gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная Почему не могу оставаться баптистом

Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом - Глава 8. О постах

Индекс материала
Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом
Предисловие к переработанному изданию
Предисловие
ЧАСТЬ I. О НАШИХ ОБВИНЕНИЯХ ПРАВОСЛАВНЫХ: НАСКОЛЬКО ОНИ ОБОСНОВАННЫ
Глава 1. О вещественных святынях
Глава 2. О Кресте
Глава 3. Об иконопочитании
Глава 4. О молитвенном общении земной и небесной Церкви
Глава 5. О почитании Девы Марии
Глава 6. О спасении
Глава 7. О монашестве
Глава 8. О постах
Глава 9. О молитвах по молитвослову
Глава 10. О православном Храме и Богослужении
ЧАСТЬ II. О ТАИНСТВАХ ЦЕРКВИ
Глава 12. О таинстве Священства
Глава 13. О таинстве Крещения
Глава 14. О таинстве Миропомазания
Глава 15. О Таинстве Причастии
Глава 16. О Таинстве Исповеди
Глава 17. О таинстве Елепомазания
Глава 18. О таинстве Брака
Часть III. О СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ И СВЯЩЕННОМ ПРЕДАНИИ
Глава 20. О каноне Библии
Обращаются ли протестанты к Православию? Из писем
Все страницы

 

 

Протестанты и православные по-разному относятся к посту. Если на вопрос: "в чем состоит эта разница?" ответить совсем кратко, то можно сказать так: православные часто постятся; протестанты же постятся редко, от случая к случаю, или вообще не постятся. Регулярно постящийся протестант явление возможное, но не типичное и даже странное. Если же отвечать на выше поставленный вопрос подробнее, то можно обозначить три пункта, по которым наше отношение к посту отличается от православного.
I. Православные придают весьма большое значение посту. Мы же считаем пост делом не существенным, маловажным, частным и "не влияющим на спасение", как бы мы сказали.
II. Православные имеют общие посты, установленные на все времена для всех её членов. К ним относятся четыре длительных (многодневных) поста в течение года, включая самый важный - Великий Пост; еженедельные однодневные посты каждую среду и пятницу [За исключением так называемых сплошных седмиц (недель) и святок, когда посты с среду и пятницу отменяются по причине, например, празднования трёх величайших праздников христианства - Пасхи, Рождества и Троицы. Пост отменяется в эти дни по причине радости праздника] и ещё три однодневных поста: на крещенский сочельник (18 января), в день памяти усекновения главы Иоанна Крестителя (11 сентября) и на праздник Крестовоздвижения (27 сентября).
У нас же ничего подобного нет; мы считаем, что нельзя человека заставлять регулярно поститься в определенные дни: посты это личное дело каждого, как, например, милостыня: хочешь - подавай часто, хочешь - редко или никогда. Никаких обще-баптистских постов у нас не имеется. Разве что иногда пастор может призвать свою общину попоститься какое-то время, как правило - один день, ради какой-либо нужды (как он может призвать общину сделать пожертвование на определенное дело), но и такой призыв (равно как и призыв к пожертвованию) не вменяется членам общины в обязанность. Да и то, многие современные, особенно западные протестанты, не практикуют и таких редких, по назначению пастора, общих постов.
Кроме того, в общеизвестных православных постах протестанты усматривают противоречие со словами Христа: "А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно" (Мф. 6:16-18). Православные же, как мы считаем, объявляя о своих постах, уже постятся не "втайне".
III. Православные практикуют частичное пощение, когда они отказываются не от всякой пищи, а только от скоромной. Мы же не признаём и не используем такого поста. Более того, в связи с тем, что православные разделяют пищу на постную (разрешённую в пост) и скоромную (в посты запрещённую), мы сравниваем их с упоминаемыми Ап. Павлом отступниками от веры, которые в частности запрещают "употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением" (1 Тим. 4:3).
О сказанном в этих трёх пунктах мы и будем говорить в данной главе.

 

I. О важности поста

В Православии пост занимает весьма значимое положение в духовной жизни как одно из важнейших средств аскетизма и борьбы духа с плотью, о чём мы уже начали разговор в предыдущей главе "О монашестве". Но так как протестантизм не признаёт необходимости аскетизма и усмирения плоти в деле спасения человека, то и пост протестант считает вещью маловажной и не имеющей большого смысла. Итак, насколько важен пост в духовной жизни истинного ученика Христова?
Для начала рассмотрим несколько отрывков из Библии о посте. Христос предсказал, что после Его отшествия верующие "будут поститься..." (Мф. 9:15). Ап. Павел свидетельствовал о себе, что он был "часто в посте" (2 Кор. 11:27). Пророчица Анна "день и ночь служила Богу постом и молитвой" (Лк. 2:37). Пророк Давид говорит о себе: "Колена мои изнемогли от поста" (Пс. 108:24). О православных всё это можно сказать: они действительно по слову Христа постятся, и постятся, подобно Ап. Павлу, часто; многие же из них, как пророчица Анна, постоянно пребывают в посте, не редко при этом, как праведный Давид, даже изнемогают от него.
О себе мы такого, положа руку на сердце, никогда не скажем. Для исследования я нарочито спрашивал многих своих знакомых баптистов-активистов о том, как часто они постятся. Некоторые не постились ни разу в жизни; другие 2-3 раза в жизни (по одному дню). Только весьма не многие из нас могут найтись таких, о которых можно было бы сказать, что они бывают "часто в посте".
Если мы пожелаем выяснить отношение к посту древней Церкви, то мы без труда заметим, что ему придавалось весьма важное значение: отнюдь не такое, какое придают ему протестанты. Приведём два древнейших свидетельства из мужей апостольских.

Св. Поликарп Смирнский (I-II в.), ученик Иоанна Богослова, заповедует христианам: "Потому, оставив суетные и ложные учения многих, обратимся к преданному изначала слову; будем "бодрствовать в молитвах", пребывать в постах…" [Послание к филиппийцам, гл. 7]. Из этих слов понятно, что в первенствующей Церкви не один Ап. Павел часто был в постах, но частое пощение заповедовалось всем верующим.

Св. Ерм (I в.) описывал обычную свою жизнь: "Однажды во время поста сидел я на горе, благодарил Господа за то, что сделал Он со мною, и увидал вдруг пастыря рядом с собою. И спрашивает он у меня:
- Что так рано пришел ты сюда?
- Потому, господин, что нахожусь на стоянии.
- А что такое "стояние"?
- То есть пощусь, господин, - объяснил я.
- Каким же образом, - спросил он, - постишься ты?
- Как постился по обыкновению, так и пощусь.
- (…) Итак, если соблюдешь заповеди Господа и к ним присоединишь эти стояния, то получишь великую радость, особенно если будешь исполнять их согласно с моим внушением... Этот пост, - продолжал он, - при исполнении заповедей Господа очень хорош, и соблюдай его таким образом: прежде всего, воздерживайся от всякого дурного слова и злой похоти и очисти сердце свое от всех сует века сего. Если соблюдать это, пост у тебя будет праведный. Поступай же так: исполнив вышесказанное, в тот день, в который постишься, ничего не вкушай, кроме хлеба и воды; а то из пищи, что ты в этот день сбережешь таким образом, отложи и отдай вдове, сироте или бедному; таким образом ты смиришь свою душу; а получивший от тебя насытит свою душу и будет за тебя молиться Господу. Если будешь совершать пост так, как я повелел тебе, то жертва твоя будет приятна Господу, и этот пост будет написан, и дело, таким образом совершаемое, прекрасно, радостно и угодно Господу" [Ерма, кн. 3, подобие 5, пункт 1-3].

Итак, как мы видим, в жизни древних христиан пост был частым и обычным явлением, на что указывают выражения: "однажды во время поста" и "как постился по обыкновению, так и пощусь", а также существование особого термина "стояние", для обозначения еженедельных постов в среду и пятницу (ниже будет дано этому подтверждение).
Таким образом, даже при беглом рассмотрении места, которое занимает пост в учении Библии и практике древней Церкви, при не желании слепо упорствовать становится очевидным, что православное отношение к посту намного ближе к библейской и древне-церковной практике.

 

II. Об общих постах для всех верующих

В Ветхом Завете мы много раз встречаем примеры всенародного поста.
Иоил. 1:14: "Назначьте пост" - пост общенародный, обязательный для всех, верных Богу.
Иоил. 2:15: "Вострубите трубою на Сионе, назначьте пост и объявите торжественное собрание". "Назначьте пост", конечно же, общенародный.
Зах. 8:19: "Так говорит Господь Саваоф: пост четвертого месяца и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого соделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством; только любите истину и мир". Из этих слов понятно, что у иудеев ежегодно было несколько всеобщих постов.
Есф. 4:3: "Равно и во всякой области и месте, куда только доходило повеление царя и указ его, было большое сетование у Иудеев, и пост, и плач, и вопль; вретище и пепел служили постелью для многих".
Иер. 36:9: "В пятый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, в девятом месяце объявили пост пред лицем Господа всему народу в Иерусалиме и всему народу, пришедшему в Иерусemалим из городов Иудейских".
2 Пар. 20:3: "И убоялся Иосафат, и обратил лице свое взыскать Господа, и объявил пост по всей Иудее".
Ион. 3:5: "И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого".
Этих мест вполне достаточно чтобы убедиться, что в Ветхом Завете пророками, священниками и царями назначались посты, обязательные для всех, и никто не считал их насилием над собой или чем-то невозможным. У евреев были всенародные постоянные ежегодные посты. О таком посте, кстати, упоминается и в Новом Завете: "пост уже прошел" (Деян. 27:9) [В толковой Библии под редакцией А.П. Лопухина это место толкуется так: "'пост уже прошел…' - разумеется, без сомнения, важнейший пост дня очищения - 10 дня месяца тифи (во II половине октября)". Если же Лука в Деян. 27:9 имел в виду пост христианский, то в таком случае это ещё одно подтверждение того, что у христиан с первых времён были общие посты (о других подтверждениях смотреть ниже)]. Кроме того, у благочестивых иудеев был обычай поститься два раза в неделю, что видно из молитвы фарисея: "пощусь два раза в неделю" (Лк. 18:12). Понятно, что когда И. Христос осудил молитву этого фарисея, то осудил Он его не за то, что он постился, а за то, что он хвалился своими делами пред Богом. Сам же по себе обычай регулярно поститься был, безусловно, богоугоден.
Итак, как Христос не заставляет, а только предлагает нам исполнять Его заповеди, ибо их исполнение приносит человеку жизнь, добро и благословение (ср. Втор. 30:11-20), так и Церковь никого не заставляет, а только предлагает, благословляет и заповедует поститься для своей же духовной пользы. И если в ветхозаветной Церкви были всеобщие посты, то почему их не может и не должно быть в Церкви новозаветной? Естественно, что общие посты могут и должны быть и в Церкви.
Мы можем возразить и сказать: "в Израиле общенародные посты объявлялись по какой-то нужде, как и мы сейчас объявляем пост по какой-то нужде, а какая нужда у православных постоянно поститься"? Во-первых, у евреев были не только посты по конкретной нужде, но и установленные на все времена не зависимо от жизненных. И таким образом, через страдание монах спасает свою душу от греха. Так что же здесь преступного и недопустимого? Напротив, такие подвиги свидетельствуют о великой любви этого монаха к Богу, о сильнейшем желании сохраниться от греха любыми путями… обстоятельств. Во-вторых, нужда у православных самая крайняя, самая очевидная и самая постоянная - освящаться и усмирять плоть. Для этой нужды Церковь и установила регулярные посты, и главнейшие из них (Великий Пост и посты в среду и пятницу) были установлены ещё в I веке самими Апостолами.
В Постановлениях Апостольских [Постановления Апостольские - древнейший памятник христианской письменности, который представляет собой учение святых Апостолов, записанное св. Климентом Римским. В последующее время эта ценнейшая книга была искажена врагами Церкви, которые сделали в ней свои нечестивые добавления. По этой причине Шестой Вселенский Собор (691-692 гг.) отверг её как не во всём богодухновенную ради того еретического, что было в неё внесено. Буквально Собор определил так: "Так как в этих (апостольских) правилах повелено нам принимать тех же святых Апостолов постановления, чрез Климента преданные, в которые некогда иномыслящие ко вреду Церкви привнесли нечто подложное и чуждое благочестия и помрачившее для нас благолепную красоту Божественного учения, то мы ради назидания и ограждения христианнейшей паствы эти Климентовы постановления благоразсмотрительно отвергли (apobolhn pepoihmea), отнюдь не допуская порождений еретического лжесловесия и не вмешивая их в чистое и совершенное апостольское учение". Поэтому, можно сказать, что эта книга занимает сейчас в Церкви место полу тайной книги, книги не для всех, а для "мудрых" (ср. 3 Ездр. 12:37,38; 14:46, 47), которую можно читать только зрелым христианам, утверждённым в вере, способным отличать истину от ереси. Приводимые же здесь (и в других местах моей книги) цитаты из Постановлений Апостольских совершенно истинны, и полностью согласуются со Священным Писанием и Преданием Церкви. А что не нужно панически бояться того, что в данной книге есть нечто еретическое, можно понять на таком примере. "Свидетели Иеговы", как известно, сознательно исказили текст Священного Писания, как сделали это древние еретики с Постановлениями Апостолов. Поэтому, естественно, если Церковь на Соборе касалась бы этой темы, то она, естественно, запретила бы употребление "Нового Мира". Но это вовсе не значит, что расселисты исказили всю Библию. Они исказили в процентном отношении только небольшую её часть. Большинство же библейского текста осталось неискажённым (если не считать бездарного перевода, который в определённом смысле искажает всю Библию: но к Апостольским Постановлениям это не относится, так как еретики пользовались оригиналом, и не искажали переводом весь текст). Таким образом, хотя Библия "Нового мира" искажена еретиками, то всё же большая часть этой Библии свидетельствует истину. Вот так же обстоят дела и с "Апостольскими Постановлениями": она несёт истину, апостольское учение, которое мудрый и утверждённый в вере человек может отличить от привнесённой ереси, как он сможет без труда отличать и отвергать расселистские вставки при чтении "Нового мира". И главное, что читать "Новый мир" даже зрелым христианам нет сейчас необходимости (разве что для исследования расселизма), так как у нас есть отличная православная Библия в синодальном переводе. С "Апостольскими Постановлениями" же всё иначе: к нам они дошли только в искажённом виде, потому богослову и приходится осторожно с ними работать, что бы больше узнать о том, чему учили Апостолы. Читать же их непосвящённым и не наученным вере опасно и непозволительно] говорится об этих 2-х однодневных еженедельных постах: "В среду же и в пятницу Он повелел нам поститься, - в ту, потому что тогда Его предали, а в сию потому, что тогда Он пострадал; а разрешать (т.е. прекращать) пост повелел Он в седьмой день, как пропоет петух, в самую же субботу повелел Он поститься не потому, что должно поститься в субботу, когда закончено творение, но потому, что должно поститься в ту только субботу, в которую Создатель был еще под землею [Так заведено в Православной Церкви до сего дня: в субботу не постятся кроме Великой Субботы перед Пасхой, именно тогда, когда Христос лежал во гробе]"[Книга 5, глава 15].
В Дидахе [Или "Учение Двенадцати" - ценнейший памятник апостольской Церкви. Данная книга была написана в I веке со слов Апостолов. Уже Климент Римский (I в.) хорошо знал и высоко ценил эту книгу] говорится о том же: "Посты же ваши да не будут с лицемерами (т.е. фарисеями), ибо они постятся во второй и пятый день недели [Именно об этих двух днях поста и упоминал фарисей в своей молитве (Лк. 18:12)]. Вы же поститесь в четвертый и шестой" (Дидахе, 8:1). Воскресенье считался "первым днём недели" (см. Мк. 16:2,9). Следовательно, четвертый и шестой день это среда и пятница. В эти дни Апостолы заповедали христианам поститься. И дали они такую заповедь верующим, естественно, по внушению от Духа Святого, и, более того, по прямому повелению Самого Христа, что видно из вышеприведенной цитаты из "Постановлений Апостольских". И Православная Церковь до сего дня тщательно исполняет данное Христово повеление, переданное Церкви Апостолами! Как это поразительно! Мы понятия не имеем ни о каком посте в среду и пятницу, а данный обычай был у христиан с самых апостольских времён, с самого начала! Очередной раз хочется спросить протестантов: как же мы вернулись к жизни древней Церкви, что даже о постах, установленных Апостолами, ничего не знаем?
Здесь важно отметить, что избрание среды и пятницы как дней поста имеет глубокий смысл, который заключается отнюдь не в том только, чтобы дни поста христиан не совпадали с постами фарисеев. Сам Христос пророчествовал о Своих учениках и последователях: "Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься" (Мф. 9:15). Здесь Христос говорит не только в общем - о том, что верующие будут поститься после Его вознесения: Он здесь указывает и на дни, в которые христиане будут поститься. Как известно, в среду Иуда предал Христа, а в пятницу Он был распят, другими словами был отнят у учеников. Поэтому, эти дни, как наиболее скорбные в жизни Христа, и были определены Апостолами (а лучше сказать - Самим Христом) для поста, на что, кстати, указывают и "Апостольские Постановления".
То, что посты в среду и пятницу были установлены ещё при жизни Апостолов, признаёт известнейший баптистский богослов В. Санников: "Постные дни ("во второй половине I века"), как правило, назначались на среду и пятницу и часто назывались словом, заимствованным из военной лексики, - station, то есть день стражи или вахты" [В. Санников, "Двадцать веков христианства", том I, стр. 147]. Так что апостольское установление для Церкви этих постных дней не подлежит сомнению, ибо разве могли в I-м веке быть установлены дни поста без воли Апостолов? Важно, что В. Санников указывает и на то, что дни эти назывались так, как и называет их св. Ерм в вышеприведенной цитате - "стояние", иначе "стража". То есть, мы имеем ясные свидетельства того, что уже с I-го века посты в среду и пятницу были обычаем у христиан.

Также и сорокадневный Великий Пост перед Пасхой имеет весьма древнее происхождение. Он был установлен, прежде всего, в память и подражание сорокадневному посту Иисуса Христа (см. Мф. 4:2), а также сорокадневному посту таких великих Божьих пророков, как Моисей и Илия (см. Исх. 34:28; 3 Цар. 19:8). Вот некоторые древние упоминания о Великом Посте, который чаще всего именовался "четыредесятница" (т.е. четыре десятка дней, 40 дней) и до сих пор так именуется в церковных книгах Православной Церкви.
В Постановлениях Апостольских говорится: "После этих дней да сохраняется у вас пост четыредесятницы, содержащий воспоминание о жительстве и законоположении Господнем, а совершайте пост этот прежде поста пасхального [Пост пасхальный - страстная неделя перед Пасхой. В Православии всё так в точности и происходит до ныне: 40 дней Великого Поста предваряет страстную неделю, то есть пасхальный пост], начиная его со второго дня, а оканчивая в пятницу" [Книга 5, глава 13]. То есть, Пасхе у древних христиан предшествовал предпасхальный пост, которому, в свою очередь, предшествовал сорокадневный пост. Эти два, один за другим следующих, поста обобщённо называются сейчас в Православии "Великим Постом", хотя непосредственно недельный предпасхальный пост всегда выделяется, особенно в богослужении, и называется "страстной седмицей". Таким образом, очевидно, что Великий Пост, включающий в себя "четыредесятницу" и "пост пасхальный", был установлен самими Апостолами, равно как и посты в среду и пятницу. И Православная Церковь доныне практикует все эти посты; мы же ничего о них не знаем - их близко нет в нашей церковной жизни!
В. Санников, кстати, и здесь подтверждает тот факт, что древняя Церковь практиковала пост перед Пасхой: "Крещение ("во II веке") совершалось, как правило, после поста в ночь на Пасху…" [В. Санников, "Двадцать веков христианства", том I, стр. 146].
Какой вывод напрашивается при рассмотрении этих свидетельств? Самый очевидный, к которому я всё с большей убеждённостью приходил по мере изучения и сравнения одного за другим вопроса, в котором нет единства в Православии и протестантизме: какой догмат, практику и учение ни взять, Православие сохраняет верность Библии и учению апостольской Церкви, а протестантизм отступил от истины. Как же после этого я могу верить протестантам, так смело заявляющим, что они вернулись к жизни и учению древней Церкви? Это же полная иллюзия и злостный обман, губящий многие души. После моего обращения в Православие баптисты стали считать меня, естественно, врагом и отступником. Но что Вы мне предлагаете? Что нужно было мне сделать? Принять Истину, которая только мне и нужна, или, чтобы не огорчать Вас,, и постятся, подобно Ап. Павлу, продолжать верить и другим проповедовать ложь, оставаясь баптистом? Поэтому, простите меня, бывшие мои братья протестанты, но, как говорится, "Платон мне друг, но истина дороже"… Однако же, продолжим разговор о посте. 
Св. Иоанн Златоуст также поучал свою паству правильно поститься. В одной из его речей, которая так и озаглавлена: "Поучение на второй седмице четыредесятницы", есть такие слова: "Мы провели уже вторую неделю поста; но не на это будем смотреть, потому что провести пост значит не то, чтобы провести только время, но чтобы провести его в добрых делах. Подумаем о том, сделались ли мы рачительнее, исправили ли какой-нибудь из своих н едостатков, омыли ли грехи. Во время четыредесятницы, обыкновенно, все спрашивают о том, сколько недель кто постился; и можно слышать от одних, что они постились две, от других, что - три, а от иных что - все недели. Но что пользы, когда мы проведем пост без добрых дел? Если скажет иной: постился всю четыредесятницу, - ты скажи: я имел врага и примирился, имел привычку злословить и оставил ее, имел привычку клясться и оставил эту дурную привычку. Для мореходцев нет никакой пользы в том, что они переплывут большое пространство моря, но полезно для них, когда приплывут с грузом и со многими товарами. И для нас нет никакой пользы от поста, когда мы проведем его просто, как-нибудь и суетно".
Эти слова ясно свидетельствуют о том, что для христиан времён св. И. Златоуста сорокадневный пост был всеобщей церковной практикой, установленной, конечно же, намного раньше IV века, когда жил И. Златоуст. И поучение великого учителя Церкви о том, что истинный пост состоит в добрых делах и исправлении жизни, не говорит, естественно, о ненужности телесного поста, а о том только, что таковой пост бывает бесполезным, если не сопряжён с делами благочестия, с чем православные полностью согласны. Потому в посты Церковь призывает своих чад воздерживаться не просто от вкусной пищи, а и от многословия, пустословия, "безгодного" сна [Выражение, взятое из вечерних молитв, которое обозначает сон без телесной пользы и надобности, сон ради неги и удовольствия], супружеского сожития [Согласно слову Ап. Павла: "не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе…" (1 Кор. 7:5). Потому в посты Церковь не благословляет венчаться и начинать супружескую жизнь. Кроме того, хотя есть, пить и радоваться Церковь в принципе не запрещает, но свадебное веселие по духу и настроению не соответствует воздержанному, молитвенному и внутренне-аналитическому настроению поста] и всякого приятного по плоти времяпровождения; больше чем обычно творить дел милосердия; больше чем обычно молится Богу и читать Священное Писание и душеполезные книги [Протестант скажет, что всегда, а не только во время поста нужно молиться, читать Библию и духовные книги, делать добрые дела, воздерживаться от многословия и пустословия и т.д. Это - действительно так. Но христианин отнюдь не всегда может постоянно с одинаковой ревностью упражняться в добродетелях. Да, он всегда обязан читать Библию, но в пост он должен ещё усерднее и больше её читать; да, он всегда должен уклоняться от многословия, в пост он должен быть особенно немногословен; да, он всегда должен творить дела милосердия, но в пост он должен сотворить больше милости, чем в другое время; да, он всегда должен молиться и посещать богослужения, но в пост он должен ещё больше об этом поревновать, и т.д. Кроме того, время поста отличается не только степенью ревности к духовной жизни и воздержания от всякого греха. В посты человек ради воздержания отказывается от того, что вообще не является грехом, как то: вкусная пища, супружеское общение, женитьба, празднование дней рождения, хождение в гости, туристические поездки, второстепенные житейские дела и т.п., от чего не нужно отказываться, когда нет поста. Серафим Саровский, например, по средам и пятницам "безмолвствовал", посвящая эти дни молитве, а в другие дни принимал людей], и обязательно исповедаться в грехах и причаститься. А чтобы подготовится к исповеди и причастию нужно осмыслить последнее время жизни, выявить свои недостатки и грехи, раскаяться в них и примириться со своими ближними. Перед исповедью в храме многие исповедующиеся просят предварительно у всех прощения.
То есть, в Православии пост отнюдь не понимается просто как воздержание от еды, а как время, когда нужно приложить наибольшие усилия для своего спасения, для добрых дел, для молитвы, для всякого духовного делания, как написано у пророка: "Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся" (Ис. 58:6,7).
Поэтому, именно духовная составляющая является важнейшей в посте. Но это не значит, что телесное воздержание не нужно. Воздержание нужно во всём, не только, например, в словах, но и в пище, что также является важной составляющей поста, поскольку способствует обузданию и усмирению плоти. Потому Ап. Павел свидетельствовал о себе: "усмиряю и порабощаю тело мое" (1 Кор. 9:27). И усмирял он своё тело, конечно же, посредством поста и всякого телесного воздержания.
Воздержание, уместно вспомнить, является одним из важнейших плодов Духа Святого (см. Гал. 5:22,23) и настолько важной частью евангельской проповеди, что содержание речи Ап. Павла к правителю Феликсу описано в Библии как слово "о правде, о воздержании и о будущем суде" (Деян. 24:25). Поэтому, зная о важности всяческого, в том числе и телесного, воздержания Православная Церковь и призывает своих чад, следуя Ап. Павлу, усмирять и порабощать свою плоть, прежде всего посредством постов, и постов не на личное усмотрение, постов не раз в год или пять лет, а постов общецерковных, постов частых и регулярных.
Священник Александр Мень совершенно правильно говорит: "В чем спост четыредесятницымысл постов? Они прививают навык воздержания, обуздывают плоть, способствуют духовному совершенствованию. Они несут в себе принцип самоконтроля - важнейшего условия внутренней работы. Следование установленному посту, а не тому, который каждый изобретает для себя, есть акт добровольного принятия руководства Церкви" [А. Мень "Православное богослужение: таинство, слово и образ". - Москва, 1991 г., с. 168].
Ограничивая себя в посте во многих телесных естественных и Богом дозволенных удовольствиях (еда, питие, сон, отдых, общение и пр.), и ограничивая к себе приток обычной, часто пустой и суетной информации (обыденные разговоры с людьми, житейские дела, чтение мирских книг и газет, просмотр телепередач и т.д.) человек тем самим освобождает душу от влияния плоти и становится более способным к слышанию голоса Духа Святого, к чистой молитве, к "вниканию в себя и в учение" (1 Тим. 4:16). Как писал св. Иоанн Кронштадтский: "Легко молится Богу сердце, когда желудок не принимал пищи" [Святой праведный Иоанн Кронштадтский, "Священнику", М., изд. "Отчий дом", 2005 г, стр. 73]. Но мало кто из протестантов понимает эти духовные законы. Волейбол при молитвенном доме, постоянные шутки и смехотворство, всякие развлечения - обычная жизнь современной протестантской молодёжи. Никакого (ради Христа) телесного воздержания протестантизм почти не знает. Потому и духовность его такая слабая.

Теперь о посте в тайне. Эти слова, что следует из контекста речи Христа (Мф. 6:16-18), говорят не о том, что о нашем посте не должен знать никто и никогда, а о том, что поститься нужно не на показ "как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися", а для Бога. О том, что фарисеи постились два раза в неделю, все знали, но если бы первые не принимали на себя мрачные лица; если бы они не показывали окружающим всеми способами, что они постятся, пытаясь заслужить их похвалу, то они не были бы осуждены Христом. Когда в Ветхом Завете объявляли всенародный пост, то каждый знал о том, что его собратья постятся. Но ведь это не значит, что все постились на показ и что такой пост Бог осуждает. Наоборот, одобряет, ведь Он Сам повелевал такие посты объявлять!
Или если наш пастор призовёт свою общину попоститься в определённый день, и все мы будем знать о посте друг друга, то неужели такой пост, на наш взгляд, не может быть богоугодным, "втайне"? Неужели такой пост всегда и для всех будет фарисейским и показным, Христом осуждаемый? Зачем же тогда мы, хотя и крайне редко, постимся общими постами?
В той же нагорной проповеди, где Христос обличает фарисеев в показном посте, Он обличает их и в показной молитве, говоря, что лицемеры "любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою". Нас же Он учит молиться втайне: "Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно" (Мф. 6:5,6).
Итак, если Христос запретил прилюдную молитву и заповедал молится тайно, в своей комнате за закрытой дверью, то зачем же мы тогда постоянно молимся прилюдно - на всех наших собраниях? Значит, мы прямо уподобляемся фарисеям, которых Христос осудил за прилюдную, а не тайную молитву? Если нет; если мы понимаем, что не всякая не тайная, не только Богом слышимая молитва, осуждается Богом; если мы понимаем, что молитвой, которую слышат люди, всё же можно молиться не на показ, не лицемерно и не греховно, то таким же образом и поститься можно не лицемерно и не на показ даже тогда, когда о нашем посте знают другие.
Ведь если так примитивно рассуждать в остальных вопросах, как мы рассуждаем в вопросе о посте, то получится, что люди не должны знать ни о каком нашем добром деле, ни о какой нашей добродетели. Нельзя значит, чтобы люди знали, что мы не пьём водку, что мы не курим, что мы не ругаемся, что мы читаем Св. Писание, что мы не блудим, что мы ведём порядочную жизнь и т.д. Ведь они могут нас за это похвалить, и тогда мы потеряем награду от Бога, как потеряли её фарисеи, которых хвалили люди. Так или нет? Конечно не так.
Всё дело в сердечных мотивах. Если человек искренне делает добро для Бога, то он получит свою награду, даже если о его добрых делах и знают люди. Если же человек всё делает лицемерно ради похвалы людской, ради своего тщеславия, то он не будет иметь награды от Бога, даже если его никто из людей никогда и не похвалил. Ап. Павел пишет: "посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога" (1 Кор. 4:5; ср. Евр. 4:12).
Итак, хорошо делать добрые дела тайно, но часто нет никакой возможности, а главное - необходимости, скрывать свои добрые дела и христианский образ жизни, как сказал Христос: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мф. 5:16). Если бы все добрые дела нужно было бы скрывать, то нельзя бы было и в храм пойти на службу; нельзя было бы никому сказать: "я не курю; я жене не изменяю; я не употребляю наркотиков; я читаю Библию", и т.д.

Нужно также сказать, что общеизвестность православных постов по сути и не устраняет тайну поста, ибо как могут люди знать о том, насколько усердно мы постимся? Кто знает о том, что и сколько мы едим в пост, сколько молимся, сколько и каких тайных дел милосердия делаем, сколько читаем Св. Писание и т.д.? Этого окружающие чаще всего не знают. И кстати, изучая Православие я скоро заметил именно то, что скрывать и утаивать свои добродетели Православию намного более присуще, чем протестантизму. В житиях святых, например, мы часто видим, что святые постоянно старались о том, чтобы скрывать от людей свои подвиги, добрые дела, святость, видения, которыми удостаивал их Господь, а ближним своим, которые об этом знали, запрещали говорить об этом до их смерти. Многие святые даже юродствовали для того, чтобы скрыть свои духовные подвиги и не иметь похвалы от людей.
Протестантизму же напротив, очень свойственно желание делать добрые дела на показ. Когда я служил в г. Славянске, то проезжая по улице увидел огромный рекламный щит, на котором некие протестанты написали: "мы молимся о нашем городе". Разве не трубят, как древние фарисеи, о своей молитве протестанты, когда делают такую рекламу? А ведь этот пример не есть частный и исключительный случай. Такое поведение - типичное для протестантов. Но не для православных.
Православная Церковь на каждой службе неоднократно произносит различные прошения не только о городе, но о всех людях ("о мире всего мира"; "о богохранимой стране нашей, властях и воинстве её"; "о граде сем, всяком граде, стране и верой живущих в них"; "о плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных, и о спасении их" и т.д.), но никогда она таким образом, как протестанты, не "трубит" о своих добрых делах.  Итак, если посмотреть объективно и непредвзято, то Православие намного больше протестантизма понимает и ревнует о "тайне" своих добрых дел. Но общеизвестность православных постов никоим образом не нарушают тайны личного подвига перед Богом.

Теперь ответим на вопрос: церковные посты обязательны для всех верующих, или это есть добровольное дело каждого? В. Санников, упомянув о древнем церковном обычае поститься в среду и пятницу, добавляет: "Посты не носили обязательного характера. Ириней свидетельствует, что каждый постился добровольно". Итак, в каком смысле нужно понимать общие церковные посты? Для протестанта, конечно же, с его индивидуальным, а не соборным подходом ко спасению, этот вопрос стоит очень остро. Ему очень хочется самому лично решать вопросы своей духовной жизни. Но в этом настроении нет послушания; нет единомыслия и единодушия, заповеданного Христом.
Перед тем, как на поставленный вопрос дать окончательный ответ, для того, чтобы протестанту было легче с ним согласиться, я предлагаю Вам, мой протестантский читатель, ответить на такие вопросы: "обязаны ли Вы вставать, когда Ваш пастор выходит на кафедру в начале собрания; или когда во время молитвенного псалма он жестом призывает собрание подняться"? Отвечая на эти вопросы, мы должны будем сказать, что нас, конечно же, никто не принуждает вставать, и что мы встаём добровольно. Но мы и обязаны вставать, ведь мы добровольно стали членами данной церкви, а значит, обязались жить согласно её установлениям и порядкам. (И если кто-либо из членов нашей церкви сказал бы, что он не будет исполнять этой традиции, поскольку это дело добровольное и в Библии нет прямой заповеди так поступать, то мы бы отнеслись к таковому нашему брату крайне отрицательно, а если бы он не изменил своей позиции, то со временем его в большинстве случаев отлучили бы от церкви).
Вот такой же ответ может дать православное богословие и на выше поставленный вопрос: каждый православный постится не иначе, как добровольно: его никто к этому не принуждает. Но раз он добровольно желает быть членом Православной Церкви, то он обязан жить согласно её установлениям и порядкам. И даже при том, что все верные обязаны соблюдать церковные посты, всё равно остаётся большое место для добровольности и личного усердия, ибо мера пощения определена Церковью только в общих чертах. Один может 40 дней ничего не есть; другой может есть только хлеб; третий может есть одну растительную пищу. Если же человек только начал воцерковляться, и не может ещё строго поститься, то пусть постится, как может. Если он привык есть мясо каждый день, а в пост начнёт есть только в воскресенье, то это будет для него пост, воздержание.
Поэтому, Церковь, назначив общие посты, во-первых, никого не принуждает поститься, а во-вторых, не определяет для каждого меру его пощения. То есть, Церковь не говорит, что в пост каждый должен съесть не раньше обеда 100 грамм хлеба и всё. Ничего подобного нет, и каждый постится по мере своей веры, ревности и здоровья.
Кстати, многих людей Церковь вообще освобождает от поста. К таковым людям относятся больные, находящиеся в тюрьме и на службе в армии, беременные и кормящие грудью женщины, физически тяжело работающие. Ведь цель поста есть ограничение и усмирение плоти, а тело у всех вышеперечисленных групп людей итак усмирено и претерпевает скорбь. Болезнь для больного и есть его пост, равно как и для беременной пост - её беременность, которая ослабляет её плоть. Поэтому, Православная Церковь имеет весьма мудрый подход к посту.

Последний арг. Поэтому, можно сказать, что эта книга занимает сейчас в Церкви место полу тайной книги, книги не для всех, а для умент, от противного. Мы уже говорили о том, что всякая секта и лжерелигия (1) подменяет и в тоже время (2) подражает Церкви, что и является главной целью их существования. И одна из величайших мировых религий, возникшая в VII веке - религия мусульманская. В ней, как известно, есть элементы иудаизма, христианства, а также свои - новые.
Так вот, хорошо известно, что важнейшая составляющая духовной жизни мусульман есть Рамадан - общемусульманский сорокадневный пост! Как он появился? Он не взят из иудаизма и не придуман Мухаммедом. Он взят из христианства! Таким образом, из этого факта мы можем понять, что Церковь, которой подражает и противостоит ислам, был и есть истинный богоугодный сорокадневный Пост.

III. О частичном пощении

Пророк Даниил так описывает свой пост: "Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои" (Дан. 10:3). То есть, постясь, пророк Даниил воздерживался не от всякой, а только от вкусной и приятной пищи. Вот таким постом часто постятся и православные, вкушая только простую и малокалорийную пищу растительного происхождения. Как видим, православное частичное пощение описано в Библии и оправдано примером великого угодника Божия: постом Даниила постятся православные до сего дня.
В Новом Завете мы также находим пример частичного пощения в лице пророка и предтечи Господнего, о котором мы читаем: "Иоанн… ел акриды и дикий мед" (Мр. 1:6). То есть, на протяжении всей жизни Иоанн частично постился, ограничивая себя во всякой пище, кроме весьма простой и грубой. И древняя Церковь постилась таким постом. Так, в вышеприведенной цитате из св. Ермы, Ангел заповедует ему частичное пощение: "в тот день, в который постишься, ничего не вкушай, кроме хлеба и воды".
Итак, частичное пощение необходимо для того, чтобы можно было длительное время пребывать в посте, ведь только редчайшие люди способны 40 дней ничего не есть, но зато многие способны к частичному пощению. И такой пост отнюдь не бесполезен, ибо привывает устойчивый навык воздержания от удовольствий плоти. И для многих намного больше будет духовной пользы от сорокадневного частичного пощения, чем, например, от трёхдневного полного воздержания от пищи.
Внутренний пророческий смысл частичного пощения можно усматривать также в том, что отказываясь от пищи животного и рыбного происхождения Церковь воспоминает и проповедует о блаженных райских временах до грехопадения, когда Адам с Евой питались одной растительной пищей; им не нужно было никого убивать для того, чтобы насытится. Частичный пост также пророчествует и о Царствии Небесном, где спасённые не будут убивать и есть животных, а будут вкушать только от плодов "древа жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой" (Откр. 22:2) [При этом, не нужно, конечно же, думать, что в Царствии Небесном будет пост]. То есть, хотя Б, хотя непосредственно недельный предпасхальный пост всегда выделяется, особенно в богослужении, и называется ог разрешил человеку после грехопадения употреблять в пищу животных, Церковь своими постами, в которые запрещена мясная пища, напоминает своим чадам о том, что такое положение, когда нужно убивать животных для пропитания, не есть совершенство и изначальный замысел Бога о человеке.
Поэтому, в частичном пощении нет ничего противоречащего духу и букве Священного Писания, или здравому смыслу. И православные не относятся к тем отступникам, которые запрещают "употреблять в пищу то, что Бог сотворил", ибо они ничего не запрещают употреблять, разве только учат "воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины" (Деян. 15:29), что запретили нам сами Апостолы. Остальную же (скоромную) пищу православные запрещают употреблять не вообще, а только на время поста.
Вот вегитарианцев, которые призывают принципиально и во всякое время не употреблять в пищу животных, можно отнести к таковым отступникам, о которых пишет Апостол. А если наш пастор призовёт свою общину один день побыть в посте и ничего не есть, то его мы, конечно, не станем относить к тем отступникам, которые запрещают употреблять в пищу сотворённое Богом. И если Ап. Павел призывает супругов временами воздержаться от супружеского общения (1 Кор. 7:5), то, понятно, это не значит, что он принципиально его запрещает и считает его грехом. Таким же образом, если православные призывают на время поста воздержаться от скоромной пищи, то это не значит, что они в принципе запрещают её употребление.
В связи с вышесказанным есть любопытное наблюдение. При жизни Христа учеников Его обвиняли в том, что они не постятся: "почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?" (Мк. 2:18). Сегодня мы обвиняем их уже в обратном, что они постятся и запрещают "употреблять в пищу то, что Бог сотворил". Разумно ли это? Действительно, какие только нападки не терпят от врагов истинные последователи Христа. Хоть постись, хоть не постись, а духу противления всё равно не угодишь, как говорил о том Христос: "Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали. Ибо пришел Иоанн, ни ест, ни пьет; и говорят: в нем бес. Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам" (Мф. 11:16-19).
Итак, Христос говорил, что когда Он отойдёт к Отцу, то Его ученики будут поститься. Понятно, что православные, а не мы, протестанты, исполняем это пророчество. Сказать о протестантах, что "они постятся", или "часто бывают в постах", или, тем более, "пребывают в постах" никак нельзя, зато всё это без всякой натяжки можно сказать о православных.
На основании Библии возможны как общие для всех посты, так и частичное пощение. Человек может поститься по своему усердию и сверх положенного, как делают это многие монахи и другие подвижники благочестия, но для всех своих чад Церковь установила общецерковные посты, главнейшие из которых ведут своё начало от самих Апостолов.
И я не желаю и дальше ничего не знать и никак не исполнять заповеди, данные Апостолами Церкви на все времена. Я хочу присоединиться к единой жизни Церкви, к единому дыханию и к единой традиции, которой она держится повсеместно и во все века. Поэтому, естественно, я не могу больше придерживаться традиции протестантской, ничего не ведающей ни о каких церковных постах. И это есть очередная причина, по которой я не могу больше оставаться баптистом и вообще протестантом.

 



 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100