не соборного спасения, и нужна эта идея для того, чтобы оторвать человека от Единой Истинной и Спасительной Церкви, через которую Христос определил совершать спасение людей. Главный догмат протестантизма такой: человек спасается верой во Христа как Своего Спасителя (не зависимо от Церкви, не благодаря Ей, не через Неё). И под этот уже главный тезис подгоняется всё остальное, и отсекается всё, что ему не соответствует.
Учение же о реальности Причастия совершенно противоречит этому тезису, ибо, во-первых, оно утверждает необходимость для спасения не только одной "веры во Христа как личного Спасителя", но и Причастия; во-вторых, это учение устраняет идею личного спасения не зависимо от Церкви, ибо поскольку для спасения необходимо причастие, а причащаюсь я через священника, то моё спасение определённо зависит от Церкви и совершается при Её участии и посредстве. Но именно эту истину и не желает знать протестанты. Потому они и сделали причастие простым символом, вкушение которого не спасает и не соединяет протестанта со Христом (он ведь и так уже спасён через одну веру). Именно ложная идея личного спасения, не зависящего от Таинств Церкви, которая (идея) была совершенно чужда древней Церкви, и является главной причиной отвержения протестантами Таинства Причастия (и других Таинств).
[§ 66] Ко второстепенной причине отвержения протестантами реальности Причастия можно отнести тот факт, что реформаторы формировали свои взгляды на Западе, в эпоху "Возрождения", которая стала уделять большое значение рациональному (научному) объяснению мира и отвергать всякую мистику и чудеса. Именно в эту эпоху стал зарождаться атеизм и безверие, в результате чего явились такие атеистические философы как Вольтер, Дидро и Руссо. И когда в духе своей эпохи реформаторы стали переосмысливать Таинство Причастия, то они и решили, что никакого чуда и пресуществления здесь быть не может, и что хлеб и вино нужно считать просто символами Тела и Крови Христа.
[§ 67] Итак, учение о символическом причастии продиктовано отнюдь не истиной и не Священным Писанием, а 1) непобедимым желанием протестантизма утвердить догмат личного спасения без Церкви (и оправдать само своё существование в качестве Церкви), и 2) духом рационализма.
[§ 68] 2) Следует обратить внимание также на важную тенденцию в извращении сектами Таинства Причастия по мере удаления их от Церкви и отделения одних деноминаций от других. Так, 1) католики, отпав от единой Церкви, сохранили веру в пресуществление, но мирянам стали преподавать Тело Христово[У католиков, после их отпадения от Церкви в XI веке, в действительности нет Таинства Причастия, нет пресуществления, нет Тела Христа; их причастие только мнимое, но я говорю здесь не об этом, а о том, как веруют сами католики] только под одним видом хлеба. От католиков отошли 2) лютеране, которые хотя и стали причащать своих членов под обоими видами, хлеба и вина, но извратили саму суть учения о Причастии и стали признавать только частичное пресуществление, т.е., что Христос "соприсутствуют евхаристическому strongхлебу, находясь в нём, с ним и под его видом", как учил Лютер. От лютеран в свою очередь отошло 3) множество других течений протестантизма, которые ещё больше извратили учение о Евхаристии: они совсем отвергли учение Евангелия и древней Церкви о реальном причащении Тела и Крови Христа и стали учить о причащении символическом. Затем от протестантов (в частности - от субботников), отошли 4) последователи Рассела, именующие себя "свидетелями Иеговы", которые извратили учение о Таинстве Причастия до немыслимого безобразия: они даже символически не причащаются[По учению расселистов, участвовать в хлебопреломлении могут только 144000 избранных, которые родились до 1914 года. С течением времени расселиты несколько раз переносили указанный год, но и при этом "причащается" у них один из тысячи], а только проносят хлеб и вино мимо рта! Всё это отнюдь не случайность! Таинство Причастия есть верх Богословия и предел Богообщения, и, очевидно, чем ниже падает секта с этой вершины, тем сильнее она искажает и учение о Евхаристии. Об этой тенденции, в виду величайшей её важности, очевидности и неслучайности, я прошу своего читателя, особенно протестанта, задуматься!
[§ 69] 3) 1 Ин. 5:6 содержит важнейшую истину в отношении Таинств Крещения, Миропомазания и Причастия: "Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию" - этот стих уже приводился в 13-й главе, где я обращал внимание читателя на различие между "приходивший" и "пришедший". Приходивший это тот, кто пришёл и уже ушёл. Пришедший же это тот, кто пришёл и остался. Тот же глагол в той же форме использует ап. Иоанн и в 2 Ин. 7: "Христа, пришедшего во плоти". Так вот, Христос есть не приходивший, а пришедший - водою, кровию (и плотию) и Духом, ибо Он остался в этом мире в воде Крещения, в Духе Святом и Плоти и Крови Причастия. Потому эти три Таинства и являются важнейшими в Православии, ибо через них верующие соединяются со Христом. Итак, Христос пришёл в этот мир (и до сих пор остаётся) Плотью и Кровью. Плоть и Кровь Христа действительно пребывает в Его Церкви, по крайней мере, в двух видах: в Храмах на престолах в дарохранительницах, и в телах и жилах причащающихся в Евхаристии. Где же Плоть и Кровь Христова у протестантов? Как Христос пришёл и остался Плотью и Кровию Своею для них? Никак! А поскольку у протестантов нет Христа во плоти и крови, то они и не Церковь!
[§ 70] 4) В протестантском отношении к хлебопреломлению легко заметить явное противоречие. Сначала они решительно отвергают, что хлеб и вино Евхаристии становятся Телом и Кровью Христа, доказывая, что это лишь "простые символы". Затем, вкушая эти символы, они силятся оказать великое благоговение к ним: они осторожно принимают их, трепетно с молитвой вкушают их, стараясь, чтобы ни одна крошка хлеба не упала и ни одна капля вина не пролилась. Такое отношение, как точно замечает Димитрий Чуйков, граничит "с идолопоклонством, потому что… секты стараются благоговеть перед хлебом и вином своих "евхаристий"; они усердствуют почтить просто хлеб и просто вино как Плоть и Кровь Христовы, сами того не замечая, что богохульствуют, в некоторой схожести с теми, кто почитает творение вместо Творца"["Как отличить истинную Церковь от лжецерквей", с. 174].
И если вспомнить то, что протестанты не признают способность материи освящаться и освящать; что у них нет святых мест и святынь вообще, как и самого этого понятия; что они считают почтение материальных святынь идолопоклонством, в чём постоянно обвиняют Церковь (этой теме была посвящена 1-я глава), то вопрос: "почему и на каком основании они так благоговеют перед хлебом и вином, если это не Тело и Кровь Христа?" остаётся без ответа.

Теперь рассмотрим возражения протестантов против учения Церкви о Таинстве Евхаристии и, отвечая на них, заодно уясним некоторые важные подробности сего спасительнейшего догмата.
[§ 71] Возражение 1. Е. Пушков пишет: "…литургию с пресуществлением… придумали как чудодейственное спасающее средство, которое не соответствует евангельскому учению о спасении по вере (Рим. 1, 17), благодатью (Еф. 2, 8)"["Не смущайся", глава "О причастии"].
[§ 72] Учение о Причастии находится в полном соответствии с учением о вере, ибо Причастие спасает только при условии веры. Как вера приводит человека ко Крещению, которым он спасается (об этом говорилось в гл. 13), так вера приводит человека к Причастию, и только в этом случае оно спасает человека. Причастие является "чудодейственным спасающим средством" только для истинно верующих. Неверующих же оно не только не спасает, но губит и убивает (см. 1 Кор. 11:30). Не спасение, а великое осуждение примут те, кто приступал к Причастию без веры, рассуждения, благоговения и страха Божия!
[§ 73] В такой же полной мере учение о Причастии соответствует и учению о благодати. Само слово "Евхаристия", как уже было сказано, значит кроме прочего "благой дар", иначе - "благодать", ибо в этом Таинстве Господь даёт человеку вкушать Самого Себя и всем своим существом соединяться с Ним. Поэтому, спасение через Причастие это и есть в высшем смысле спасение по благодати, ибо Причастие есть наибольший дар Божьей благодати, которой человек и спасается!
[§ 74] Не православные, а протестанты не веруют Христу (Его словам: "сие есть Тело Мое") и учению Церкви (внушенное Ей Духом Святым) о Причастии, и не принимают спасительную Божью благодать, даруемую Им через Его Церковь в Таинстве Евхаристии: более того, высмеивают эту благодать, ругаются ей, и вместо причащения в Церкви совершают свои кощунственные хлебопреломления. Здесь парадокс: протестанты, так много говорящие о спасении по вере, погибают именно по своему неверию, в частности - в Таинство Причастия; так сильно настаивающие на спасении по благодати, погибают именно из-за отвержения благодати, в частности - спасительнейшей и величайшей благодати Причастия!
[§ 75] Возражение 2. Вечеря Господня это воспоминание о Христе, как сказал Сам Господь. Поэтому, совершая хлебопреломление, и нужно вспоминать о Христе и Его страданиях, а не придумывать странные идеи о пресуществлении.
[§ 76] Во-первых, православные совершенно не спорят с тем, что Евхаристия совершается в воспоминание Спасителя и Его страданий. Так, проскомидия[Проскомидия значит: приношение. Это первая часть литургии, когда приносится хлеб и вино и совершается, посредством молитв и различный священнодействий, подготовка к собственно литургии], с которой начинается литургия, начинается со слов: "В воспоминание Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа", повторяемых трижды, и дальше вся проскомидия словами и символическими действиями изображает страдания Христа. И потом, на евхаристическом каноне (главной части литургии), в молитвах священника вспоминаются различные моменты жизни и страдания Христа. Например: "Благообразный Иосиф (Аримафейский), с древа сняв пречистое тело Твое, плащаницею чистой с благовониями обвив, в гробнице новой положил. Во гробе - плотью, в аде - душою, как Бог, в раю же с разбойником, и на престоле Ты был, Христос, со Отцем и Духом, всё наполняющий, Неописуемый".
Или: "С этими блаженными (ангельскими) Силами и мы, Владыка Человеколюбец, взываем и глаголем: Свят Ты и пресвят: Ты, и единородный Твой Сын, и Дух Твой Святой. Свят Ты и пресвят, и величественна Слава Твоя. Ты, Кто мир Твой так возлюбил, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Он же, придя и весь замысел о нас исполнив, в ту ночь, в которую был предаваем, а вернее - Сам Себя предавал за жизнь мира, взяв хлеб в Свои святые, и пречистые, и непорочные руки, возблагодарив и благословив, освятив, преломив, дал святым Своим ученикам и апостолам, сказав: приимите, ядите: сие есть Тело Мое, за вас ломимое во оставление грехов, аминь. Также и чашу после вечери, глаголя: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов, аминь. Воспоминая же эту спасительную заповедь и все, ради нас совершившееся: крест, гроб, воскресение на третий день, на небеса восхождение, по правую руку сидение, второе и славное пришествие вновь", и пр.
[§ 77] Во-вторых, литургия и совершаемое на неё Таинство Евхаристии является не в обычном только смысле является воспоминанием, но и в смысле самом высшем, Божественном. И вот что имеется под этим в виду: "На обычном языке людей, - пишет митр. Владимир, - "воспоминать" - значит делать в память кого-то или чего-то и, собственно, воспроизводить в памяти минувшее. Но не так на языке Священного Писания. "Воспоминать" здесь - не только субъективно, абстрактно, но и объективно, реально восстанавливать сущность того, что имело место в прошлом, или даже, можно сказать, воспоминать - здесь значит делать явным то, что существует уже само по себе, но не выявлено в действии, не обнаружено. Когда, например, в Сарепте Сидонской умер сын у вдовы, в доме которой остановился пророк Илия, то та объяснила смерть сына как наказание ей за грехи её в прошлом, которые восстановил пред Богом пророк своим посещением её дома: "Ты пришёл ко мне, - говорит она Илии, - напомнить грехи мои и умертвить сына моего" (3 Цар. 17:18). О ветхозаветных жертвах в послании к евреям говорится, что ими "каждогодно напоминается о грехах, ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи" (Евр. 10:3-4). О молитвах и милостынях благочестивого сотника Корнилия также говорится в книге Деяний апостольских, что они "пришли на память пред Богом" (Деян. 10:4). Очевидно, что и воспоминание евхаристическое нужно понимать в таком же смысле, то есть в смысле реального воспроизведения того, что уже совершено"[Блаженнейший митрополит Владимир (Сабодан), "Слова и речи", том 3, изд. Киев, 1997 г., сс. 189-190].
[§ 78] Другим словами это можно выразить так. Человек, воспоминая кого-то или что-то, не может реализовать, сделать полностью реальным своё воспоминание; т.е. он не может сделать своё воспоминание полностью тождественным воспоминаемому. Например, сын, которого вспоминает мать - реальнее, чем её воспоминание. У Бога же всё не так. Если Он что-либо вспоминает, то в силу Его совершенства воспоминание Его такое же реальное, как и то, о чём Он вспоминает. Потому, когда разбойник на кресте "сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!", то Господь ответил: "ныне же будешь со Мною в раю" (Лк. 23:42-43), ибо для Господа помнить человека это тоже самое, что иметь его перед собой в реальности. Потому на православной панихиде умершим постоянно произносят пожелание: "вечная память", понимая то, что если Господь будет вечно помнить человека в Своём Царстве, то это значит, что сам тот человек будет находится с Ним, ибо памятование Божие - тождественно реальности, о которой Он помнит. Вот поэтому, когда верные в Евхаристии творят воспоминание Христа, то это их воспоминание силою Божией в реальности становится Тем, о Ком они творят воспоминание, как пишет о том Димитрий Чуйков: "Приведенное Христово повеление (''сие творите в Моё воспоминание'') имеет и более глубокий смысл. Так как слова: "сие творите…" означают: "совершайте подобные Вечери, претворяя на них благословением Божиим хлеб и вино в Мои Плоть и Кровь", то отсюда должно разуметь, что таким образом обеспечивается совершенное достижение цели названного повеления, то есть - осуществление совершенного воспоминания Христа, а именно такого воспоминания, при котором само воспоминание, в известный момент, достигает абсолютного тождества по отношению к Воспоминаемому"["Как отличить истинную Церковь от лжецерквей", сс. 172-173].
Хотя человек не Бог и его воспоминание не может стать, как у Бога, реальностью, но поскольку Евхаристия есть величайшее Таинство, совершаемое по воле Христа и Его силою; поскольку литургия в Церкви "Божественная", то такое воспоминание, свойственное только Богу, становится доступным и для человека! То есть, в Евхаристии верным дано так вспоминать Христа, что их воспоминание становится реальностью - Сам Христос, со Своим Телом и Кровью, приходит к верным и даёт им Себя в пищу. Вот поэтому Евхаристия и называется Таинством Таинств, ибо подобного никогда с людьми на земле (и с Ангелами на небе) и ни в каком другом Таинстве не происходит.
Таким образом, Евхаристия в Церкви и в обычном и сверхъестественном смысле совершается не иначе как в воспоминание Христа.
[§ 79] Возражение 3. П. Рогозин пишет: "Учение о пресуществлении, связанное с идеей приношения бескровной жертвы за грехи тех, кто участвует в причащении, полностью отрицает единократное искупление грехов, единократной жертвы Иисуса Христа"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"]. Подобное говорит и Е. Пушков: "Литургия, подразумевая ежедневное приношение Христа в жертву под видом хлеба и вина, в корне противоречит Священному Писанию: "Христос вошел не в рукотворенное святилище... не для того, чтобы многократно приносить Себя... иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира. Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею (Евр. 9, 24-26)"["Не смущайся", глава "О причастии"].
[§ 80] Когда Церковь совершает бескровную жертву, то это не значит, что Христос каждый раз вновь действительно страдает и умирает (потому, собственно, евхаристическая жертва и называется бескровной). Все эти бескровные жертвы есть продолжение единожды принесённой Христом жертвы, есть та же единая жертва, которая как бы приходит на протяжении всех веков в каждое собрание верных, совершающих её воспоминание и желающиemх сделаться её причастниками.
Иначе говоря: Христос однажды,. (О христианских жертвенниках и жертве будет сказано дальше, в § 79-84). примерно в 33-м году I-го века, в одном месте, около Иерусалима на горе Голгофе, умер и принёс Себя в жертву во искупление человека. Благодаря этой жертве и вкушению от неё, человек спасается, о чём прямо и ясно учил Христос (Ин. 6 гл.).  Но как верующим, живущим в разные времена и в разных странах, вкусить от именно той самой жертвы и сделаться её причастниками? И не менее важный вопрос: как вообще можно причаститься этой жертвы, т.е. каким образом можно вкусить плоть Сына Человеческого и испить крови Его? Вот для того, чтобы это всё стало для человека возможным, Господь и устроил всё так, что, во-первых, преподаёт нам Себя, пренепорочного Агнца, под видом хлеба и вина, и, во-вторых, сделал возможным для верных посредством молитвы и совершения литургии призывать и переносить к себе на жертвенник ту же самую, единую, вечную, страшную и святую жертву.
Таким образом, бескровных жертв совершается множество, но при этом, жертва всегда одна, единожды принесенная, как говорил о том св. Иоанн Златоуст: "Христос не ограничил жертвы пределом времени"; "Первосвященник наш принёс жертву, очищающую нас; ту же жертву, которая была принесена, приносим и мы ныне. И эта жертва одна, а не многие… мы всегда Того же приносим; не ныне одну овцу, а завтра - другую, но всегда того же Агнца, следовательно, одна и жертва"; "Никто не должен приступать иначе к первой и иначе к последней (жертве). Одна в них сила, одно достоинство, одна благодать, одно и то же тело"[Цит. по: Блаженнейший митрополит Владимир Сабодан, "Слова и речи", том 3, изд. Киев, 1997 г., сс. 188-189].
[§ 81] Протестанты, несмотря на великую мудрость и глубину православного понимания жертвы Христа, несмотря так сказать на очевидность Божественного Логоса данной идей, всё же не хотят ничего об этом знать. Но тогда у меня есть к вам вопрос. Ап. Павел пишет: "Мы имеем жертвенник, от которого не имеют права питаться служащие скинии" (Евр. 13:11). Для православных эти слова предельно понятны. У них в алтаре действительно находится жертвенник, на котором совершается бескровная жертва. У вас, протестанты, где у вас есть жертвенник? Это тот стол, на котором вы совершаете своё хлебопреломление? Но какую жертву вы на нём приносите, и почему никто никогда не называет и не назовёт его жертвенником?/strong А что ап. Павел говорит здесь прежде всего прямо подтверждает тот факт, что у древнейших христиан, в местах их собраний (во-первых - в катакомбах) находят каменные жертвенники.
Кроме того, о христианских жертвенниках и принесении бескровной жертвы с самой древности постоянно упоминается у церковных писателей, например:
в литургии ап. Иакова: "приносим Тебе, Владыко, сию страшную и бескровную жертву";
в литургии "Апостольских Поста, ибо в этом Таинстве Господь даёт человеку вкушать Самого Себя и всем своим существом соединяться с Ним. Поэтому, спасение через Причастие это и есть в высшем смысле спасение по благодати, ибо новлений": "ниспошли на жертву сию Святаго Духа Твоего";
у св. Игнатия Богоносца: "одна плоть Господа нашего Иисуса Христа и одна чаша в единение Крови Его, один жертвенник";
у св. Афинагора, христианского аполemогета II-го века: "Ему нужно приносить жертву бескровную и служение разумное"[Прошение о христианах, п. 13];
у св. Ипполита Римского: "непорочное Тело Свое и Кровь, которые на таинственной и Божественной трапезе ежедневно приносятся в жертву";
у св. Иоанна Златоуста: "души человеческие никогда не могли бы перенести огня этой жертвы", "мы приступаем к чистой жертве… ты приступаешь к страшной и святой жертве", "когда ты видишь Господа, закланного и предложенного, священника, предстоящего этой жертве и молящегося", "сколь же чист должен быть тот, кто наслаждается сею жертвою";
в постановлениях I Вселенского Собора: "на священной трапезе лежит Агнец Божий… приносимый в жертву священниками";
у св. Амвросия: "нам ли ныне, пастырям стада Христова, с нечистым сердцем и нечистым телом являться пред жертвенником Самого Господа, недостойно совершать на нём высочайшее Таинство истинной Жертвы";
у св. Кирилла Иерусалимского: "мы совершаем в церквах безкровное жертвоприношение" и т.д. - эти цитаты приводились выше (§ 30-61).
Я ещё раз хочу спросить протестантов: о каких жертвенниках и жертвах говорят ап. Павел и вся древняя Церковь, и где и на чём у вас приносится бескровная жертва? Совершенно очевидно: нет у вас ни жертвенника, ни бескровной жертвы, посему вера ваша это не вера апостольская, не вера древней Церкви!  [§ 82] Предсказание о принесении бескровной жертвы Церковь усматривает ещё у пророка Малахии 1:11: "Ибо от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф". В Толковой Библии (под ред. Лапухина) этот стих комментируется так: "Согласно с большинством отцов Церкви, мы видим здесь предуказание на утверждение истинного Богопочтения в Церкви Христовой и истинного Богослужения.
Кроме того, многие отцы и учители Церкви видели здесь пророчество об установлении таинства Евхаристии". В пример приведу одного из древних отцов, св. Иринея Лионского, который Мал. 1:11 напрямую связывал с Евхаристией: "Еще, давая наставление Своим ученикам приносить Богу начатки сотворенного Им, не потому, чтобы Он нуждался, но чтобы сами они не были бесплодны и неблагодарны, взял из сотворенного хлеб и благодарил и сказал: ''это есть тело Мое'' (Мф. 26.27). Подобно и чашу из окружающего нас творения Он исповедал Своею кровью и научил новому приношению Нового Завета, которое Церковь, приняв от Апостолов, во всем мире приносит Богу, дающему нам пищу, начатки Его даров в Новом Завете. Об этом один из 12 пророков Малахия так предсказал: ''нет у Меня благоволения к вам, говорит Господь всемогущий, я не приму жертвы от рук ваших. Ибо от востока солнца до запада имя Мое прославляется между народами, и во всяком месте фимиам и чистая жертва приносится имени Моему, потому что имя Мое велико между народами, говорит Господь всемогущий'', чрез это весьма ясно показывая, что прежний народ (иудейский) перестанет делать приношения Богу, но во всяком месте будет приноситься Ему жертва и притом чистая, и Его имя прославляется между народами"[Против ересей, книга 4, глава 17, п. 5]. Разумные умозаключения о пророчестве Малахии делает и митр. Макарий: "Здесь, очевидно, речь о жертве новой, чистой, Богоугодной, повсеместной. Какая же это жертва? Нельзя, без сомнения, разуметь под нею жертв иудейских, к которым ясно выражается здесь же не благоволemение Божие, и которые приносились только в определённом месте; ни тем более - жертв языческих, которые ни в каком смысле, по духу всего Писания, не могут быть названы чистыми и Богоугодными. Нельзя разуметь и жертвы духовной, о какой говорит Псалмопевец (Пс. 50, 19): потому что такого рода жертвы и прежде всегда приносили Богу люди добрые, благочестивые[Пс. 50:19: "Жертва Богу - дух сокрушенный". К таким жертвам относятся и другие духовные жертвы, например, "жертва хвалы" (Евр. 13:15). Но и не о ней (прежде всего) пророчествует Малахия, ибо и она приносилась и прежде ветхозаветными святыми. Точнее сказать, данное пророчество имеет в виду (во-вторых) и духовные жертвы христиан, как жертвы новые в том смысле, что в новозаветном качестве (в Духе Пятидесятницы, в Духе Церкви) эти жертвы не приносились Богу в Ветхом Завете, ибо Духа Святого, живущего в человеке и производящего в Нём хвалу, благодарение и всякое "хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 2:13) у ветхозаветного человека не было (об этом говорилось в предыдущей главе). Но и эти духовные жертвы, как было объяснено (§ 5), теснейшим образом, неразрывно связаны в Новом Завете с вкушением Плоти и Крови Христа, т.е. с жертвой евхаристической], - между тем в пророчестве предрекается о жертве новой, какой следовательно прежде не было, о жертве видимой или внешней, которая противопоставляется иудейским жертвам и имеет заменить их собою. Нельзя даже разуметь ту чистейшую Богоугодную жертву, которую принёс на кресте Господь Спаситель за грехи всего мира: потому что жертва сия принесена в одном месте, на Голгофе, - а Пророк предрекает о жертве чистой, которая будет приносится на всяком месте. Остаётся, вслед за св. Отцами, разуметь под этою жертвою собственно святейшую Евхаристию, как жертву, по-истине, новую (1 Кор. 11:25-26), жертву чистую и Богоугодную, которая приносится на всяком месте"["Православно-догматическое богословие", том. II, сс. 416-417].
[§ 83] Итак, на ком же исполняется пророчество Малахии, на протестантах или православных? Церковь с самой древности имела жертвенники, на которых во всяком месте приносила Богу чистую бескровную жертву (и фимиам). Протестанты такой жертвы не приносят (и фимиама тоже), и даже, как правило, не знают о ней, и с трудом даже понимают, о чём идет речь. Поэтому, не они являются Церковью, не о них пророчествовал Малахия, не их появления чаял Господь!
[§ 84] Итак, принесение бескровной жертвы ни коим образом не противоречит единократному принесению Христом Себя в жертву: напротив, бескровная жертва: 1) предсказана в Библии; 2) всегда совершалась древней Церковью и 3) тождественна жертве Христа и является лишь её продолжением и распространением во времени и пространстве.
[§ 85] Возражение 4. П. Рогозин говорит: "Чтобы убедиться в том, что хлеб и вино не пресуществляются, или не меняют своей сущности и остаются теми же, какими были и до молитвы священника, нет нужды в сложных химических анализах. Вкус хлеба и запах вина до молитвы о пресуществлении и после сохраняются"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"]. Ему вторит и Е. Пушков: "У каждого человека есть зрение, обоняние и вкус, и каждый может убедиться, что никакого пресуществления хлеба и вина после молитвы священника не происходит"["Не смущайся", глава "О причастии"].
[§ 86] Таинство Евхаристии подобно таинству воплощения: "великая благочестия тайна: Бог явился во плоти" (1 Тим. 3:16). Как Божество Христа было скрыто для глаз человеческих под Его плотью, так и Тело и Кровь Христа в Евхаристии сокрыты под видом хлеба и вина. Ведь вопросы, которые ставят о Таинстве Причастия П. Рогозин и Е. Пушков с такой же справедливостью можно задать и о тайне Боговоплощения, и сказать, что Христос никакой не Бог, ибо все чувства людей, видевших Его, ясно указывали на то, что перед ними человек, а не Бог, и что для убеждения в этом не было даже "нужды в сложных химических анализах". Почему протестанты так не говорят? Потому что в этом случае они полагаются на веру, а не на человеческие чувства, зная, что Бог силен творить великие чудеса, и легко мог скрыть Свою Божественность под видом человеческого тела. Поэтому, как видевшие Христа и уверовавшие в Него, хотя плотскими своими очами видели перед собой человека, но очами духовными прозревали в Нём Бога, так и истинные христиане, хотя плотскими очами видят перед собой хлеб и вино (в чём уверяют их и другие органы чувств), но очами духовными они зрят Христа, "ибо мы ходим верою, а не видением" (2 Кор. 5:7).
[§ 87] Интересна и другая параллель между тайной Боговоплощения и тайной Причастия. Во время Своей жизни Христос, в подтверждение Своей Божественности, однажды для троих избранных учеников в Преображении явил Свою истинную славу, да и то, отнюдь не во всей её силе, а постольку, поскольку они могли её воспринять[Как воспевает Церковь (в тропаре на Преображение): "Преобразился Ты на горе, Христе Боже, показавший учеником Твоим славу Твою "якоже можаху…", т.е., настолько, насколько они могли её увидеть] и не умереть, "потому что человек н/emе может увидеть Меня и остаться в живых" (Исх. 33:20). Вот так и в подтверждение истинности пресуществления Господь несколько раз некоторым избранным являл истинный вид Своих Тела и Крови, хотя и не во всей силе, ибо человек не мог бы вынести всей славы сияния прославленного Тела Христа.
Один из таких случаев, ставших широко известным, произошел в городе Ланчано в Италии в VIII веке (когда западная Церковь была ещё в единстве со Вселенской Церковью) в Храме св. Лонгина[Лонгином звали сотника, пронзившего Христа копьём. По свидетельству Евангелия, он, "видя землетрясение и все бывшее", устрашился и сказал о Христе: "воистину Он был Сын Божий" (Мф. 27:54). По преданию, он стал христианином, окончил жизнь мученически и был причислен Церковью к лику святых]. Во время Литургии священник засомневался, что хлеб и вино действительно претворяются в Тело и Кровь Христа. И вот, разламывая хлеб, он увидел и почувствовал, что хлеб стал другим: хлеб чувственно изменился в Тело Христа. Об этом сразу же разнеслась весть, и эти Дары стали церковной святыней и предметом паломничества. Они до сих пор хранятся в том же Храме, который стал именоваться также "церковью Евхаристического чуда".
Спустя века учёным было позволено изучить эти Дары. Вот что нам известно об их исследовании: "Профессор медицинского факультета Сиенского университета Одоардо Линолди, крупный специалист в области анатомии, патологической гистологии, химии и клинической микроскопии, проводил со своими коллегами исследования в ноябре 1970 и в марте 1971 годов и пришел к следующим выводам. Святые дары, хранящиеся в Ланчано с VIII века, представляют собой подлинные человеческие Плоть и Кров: ь. Плоть является фрагментом мышечной ткани сердца, содержит в сечении миокард, эндокард и блуждающий нерв. Возможно, фрагмент плоти содержит также левый желудочек - такой вывод позволяет сделать значительная толщина миокарда, находящаяся в тканях Плоти. И Плоть, и Кровь относятся к единой группе крови: АБ. К ней же относится и Кровь, обнаруженная на Туринской Плащанице. Кровь содержит протеины и минералы в нормальных для человеческой крови процентных соотношениях. Ученые особо подчеркнули: более всего удивительно то, что Плоть и Кровь двенадцать веков сохраняются под воздействием физических, атмосферных и биологических агентов без искусственной защиты и применения специальных консервантов. Кроме того, Кровь, будучи приведена в жидкое состояние, остается пригодной для переливания, обладая всеми свойствами свежей крови.
Руджеро Бертелли, профессор нормальной анатомии человека Сиенского университета, проводил исследования параллельно с Одоардо Линоли и получил такие же результаты. В ходе повторных экспериментов, проводившихся в 1981 году с применением более совершенной аппаратуры и с учетом новых достижений науки в области анатомии и патологии, эти результаты вновь были подтверждены... По свидетельствам современников чуда, материализовавшаяся Кровь позже свернулась в пять шариков разной формы, затем затвердевших. Интересно, что каждый из этих шариков, взятый отдельно, весит столько же, сколько все пять вместе[Смысл этого в том, что в каждой малейшей частице Причастия находится не часть Христа, а весь Христос, во что твёрдо верует Церковь: "Хотя тело и кровь Господа раздробляются в таинстве Причащения и разделяются; но собственно это бывает только с видами хлеба и вина, в которых тело и кровь Христовы и видимы и осязаемы быть могут, а сами в себе они совершенно суть целы и нераздельны. Ибо Христос всегда один и неразделим: нераздельно соединены в Нем человеческая душа с телом; нераздельным и всегда целым остаётся и Его тело вместе с кровью, как тело живое, которое, "воскреснув из мертвых, уже не умирает" (Рим. 6:9), тело прославленное (1 Кор. 15:43), духовное (44), бессмертное. А потому мы веруем, что в каждой части - до малейшей частицы - предложенного хлеба и вина находится не какая либо часть тела и крови Господней, но тело Христово всегда целое и во всех частях единое, и в каждой части - до малейшей частицы - присутствует весь Христос по существу Своему, т.е. с душою и божеством, или совершенный Бог и совершенный человек… Эту веру свою Церковь вселенская издревле выражает в чинопоследованиях литургии, когда говорит: ''раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогда не съедаемый, но причащающихся освящающий''" (митр. Макарий, "Православно-догматическое богословие", том. II, сс. 400-401)]. Это противоречит элементарным законам физики, но это факт, объяснить который ученые не могут до сих пор"[Цит. по сайту: http://simvol-veri.ru/xp/lanchanskoe-chudo.html. О ланчанском чуде можно прочесть также на сайте: http://palomniki.su/countries/it/g13/lanchano/cerkov-evharisticheskogo-chuda.htm, и других].
Но подобные случаи редки, и свидетелями их становятся не многие (как и преобразился Христос всего лишь однажды, и видели это лишь три человека), ибо промыслом Божиим нам положено ходить верою, а не видением, да не утратим блаженства, как сказано: "блаженны невидевшие и уверовавшие" (Ин. 20:29). Но всё же, эти случаи даны Богом в помощь человеческому маловерию.
[§ 88] Кроме воплощения Христа, можно вспомнить и о других случаях, когда Господь (и Его Ангелы)[По православному толкованию, с которым согласны и большинство протестантов, один из трёх мужей, пришедших к Аврааму, был Христос, а другие два - Ангелы] являлись в человеческом виде (см., напр., Быт. 18:1-2; 19:1-5). Опять же, зрение и остальные органы чувств говорили Аврааму, Лоту и другим, кто их видел, что перед ними обычные люди, но на самом деле, это было не так. Также и Дух Святой явил Себя в виде голубя (Мф. 3:16). В этих случаях Бог являл Себя в различных образах прежде всего потому, чтобы не умертвить человека славой Своего истинного вида, ибо человек не может видеть Бога таким, каков Он есть на самом деле. Но при этом у протестантов не возникает никаких вопросов насчёт того, что органы чувств людей, которым являлся Господь, никак не подтверждали, а наоборот - разуверяли их в том, что перед ними Бог. Так почему же они не могут поверить, что как Бог мог явить Себя в виде голубя или человека (особенно в Боговоплощении), так Он может явить Себя и в виде хлеба и вина? Ведь в Причастии Христос под видом хлеба и вина ради немощи человека скрывает (как и в других случаях, которые были названы) от него истинную славу и сияние Своего прославленного Тела, о чём и говорил св. Иоанн Златоуст: "Или ты не знаешь, что души человеческие никогда не могли бы перенести огня этой жертвы, но все совершенно погибли бы, если бы не было великой помощи Божественной благодати".
[§ 89] Всё это, безусловно, понять совсем не трудно, ибо если бы протестантов на самом деле соблазняли вопросы, которые задают П. Рогозин и Е. Пушков, то они и в Боговоплощение и другие чудеса не верили бы. На самом деле, протестанты вовсе не потому отвергают реальность Причастия, что не способны понять, как это может Тело и Кровь Христа быть для органов чувств под видом хлеба и вина - этого не понимают и православные, этого и не нужно понимать и даже грешно желать постичь до конца своим плотским умом эту великую Божью Тайну. К Евхаристии нужно приходить с детской верой, трепетом и умилением пред непостижимостью и величием Божиим. Не понимают же (вернее - не желают понимать и не принимают) протестанты Таинство Причастия, во-первых, по духу противления, который нужно врачевать послушанием и смирением перед Истиной и единым учением Церкви. Во-вторых, по неразумию и неверию в то, что Бог и сегодня силен творить чудеса.
Нужно не забывать, что протестантизм со своим символическим толкованием Таинства Причастия явился в те века, когда набирал силу дух рационализма. Потому протестантизм и характеризуется верой в чудеса прошлые и большим недоверием (иногда полным отвержением) к чудесам настоящим (об этом говорилось в 1-й главе, раздел II). От этого протестанту нужно лечиться посредством избавления от нечистого духа протестантизма и принятия Духа Церкви. Нужно реально верить во всемогущество Божие, ведь "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр. 13:8). Именно о всемогуществе Бога вспоминали святые отцы (Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Кирилл Иерусалимский, Иоанн Дамаскин и др.)[См. "Православно-догматическое богословие", том. II, с. 399], когда хотели подтвердить незыблемость претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Христа, указывая при этом, с идолопоклонством, потому что… секты стараются благоговеть перед хлебом и вином своих в частности, на такие великие дела Божии, как сотворение мира из ничего, таинство воплощения, претворение воды в вино и другие евангельские чудеса, а также на то, что в нас самих пища и питие, которые мы употребляем, прелагается (претворяется, изменяется) в наши тело и кровь.
[§ 90] Делать же свою неспособность понимать, как хлеб и вино может претворяться в Тело и Кровь Христовы причиной неверия, совершенно безумно. Мы даже в окружающем нас мире мы многого не понимаем, как хорошо сказал о том великий учённый во многих отраслях священник Павел Флоренский, что рационалистическая оболочка всех естественных наук есть только "тоненькая корочка над пучиной огненной лавы иррациональности"[С.И. Фудель "Об о. Павле Флоренском", изд. YMSA-PRESS, 1988, с. 15]. И к такому выводу приходят все настоящие учёные.
Ещё меньше мы постигаем Бога, Который несравненно выше нашего ума. Разве мы понимаем тайну Троицы - как единый Бог существует в трех Лицах? Расселисты, например, на основании неспособности человека объяснить Троицу, отвергли к своей погибели это учение. Вот так поступают и протестанты в отношении Таинства Евхаристии: не понимая, как Тело и Кровь Христа могут на вид и вкус быть хлебом и вином, они отвергли этот великий и спасительный догмат, оставив себя вне Христа, лишив себя причастия Ему. Вот из-за такой гордыни и надмения "плотским своим умом" (ср. Кол. 2:18) и уходят люди на вечные муки.
[§ 91] В связи с этим было очень неожиданно найти у П. Рогозина такое не типичное для протестантизма признание: "Не может быть сомнения, что и там, в горнице, Христос мог совершить ещё одно чудо. Он мог пресуществить вино и хлеб, предметы последнего ужина, в действительную плоть и кровь, сделать хлеб тождественным той плоти, в которой Он в данный момент находился…"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"] - вот так и нужно думать протестантам, эта мысль истинная! А дальнейшее прибавление П. Рогозина "однако мы не встречаем в Св. Писании никаких указаний о какой-либо перемене, происшедшей с хлебом и вином после сл/emов Его благодарственной молитвы" - уже от лукавого и духовной слепоты, ибо Библия достаточно ясно говорит о том, что верные причащаются не хлеба и вина, а Тела и Крови Христа (см. § 7-28).
[§ 92] В главе "Евхаристия" П. Рогозин делает ещё одно удивительное для протестанта заключение, сделанное, как и вышеприведенное, по всей видимости, под влиянием прочитанного из православной или католической литературы: "Каким образом происходит в душе человека это незримое приобщение "телу и крови Христовой", мы не знаем. Эта тайна будет открыта верующему только в вечности. Отрицать тайну духовного воссоединения души человеческой с Богом и не признавать благодатного воздействия Вечери Господней на духовную жизнь верующего, значит впасть в… крайность…". Вот именно! Здесь П. Рогозин очень близко приближается к православному пониманию Таинства Причастия. Мы не можем познать до конца[Церковь знает об этом Таинстве только то, что может знать, и что Бог Ей открыл], как Христос преподаёт нам Себя в виде хлеба и вина, как приобщает нас к Своему Телу, как делает нас Самим Собой ("и будут двое одна плоть"). Всё это - великая и удивительная тайна, но из-за того, что мы её не понимаем, мы не должны её отвергать!
[§ 93] Возражение 5. Е. Пушков пишет: "А. Кураев, начитавшись Максима Исповедника, ратует еще за одно пресуществление. "На евхаристической трапезе, - пишет он, - человек сам должен стать тем, что он ест. Вкушая Тело Христово, человек свое тело должен преобразить в Тело Христа"... С. Кобзарь идет еще дальше… он пишет: "Для того Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом"… Прямо страшно становится: уж так похоже это изречение на слова искусителя в Едемском саду: "Будете, как боги...""["Не смущайся", глава "О причастии"].
[§ 94] Во-первых, мысль о том, что в Причастии человек должен преобразоваться во Христа, св. Максим Исповедник (VI-VII вв.) озвучил не первый. Об этом с древности говорили святые. Например, св. Ириней, как мы видели выше, говорит, что плоть христиан "питается телом и кровью Господа и есть член Его? И св. Павел в послании к Ефесянам говорит: "потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его"". Здесь ясно выражена мысль, что причастники становятся членом Тела Христа, одно с Ним; иначе - они преобразуются во Христа. О том же, как мы видели, говорил и И. Златоуст: "Чем делаются причащающиеся? Телом Христовым…". Эту же мысль мы находим и у блаж. Августина, который, объясняя смысл Причастия, говорит от лица Господа: "Я есть пища твоя, но вместо того, чтобы Мне преложиться в тебя, ты сам преобразуешься в Меня"[Цит. по: диакон Андрей Кураев, "Протестантам о Православии", изд. Киево-Печерской Лавры, 1997 г., с. 171], и т.п.
[§ 95] Во-вторых, мысль эта полностью отвечает сути Таинства Причастия, которая, как уже было сказано, заключается в том, что причастник всецело соединяется со Христом. И в Причастии не Христос в нас, а мы в Него преображаемся. Такое соединение со Христом и полное уподобление Ему и есть назначение и высшее счастье и достижение человека, о чём многообразно говорит Библия: "Знаем только, что когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть" (1 Ин. 3:2); "…дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества" (2 Пет. 1:4); "мы сделались причастниками Христу" (Евр. 3:14); "Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф. 5:31,32); "Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2 Кор. 3:18); "уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал. 2:20); "доколе не изобразится в вас Христос" (Гал. 4:19).
Что значит стать подобным Богу, сделаться причастником Божеского естества, стать со Христом одной плотью и преобразиться в образ Христа? То и значит, что Бог по Своей неизреченной милости и великодушию пожелал сделать человека во всём подобным Себе, соединиться с ним до полного единства! Это - предел Божественной любви и верх всего Богословия. Эту евангельскую идею святые отцы назвали обожение, феосис (феосис) - обожение[Об этом, как помнит мой читатель, уже упоминалось в главе 4]. Этим словом обозначается процесс Богоуподобления человека, его преобразования, преображения во Христа, без потери при этом своей личности. Идею обожения развивали святые отцы, закрепив её такими краткими (ставшими в Православии крылатыми) формулировками: "человек призван по благодати стать тем, кем Бог является по существу" и: "для того Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом". В. Лосский пишет об этом так: ""Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом", - трижды находим мы у святого Иринея. Это же изречение мы вновь видим у святого Афанасия Великого, и, в конце концов, оно становится общим для богословов всех эпох"["Догматическое Богословие", глава 14 "Воплощение". Цит. по сайту: http://psylib.org.ua/books/lossv02/txt14.htm].
Об этом, не находя слов от восхищения милостью и великодушием Бога, писал, например, св. Григорий Нисский: "Этим-то столь великим Существом, что невозможно ни видеть Его, ни слышать, ни мыслию постигнуть, присвояется, в ничто между существами вменяемый, человек, - этот пепел, это сено, эта суета, он восприемлется в сына Богом всего. Что можно найти достойного к благодарению за эту милость? Где такое слово, такая мысль, такое движение мысли, чтобы ими воспрославить такое обилие милости? Человек выходит из пределов своего естества, делается из смертнаго безсмертным, из скорогибнущего - неизменно пребывающим, из однодневного - вечным, одним словом, из человека Богом".
Об обожении говорил и Григорий Богослов, утверждая, что цель жизни человека - "придти к Отцу и быть причастником Божественной, всеблаженной жизни, быть богом по усыновлению"[Цит. по: архиепископ Сергий Страгородский, "Православное учение о спасении", изд. "Просветитель", Москва, 1991 г., сс. 69, 103]. И вот это уподобление человека Христу, его обожение происходит прежде всего посредством достойного Причащения, без которого обожение не возможно. Вот об этом и говорили святые Ириней, Златоуст, один и другой Григорий, Августин, Максим Исповедник и многие другие.
[§ 96] Итак, обожение - главнейшая идея и цель Православия! Протестантизм же не проповедует об обожении, и если и знает о нём, можно сказать, только понаслышке. Тогда как православные в великом смирении, благоговении и умилении благодарят Бога за Его бесконечную милость, протестанты соблазняются - им "страшно становится", и страх этот не Божий, конечно же. То, что Е. Пушков (и с ним большинство протестантов) сопоставляет православное учение об обожении (которое, повторю, Православие теснейшим образом связывает с Причастием) со словами дьявола "будете, как боги" ясно показывает, что он знает только о искаженном, лживом, предложенном дьяволом первым людям "обожении": об уподоблении же Богу, предлагаемому Христом, он ничего не знает. Дьявольское "будете, как боги" протестанты знают, а "будем подобны Ему" ап. Иоанна и "Я сказал: вы боги" И. Христа (Ин. 10:34) и псалмопевца Давида (Пс. 82:6) - нет. Вот от этого протестантского невежества и не знания Библии должно становиться страшно, а не от истинного, святого, православного, библейского и святоотеческого учения об обожении человека.
[§ 97] Возражение 6. "Учение о пресуществлении и реальном, а не символическом вкушении Тела Христа - безумие и канибализм". Напомню, что именно каннибализмом назвали два протестантских пастора православную веру в пресуществление, когда я, уходя из баптизма, исповедал её перед ними.
[§ 98] Прежде всего, нужно вспомнить, что данное обвинение не ново. В каннибализме обвиняли самых древних христиан язычники, как свидетельствует о том С. Санников: "они обвиняли христиан в ритуальных убийствах своих детей и канибализме" (эта цитата уже приводилась и кратко обсуждалась во 2-й главе). Об этом упоминали и древние церковные писатели и апологеты, например, св. Иустин Мученик (см. § 39), св. Феофил Антиохийский (II в.), который в "письмах к Автолику" защищал христиан от обвинении в том, что они едят "плоть человеческую" (кн. 3, п. 4), и другие. Поэтому, крайне важен сам факт того, что протестанты повторяют древнюю языческую клевету на Церковь (хотя и с несколько другим оттенком смысла), что очень ясно показывает, к какому, духовно, лагерю они принадлежат!
Кроме того, факт языческих обвинений христиан в каннибализме говорит о том, что они веровали в Причастие не по протестантски, а по православному, ибо кто протестантов обвиняет в каннибализме? Никто! А обвиняют ли в этом православных? Да, в том числе и сами протестанты. Отсюда ясно видно, что православная, а не протестантская вера тождественна вере древней Церкви!
[§ 99] Если же ответить на данное возражение по существу, то кощунство данного обвинения очевидно. Каннибализм это 1) убийство человека и вкушение его 2) нечистого и 3) мёртвого тела и крови. Потому каннибализм запрещён. В Причастии же верные 1) не убивают Христа (Он однажды добровольно принёс Себя в жертву ради нашего спасения) и вкушают 2) пречистые и 3) не только живые, но и животворящие, духовные, прославленные, воскресшие Тело и Кровь Христа, вместе с Его душой, духом и Божеством… Впрочем, доказывать, что Причастие не есть каннибализм уже граничит с метанием бисера пред свиньями, ибо ставить такие вопросы могут только люди крайне грубые и духовно, и нравственно.
[§ 100] Возражение 7. Написано: "плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления" (1 Кор. 15:50). Поэтому, нужно думать о спасении души, а не тела.
[§ 101] На данный вопрос отчасти было уже отвечено выше: верные причащаются не тленной человеческой плоти и крови, а животворящей и духовной Плоти и Крови Богочеловека. Царствие же Божие наследует не только душа, но и тело человека, которое преобразится и прославится, как написано: Бог "уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его" (Фил. 3:21) и "мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего" (Рим. 8:23). Христиане воскреснут не просто душами, но в новых, духовных телах ("оживит и ваши смертные тела" - Рим. 8:11), подобных Телу Христа после Его воскресения. А что Христос воскрес в Теле (и в этом же Теле вознёсся к Отцу в Царствие Небесное) ясно хотя бы из слов Христа: "Посмотрите на руки Мои и на ног Но подобные случаи редки, и свидетелями их становятся не многие (как и преобразился Христос всего лишь однажды, и видели это лишь три человека), ибо промыслом Божиим нам положено ходить верою, а не видением, да не утратим блаженства, как сказано: и Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня" (Лк. 24:39).
То есть, Христос и после Своего воскресения имел "плоть и кости", только тонкие, духовные, бессмертные прославленные. Смертные "плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия", а воскресшие и ставшие бессмертными духовные тела святых - могут и обязательно наследуют! Причащаться же преображённого и прославленного Тела и Крови Христовых и нужно для того, чтобы и наши тела преобразились, просла border=вились, воскресли и наследовали Царствие Божие со Христом, о чём Господь и учил и многократно повторял в Ин. 6 гл.
[§ 102] Возражение 8. П. Рогозин пишет: "…произнося слова: "Сие есть Тело Мое" Христос оставался всё ещё в теле, Он ведь не превратился после молитвы в два тела, из коих одним пользовался Сам, а другим насыщались ученики. Такая предпосылка абсурдна и кощунственна"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"]. За Рогозиным и здесь повторяет Е. Пушков: "На тайной вечере Христос говорил о хлебе: "Сие есть Тело Мое", а о вине: "Сие есть Кровь Моя" (Мф. 26:26-28). Но понятно, что здесь не могло быть никакого пресуществления, так как Христос еще не был распят. Он же был вместе с учениками и принимал участие в этой трапезе. Не мог же Он вкушать Сам Себя, и ученики не ели Его тело и не пили Его кровь, так как Он был еще с ними. Как только можно до такого додуматься?! Если бы вино становилось кровью, то как мог Христос заставить учеников пить кровь в нарушение Ветхого Завета и постановления будущего апостольского собора (Деян. 15:20,29)?"["Не смущайся", глава "О причастии"].
[§ 103] Обстоятельный ответ на этот вопрос даёт Димитрий Чуйков, которому я и предоставляю слово: "Сектанты… говорят: сказано же: "Плоть не пользует ни мало" - значит не о вкушении Своей Плоти и Крови говорил Христос.
[§ 104] Правда то, что Христос никогда не говорил по-сектантски и не думал так, как они думают. Он думал духовно и говорил духовно, то есть, в данном случае - о Духовном Своём Теле, воскресшем, прославленном и восшедшем на небеса. "Есть тело душевное (в котором все мы пребываем здесь на земле), есть тело и духовное" (1 Кор. XV,44). Духовного Тела Первенца из мёртвых Церковь и причащается, - Этого последнего Адама, Который есть Дух Животворящий (см. 1Кор. XV,45), но Дух имеющий Своё духовное Тело, так как Христос в Теле воссел одесную Бога (см. Мр. XVI,19), ибо в Теле и вознесся, как в Теле Он и являлся уже после Своего Вознесения, например, Апостолу Иоанну (см. Откр. I,12-18).
[§ 105] В Евхаристии мы причащаемся всего последнего Адама: и нетленной Плоти Его и Крови, и Животворящего Его Духа, "ибо тело без духа мертво" (Иак. II,26), а Церковь причащается не смерти, а жизни во Христе Иисусе, как наш Господь и заповедал (см. Ин. VI,51). Но неверующие сектанты могут сказать: какой же Плоти и Крови причащались Апостолы на последней Вечере, то есть, когда Христос был ещё в смертном теле?
Здесь нужно заметить, что Христовы слова: "Дух животворит; плоть не пользует ни мало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь" (Ин. VI,63) необходимо понимать в тесной связи с 1 Кор. XV,45: "…первый человек Адам стал душею живущею, а последний Адам есть дух животворящий". Разве трудно ответить на этот вопрос знающему Библию? Ведь написано: "Иисус Христос вчера, и сегодня, и вовеки Тот же" (Евр. XIII,8) и: "Никто не восходил на небо, как только Сшедший с небес Сын Человеческий, Сущий на небесах" (Ин. III,13). Так как сшедший с небес Сын Человеческий - Он же в одно и то же время и сущий на небесах, ибо непременно то и значит Ин. III,13, - (1 Тим. 3:16). Как Божество Христа было скрыто для глаз человеческих под Его плотью, так и Тело и Кровь Христа в Евхаристии сокрыты под видом хлеба и вина. Ведь вопросы, которые ставят о Таинстве Причастия П. Рогозин и Е. Пушков с такой же справедливостью можно задать и о тайне Боговоплощения, и сказать, что Христос никакой не Бог, ибо все чувства людей, видевших Его, ясно указывали на то, что перед ними человек, а не Бог, и что для убеждения в этом не было даже потому Христос, принявший бренную человеческую плоть приблизительно на тридцать три с половиной года Своей земной жизни, вместе с тем ни на миг не прекращал и небесного Своего пребывания в небесном же славном Своем Теле. Поэтому Христос мог причастить и причастил Апостолов Своих, еще до прославления Своего, не тем Своим телом, которое умерло на Кресте, а Тем, что воскресло, потому что наш неизменный Бог есть не смерть, а Воскресение и жизнь вечная (см. Ин. XI,25), или иначе - Дух присноживотворящий"["Как отличить истинную Церковь от лжецерквей", с. 177-179].
[§ 106] Что же касается запрета Ветхого и Нового Завета на употребление крови, то сказанное о каннибализме (§ 99) имеет отношение и к крови животных. Бог запрещает употреблять кровь животных (по причине того, что в ней их душа, а человеку не нужно приобщаться низменной души скотов), кровь мёртвую: животворящая же и святейшая Кровь Христова не имеет никакого отношения к крови животных… Нельзя и здесь не обратить внимание на то, что сама постановка таких вопросов, само сопоставление Причастия и запрета вкушать кровь животных показывает, насколько протестанты плотские, и какие только нелепости они не согласятся изобрести, лишь бы удовлетворить потребность своего духа противиться и поносить учение Церкви.
[§ 107] Возражение 9. П. Рогозин пишет: "Заметьте, что после того, как Христос вознёс к Отцу молитву благодарения (после которой, полагают, и произошло пресуществление), Он всё же продолжает называть вино - вином и хлеб - хлебом, говоря: "сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в царстве Отца Моего (Мф. 26,29)"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"].
[§ 108] Для начала заметим, что Рогозин ошибается: Христос нигде не называл после благодарения "хлеб - хлебом". А что именно (и когда) Господь назвал "плодом виноградным", проясняет евангелист Лука, который описывает этот момент Вечери подробнее других синоптиков: "И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается" (Лк. 22:14-20).
То есть, согласно Луки, Христос 1) сначала благословил обычную ветхозаветную пасхальную трапезу, потом 2) сказал о том, что не будет пить от плода сего виноградного, и лишь затем 3) опять взял хлеб и чашу с вином (на что указывают также слова "после вечери") и вторично воздав благодарение, вновь дал вкушать их ученикам, назвав их уже Своим Телом и Кровью. Таким образом, Христос назвал вино "плодом виноградным" тогда, когда оно было ещё обычным вином ветхозаветной пасхальной трапезы, а после второго благодарения (когда и совершилось пресуществление), Он назвал вино уже Своей Кровью. И хотя это очень просто понять из Евангелия, протестанты не хотят этого знать, и продолжают вместе с Рогозиным повторять этот аргумент, рассчитывая на то, что не многие удосужатся сравнить Матфея и Марка с Лукой и разобрать суть дела.
[§ 109] Возражение 10. П. Рогозин утверждает, что "догмат пресуществления даров появился впервые в 1059 г."["Откуда всё это появилось?", раздел "Хронология"].
[§ 110] Конечно, П. Рогозин хочет сказать читателю, что вот, дескать, в какое позднее время в Церкви появился названный догмат, который по этой причине нельзя считать истинным. На самом деле, в указанное время появился не догмат, а слово "пресуществление". Догмат же существовал в Церкви из начала, в чём по вышеприведенным цитатам из документов древней Церкви можно было вполне убедиться. Только выражалась сия доктрина в других словах, именно таких: 1) "мэтастихиосис" (мэтастихиосис) от перемена, мэта (мэта) - "перемена", и стихиа (стихиа) - "первые и самые простые части чего-либо"; 2) прелагать, менять, изменять, заменять, мэтавалломай (мэтавалломай) - прелагать (менять, изменять, заменять)[Букв. "перебрасывать". Идея здесь та, что Господь в Таинстве Причастия перекладывает (мгновенно, потому и используется слово "перебрасывать") и заменяет хлеб и вино на Свои Тело и Кровь. Это слово использовал, например, св. Кирилл (см. §49)]; 3) претворять (превращать, переделывать, мэтапойео (мэтапойео) - претворять (превращать, переделывать)[делать, пойео (пойео) букв. "делать". Таким образом, мэтапойео букв. значит: переделывать, перетворять (творить заново). Это слово использует св. Григорий, § 6делать, пойео (пойео) букв. "делать". Таким образом, мэтапойео букв. значит: переделывать, перетворять (творить заново). Это слово использует св. Григорий, § 6]; 4) быть, становится, гинетай (гинетай) - быть, становится (см. § 46).
На этот счёт митр. Макарий делает справедливое замечание: "Слово: пресуществление, пресуществление, transsubstantiatio, выражающее совершенно туже самую мысль (что слова: ''прелагаются, изменяются, преобразуются, претворяются''), начало входить в употребление на западе с половины XI века, а на востоке с XV, когда встречается оно у Геннадия, константинопольского патриарха... С того времени слово это, как правильно и весьма сильно выражающее мысль догмата, стало постоянно употребляться православною Церковию наравне со словом: преложение"["Православно-догматическое богословие", том. II, с. 397].
[§ 111] Причём, здесь важно учитывать существование различных языков. Как было сказано, греческие отцы издревле для выражения идеи пресуществления употребляли несколько слов, самым сильным из которых является, пожалуй, мэтастихиосис, которое обозначает не в общем смысле перемену сущности (пресуществление), но полную перемену, до последних самых малейших и простейших элементов вещества. Западная, латиноязычная, Церковь, пользовалась приимущественно словом transfigurantur преобразование и mutatur изменение (см. высказывания св. Амвросия, § 61), а в XI веке западные богословы древнее греческое слово "мэтастихиосис" не совсем буквально перевели на латинский как transsubstantiatio, что буквально значит "перемена сущности". Позже, Церковь греческая буквально перевела латинское слово transsubstantiatio как пресуществление, метосиосис (метосиосис) - букв. "пресуществление", и стала использовать и его на ряду с метастихиосис и другими. Русская Церковь также перевела для себя латинское слово transsubstantiatio и греческое метосиосис как "пресуществление", и стала употреблять и его, о чём и говорит митр. Макарий.
[§ 112] Поэтому, историческое развитие догматов и нахождение новых форм и слов его выражения всегда было присуще Церкви (присуще это в полной мере и протестантам в выражении своего учения). В том, что со временем догмат может обретать новые формы и слова для его выражения, причём сам смысл догмата при этом не нарушается - знают все богословы и могут без труда понять все разумные люди.
Таким образом, П. Рогозин толи не понимает, о чём он говорит, толи всё понимает, но сознательно говорит то, во что хочется верить протестантам, становясь тем самим учителем, который льстит слуху (ср. 2 Тим. 4:3), а протестантам мало какая ложь так приятна, как та, что Церковь "придумала" свои догматы лишь столетия спустя после своего появления. Отчего так и популярен П. Рогозин среди протестантов, что кроме прочего даёт в своей книге лживую хронологию с грубым искажением фактов (или с неправильным их толкованием, как в данном случае), многие из которых я привожу в настоящей книге.
[§ 113] Возражение 11. П. Рогозин говорит: "Восточная церковь учит, что "копие", употребляемое на "проскомидии" для пронзения хлеба и извлечения "частиц", напоминает собою то копьё, каким воин-язычник пронзил грудь Христа на кресте. Невольно напрашивается и такая аналогия: если хлеб - Христос, а копьё - оружие, которым Христос был пронзён, то кого же напоминает священник, "пронзающий" хлеб?"["Откуда всё это появилось?", глава "Евхаристия"].
[§ 114] Ирония П. Рогозина понятна: он хочет сказать, что православный священник в определённом смысле участвует в убиении Христа, уподобляется воину, пронзившему Христа. На самом деле, священник символизирует прежде всего не воина Лонгина, а Отца Небесного, ибо Христос есть "Агнец, закланный от создания мира" (Откр. 13:8). Кто же заклал Христа от создания мира? Отец принёс в жертву Своего Сына и заклал Его от вечности, а точнее - вся Троица, в том числе и Сам Христос. Он Сам Себя принёс в Жертву, о чём, как мы видели, говорится в православной литургии: "Сам Себя предавал за жизнь мира" (см. § 76). А также: "ибо Ты есть приносящий и приносимый", т.е., Христос и приносит (совершает) жертву, и приносится в жертву одновременно. Потому Он и есть "Жертва и Архиерей", то есть, Он Жертва и одновременно и Первосвященник, приносящий Жертву. Во времени же Бог заклал Христа руками сотника.
[§ 115] Высказанную истину подтверждает и другой факт: сначала Сам Христос "взял хлеб и возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое" (1 Кор. 11:23-24), а только потом уже Его Тело стали "ломать" римские воины. Т.е., сначала Спаситель Сам решил принести Себя в жертву и отдать Своё Тело на убиение, и только тогда воины на самом деле исполнили эту волю Христа. Вот этот единый Божественный акт заклания и принесения Христом Себя в жертву и изображает священник на проскомидии Тот же акт, пародируя Церковь, изображают у себя и протестанты, когда преломляют хлеб в воспоминание ломимого Тела Христа, но Рогозин при этом не упрекает протестантских пасторов в том, что они уподобляются воинам, "ломавшим" Тело Христа.
[§ 116] Возражение 12. Православные разбавляют вино водой, хотя в Евангелии от этом ничего не говорится.
[§ 117] Прежде всего, нужно понимать, что Евангелие не описывает всех подробностей, как говорил ап. Иоанн: "если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг" (Ин. 21:25). Разбавлять же вино водою Церковь имеет обычай с самой древности, на что обращает внимание VI Вселенский Собор в 32-м своём правиле: "До сведения нашего дошло, что в Армянской стране совершающие бескровную жертву, приносят на святой трапезе едино вино, не растворяя онаго водою… (Св. Иоанн Златоуст) своей Церкви, над коею вверено было ему пастырское правление, передал присоединять к вину воду, когда надлежит совершать безкровную жертву, указуя на соединение крови и воды, из пречистаго ребра Искупителя нашего и Спасителя Христа Бога истекшее к оживотворению всего мира и ко искуплению от грехов. И во всех церквах, где сияли духовныя светила, сей Богопреданный чин сохраняется. И Иаков, Христа Бога нашего по плоти брат, коему первому вверен престол Иерусалимския Церкви, и Василий Кесарийския Церкви архиепископ, коего слава протекла по всей вселенной, письменно передав нам таинственное священнодействие, положили в Божественной литургии из воды и вина составлять святую чашу. И в Карфагене собравшиеся, преподобные отцы, сии точно слова изрекли: да не приносится во святом таинстве ничто более, только тело и кровь Господня, как и сам Господь передал, то есть хлеб и вино, водою растворенное[См. 46-е правило. Открылся Карфагенский Собор в 393 г.]. Если же кто, епископ, или пресвитер, творит, не по переданному от Апостолов чину, и воду с вином не соединяя, сим образом приносит пречистую жертву: да будет извержен, как несовершенно таинство возвещающий, и преданное нововведением повреждающий".
[§ 118] Итак, главная причина, по которой вода неприменно добавляется (и добавлялась Церковью с древности) к вину, есть та, что из ребра Христа истекла не только кровь, но и вода. Об этой важной подробности говорится и в ветхозаветном пророчестве о Евхаристии: "Премудрость (Христос)… растворила вино свое… и скудоумному она сказала:.. пейте вино мною растворенное" (Пр. 9:1-6)[Между этим толкованием и тем, что вода, истекшая из бока Христа, символизирует ещё и крещение, о чём было сказано во введении ко 2-й части книги, нет никакого противоречия, ибо Бог в Своё Слово вложил весьма глубокий и широкий смысл].
[§ 119] А то, что Христос на Тайной Вечере не разбавлял вино водой, нет никаких оснований утверждать. Мы знаем только, что иудеи, как правило, пили вино, разбавленное водой (на это, кстати, часто указывают протестанты, когда спорят с тем, что Библия позволяет употребление вина).  [§ 120] Возражение 13. Православные причащают детей, хотя условием к причастию является рассуждение о Теле Господнем и воспоминанием о Нём, чего дети не в состоянии исполнить.
[§ 121] Данный вопрос находится в теснейшей связи с вопросом о детокрещении: отрицая крещение детей, протестанты естественно отрицают и возможность их причащения, ибо по единогласному мнению как православных, так и протестантов (и католиков) причащаться может только принявший крещение. Поэтому, чтобы решить этот вопрос, протестантам для начала нужно признать, что по учению Евангелия и древней Церкви детокрещение возможно по вере родителей, к чему есть все библейские, богословские и исторические основания - этот вопрос был уже подробно разобран в 13-й главе. Возможность как крещения детей, так и их причащения, заключается в том, что дети живут и воспринимают благодать Божию по другим законам: от них не требуется осознанных понятий, как от взрослого, для того, чтобы принимать благодать Таинства. Христос есть жизнь (см. Ин. 14:6), и как живёт ребёнок обычной жизнью, воспринимая благодать Божию, разлитую в этом мире, бессознательно, так и жить Христом и воспринимать Его благодать он может таким же образом. Как принять и усвоить обычное лекарство ребёнок может бессознательно, по воле родителей, так и принять и усвоить лекарство бессмертия, Святое Причастие, он может бессознательно, по воле и вере родителей.
[§ 122] Кроме того, древняя Церковь причащала детей, что видно из "Постановлений Апостольских" (гл. 8, п. 13): "После этого пусть причащается епископ, потом пресвитеры, диаконы, иподиаконы, чтецы, певцы, аскеты, а между женщинами - диакониссы, девственницы, вдовицы, потом дети, а затем весь народ по порядку, со стыдливостью и благоговением, без шума". Кстати, подобным образом причащаются православные и поныне: сначала причащаются священнослужители и монахи, затем дети (как менее взрослых грешные и, посему, более достойные милости Божией) и после них уже мужчины и женщины.
[§ 123] Возражение 14. Некоторые протестанты, например, часть харизматов, с недавних пор отказались от учения о символическом причастии и стали учить тому, что хлеб и вино на вечери нельзя называть символами, а только так, как назвал их Христос - Телом и Кровью[Хотя при этом они не желают принимать православного изложения данного догмата и терминов, наподобие "преложение" или "пресуществление"]. С одним таким харизматическим пастором я беседовал в г. Запорожье, а потом узнал, что такая позиция является не его частным мнением, а целого харизматического направления. Поэтому, таковые протестанты, естественно, могут сказать: "зачем весь этот спор? мы, в общем, не возражаем против православного понимания Евхаристии". Итак, может быть православные могут прийти к согласию хотя бы с теми протестантами, кто признаёт реальность Причастия?
[§ 124] На это следует сказать, что хотя те протестанты, которые учат о реальном, а не символическом причастии, меньше грешат, в смысле - меньше удаляются от Истины и меньше искажают Библию, но от этого их "причастие" отнюдь не становится истинным. Ведь они продолжают оставаться безблагодатным, самозваным, рукотворным, сектантским обществом, которое находится вне Церкви. "Священство" их не имеет преемственности, не имеет власти и права священнодействовать (подробно об этом говорилось в 12-й главе), а потому хотя они и веруют, что хлеб и вино Евхаристии есть Тело и Кровь Христа, но у них нет и не может быть Таинства Причастия, ибо Таинства есть только в Церкви. У них никогда не происходит и не произойдет пресуществления в действительности; на своих хлебопреломлениях они никогда не причастятся Христа. Для этого им нужно вернуться домой - к матери Церкви.
[§ 125] Здесь важно сказать следующее: хотя уклонение харизматов - в пользу Православия, но это производит не Бог, а враг, для обольщения. Для чего же нужно диаволу, чтобы небольшая часть протестантов вопреки всему протестантизму верила в реальность Причастия, то есть, по сути, признавала Истину? Для достижения двух важных для него целей. Во-первых, для избежания "утечки кадров". То есть, дьявол знает, что протестантизм здесь проповедует ложь, которую Церковь и сама Библия, которую протестанты считают Словом Божиим, изобличают. Таким образом, дьявол понимает, что некоторые протестанты могут распознать его обман и докопаться до истины, и в итоге - разочароваться в протестантизме, перейти в Православие и спастись. И для того, чтобы этого не случилось, для удержания в своих рядах таковых людей и создаёт враг в среде протестантизма такие секты.
Итак, если дьявол видит, что какое-то его протестантское чадо "соблазняется" протестантским учением о символическом причастии и каким-то образом приходит к пониманию истины в данном вопросе, то он начинает направлять его поиск и мысли в сторону этих харизматов. И таковой человек, услышав, что есть такие протестанты, которые учат правильно, радуется и переходит к харизматам, в обольщении полагая, что нашёл истину и Церковь, которая её проповедует. На самом же деле, он остался во власти диавола, и перешёл не на сторону Истины, а просто из одного батальона (из одной группы войск) в другой. Вот каково коварство врага, за тысячелетия достигшего великого мастерства в обмане и обольщении! И в эту игру дьявол играет во многих случаях.
Так, например, в общем протестантизм отвергает елеопомазание (о котором будет речь в следующей главе), но поскольку всегда находятся те, которые не могут с таким лёгким сердцем отвергнуть заповедь Апостола (Иак. 5:14-15), то дьявол на этот случай держит у себя несколько протестантских конфессий, которые признают елеопомазание.
Другой пример - крест. Многие протестанты не признают креста и хулят его как мерзкое орудие казни (об этом обстоятельно говорилось в гл. 2). Через таковых дьявол являет себя, свою ненависть ко кресту, которым он был побеждён. Но так как не все протестанты способны так превратно понимать крест, то чтобы не терять по этой причине этих людей, дьявол держит у себя и таких протестантов, которые крест признают, используют и по-своему даже почитают.
Ещё один пример - чудеса. В основном протестанты не признают современных чудес, и считают, что чудеса закончились веком Апостолов (об этом говорилось в 1-й главе). Но не все протестанты могут согласиться принять этот обман, понимая, что для такового мнения нет в Библии оснований, и что "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр. 13:8). Поэтому, чтобы не потерять таковых людей, дьявол создал пятидесятников и харизматов, которые признают и ищут чудеса, и т.п.
[§ 126] Во-вторых, дьявол поступает так для отражения обличений Церкви. Когда в арсенале протестантизма есть столько различных направлений и учений, то становится труднее обличать их во лжи. Если Церковь говорит протестантам, что вы исказили Таинство Причастия, то они уже могут ответить, что у нас есть разные мнения на этот счёт, и некоторые из нас верят, как и вы. Скажет Церковь протестантам, что вы не по правде отвергаете елеопомазание, а протестанты в ответ: нет, не все мы отвергаем; многие из нас помнят об этом. Именно так и отвечает Е. Пушков: "Мы можем только посочувствовать Сергею, что он вырос в зарегистрированной общине ВСЕХБ, где атеисты через "Положение о религиозных культах" вытравили многие живые евангельские установления. Во многих церквах осталась одна форма служения без духовного содержания. В церквах же МСЦ ЕХБ молитвы об исцелении с елеопомазанием - слава Богу! - совершаются"["Не смущайся", глава: "О елеопомазании и браке"]. Вот и всё: факт есть, и напряжение вопроса уже ослаблено: пусть, думает искатель истины, в протестантизме и не все совершают елеопомазание, но хотя бы некоторые. Точно так обстоят дела и с чудесами, и с исповедью, и некоторыми другими вопросами (хотя и не со всеми).
[§ 127] Итак, с Церковью дьявол ведёт войну - идеологическую, словесную, духовную. Протестантизм - одна из его армий в этой войне. Способ набора добровольцев - обман и обольщение. Одно из средств борьбы, которое использует дьявол для 1) удержания воинов в своих рядах и 2) эффективного отражения нападений противника - вышеописанная хитрость. И тот факт, что небольшая часть протестантов верит в реальность причастия - один из частных проявлений этой хитрости. Но Церкви "не безызвестны его умыслы" (2 Кор. 2:11), которые Она и открывает миру, в частности протестантам, помогая им увидеть дьявольские козни и освободится от его власти.

[§ 128] Итак, Священное Писание и вся Церковь с древности проповедует о реальном, а не символическом причащении Христа в Таинстве Евхаристии. Такое причащение всецело соединяет человека со Христом (Ин. 6:56), дарует ему жизнь вечную и является залогом его воскресения (Ин. 6:54). Без действительного Причастия, которое совершается в Церкви законными епископами и священниками, нельзя спастись, как о том прямо сказал Сам Христос (Ин. 6:53). Посему, отвергнув учение о реальном причащение Тела и Крови Христа (создав при этом свои самозваные церкви) протестанты отвергли и реальность спасения своего.

 



 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100