gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная Благовест статьи Под покровом Божьей Матери

Под покровом Божьей Матери

Если подходишь или подъезжаешь к Киселевке со стороны Моспино, то из-за высокого холма не видишь ее почти до самого последнего момента. А когда село наконец открывается взору, первое, что бросается в глаза, - это белоснежный старинный храм, от вида которого захватывает дух.

храм в честь иконы ОдигитрияШирокий купол этой церкви, построенной больше века назад, был сделан по образу и подобию знаменитого Софийского собора Константинополя-Царьграда, столицы православной Византии. Сегодня этот храм, носящий имя Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия», принадлежит женскому монастырю, который назван в честь еще одной Богородичной иконы - Касперовской.

Стремясь растопить лед ненависти окружающих, монахини Касперовской обители непрестанно молятся об умножении любви.

От ненависти - к любви!

Сама обитель находится в другом конце села, метрах в трехстах от церкви. Когда монашки ходят туда на службу или со службы, некоторые местные жители провожают их косыми и недружелюбными взглядами. В Киселевке Христовых невест невзлюбили почти сразу после того, как они здесь поселились весной 1997 года.

Причины этой ненависти, скорее, какие-то иррациональные. Одетые в темные одежды монахини многих бесят уже одним своим видом, который заставляет вспомнить, что, кроме привычных житейских попечений, в жизни есть и иной, высший смысл и что недостойно человека разменивать его на пошлую суету. Эта безмолвная проповедь укоряет совесть и пробуждает от духовной спячки. А того, кто сладко и крепко спит, обычно очень раздражает, когда его будят.

Однако далекие от мистики и метафизики жители Киселевки для объяснения своей ненависти к монашествующим придумали более конкретные причины, многие из которых абсурдны и нелепы, а часто вообще не имеют никакого отношения к насельницам обители. Так, первым делом их обвинили… в потере рабочих мест. Раньше в тех помещениях, где поселились монахини и послушницы, размещалась психиатрическая лечебница, в которой работали многие местные жители. Однако ее закрыли задолго до того, как в селе объявились черницы, – к тому времени больница превратилась почти в руины. Но об этом «забыли».
Вообще обитателей монастыря здесь считают виновниками чуть ли не всех свалившихся на село бед – по принципу «если в кране нет воды, значит выпили известно кто». И не только в переносном, но и в буквальном смысле этого слова – на них переложили вину и за проблему с питьевой водой, которая в этой местности существует уже давным-давно. Роль «стрелочников» им отводят при любых раскладах. Оставили злоумышленники, похитившие с целью наживы провода, все село без света – значит, монахини недоглядели. Не ремонтируют дорогу до Макеевки – опять же они не добились. Отменили рейсовый автобус до этого города – снова богомолки не отстояли… Сетуя, сельчане мечтают: «Если бы монастырь здесь не присосался, нашёлся бы другой, крутой дядя, который бы что-то организовал здесь».

Скорее всего, это недовольство не выплеснулось бы за пределы сельских усадеб и улиц, где шушукаются местные любители «перемывать косточки» всем и вся, если бы не нашлась в Киселевке одна гражданочка, особо люто возненавидевшая монастырь и организовавшая целый «крестовый поход» против него. Собирая подписи недовольных, она вот уже несколько лет бомбардирует коллективными письмами и телеграммами всевозможные инстанции – начиная от исполкома Горняцкого района Макеевки, к которому относится Киселевка (официально называющаяся Грузско-Ломовка), и заканчивая Президентом Украины и даже почему-то Госдумой России.
Кроме этого, с ее подачи в Интернете создано аж два сайта, целиком посвященных борьбе с женской обителью. В приводимых там перечнях прегрешений, приписываемых насельницам обители, фигурирует, например, то, что они якобы разгоняют молодежь, по ночам «играющую музыку» возле стен обители, «выйдя за ограду монастыря, просят закурить у молодёжи», «находясь в нетрезвом состоянии, ругаются нецензурной бранью при выпасе коров», «воруют из людских огородов» и т.п.

В письме Предстоятелю Украинской Православной Церкви Блаженнейшему митрополиту Владимиру жители Киселевки подытоживают: «от этих мнимых монахов так и прёт негативным, плохим, отрицательным, грубым. Какие же они верующие, если только приносят беду и неприятности сельчанам?! Если вы не мафиозник, то оградите жителей села от присутствия так званых монахов. Заберите их обратно, откуда вы их привезли!».

Насельниц обители все это, конечно, очень огорчает – ведь они шли в монастырь от переполнявшей их любви не только к Богу, но и к ближним, о которых непрестанно молятся и которым всегда готовы служить. Однако, натыкаясь вместо взаимности на ненависть, монахини все же не унывают, ибо другого, в принципе, и не ожидали - Сам Христос предупреждал в Евангелии: «И будете ненавидимы всеми за имя Мое». Он также заповедал: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Сестры во Христе стараются исполнять эту заповедь. Особенно часто они возносят молитвы Иоанну Богослову, которого называют апостолом любви и которого просят об умножении любви и примирении враждующих. Кстати, имя этого любимого ученика Христа носит монастырский храм, в котором совершаются повседневные богослужения.

Постепенно сердца сельчан оттаивают. Все меньше становится тех, кто внимает провокационным просьбам подписать очередной пасквиль, а в то же время все больше местных жителей начинает ходить в монастырскую церковь. Особенно много их было на отмечавшемся 10 августа престольном празднике храма Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия», которому в тот день исполнилось ровно 110 лет. По этому случаю насельницы обители прямо в церковном дворе накрыли столы с праздничным угощением для всех прихожан и многочисленных паломников. Вообще, несмотря на бедность обители, для гостей здесь устраивают трапезы после всех праздничных или воскресных литургий.

И все же - нет пророка в отечестве своем. Гораздо чаще, чем местных жителей, в Касперовском монастыре можно встретить паломников из Макеевки, Иловайска, Моспино, Донецка, Харькова и более дальних мест. К слову, такая же картина наблюдается и во многих других обителях, например, в Свято-Успенском Николо-Васильевском монастыре, что в селе Никольское Волновахского района. Помолиться у могилы скончавшегося год назад известного далеко за пределами Донбасса схиархимандрита Зосимы туда едут люди не только со всей Украины, но и из России, а вот аборигены в тамошние храмы почти не заглядывают. Верно подмечено, что большое видится на расстоянии.

Впрочем, в Касперовский монастырь местные на первых порах таки наведывались, но далеко не с добрыми намерениями и обычно по ночам. По словам монахинь, дважды они обворовывали трапезную, похищали саженцы, кур и коз, пытались увести коров, но грабителям помешал сторож, которого они ранили в руку из ружья. Сейчас криминальные страсти утихли, потому что, благодаря спонсорам, обитель обзавелась собственными охранниками.

Сами же насельницы ежедневно с иконами и молитвами обходят по периметру всю территорию обители, призывая благодать и отгоняя духов злобы, которых, судя по всему, в здешней местности развелось немало, особенно если вспомнить, что раньше тут располагалась психушка, где в том числе держали и буйнопомешанных (а таковых христиане считают одержимыми бесами).

Мать Мария и другие

Сегодня Касперовский монастырь уже более-менее отстроен и благоустроен. Когда же более шести лет назад сюда прибыли первые насельницы, то на месте бывшей психбольницы царили удручающая разруха и запустенье. Местные жители успели растащить все, что представляло хоть какую-то ценность. Остались только стены корпусов с зияющими пустыми глазницами окон. К слову, на стене одной из комнат новые поселенцы обнаружили большой лик Христа, нарисованный, видимо, одним из последних пациентов больницы.

Стали обживаться на новом месте. Число послушниц постепенно увеличивалось. Однако первые годы было так тяжело, что не все привыкшие к благам цивилизации горожанки выдержали испытания – голодом, холодом и тяжелым трудом. Случалось, что среди зимы целую неделю не было света и отопления. Проблему с освещением решали с помощью свечей, а согревались так – кипятили воду, наливали ее в большие пластиковые бутылки и обкладывались ими, когда ложились спать. А спали прямо в пальто. Большинство из тех первых послушниц, которые не сбежали из монастыря, сегодня уже схимонахини.

Этот же ангельский образ схимы носит и нынешняя наместница обители матушка Мария. Она поселилась здесь через год после открытия монастыря. В Донбасс будущая схимница приехала из Караганды, где 22 года трудилась в литейном цехе, а потом еще 8 – на шахте. Заработав горячий стаж, она рано ушла на пенсию и перебралась в Макеевку, где жили ее тетушки.

Интерес к Богу и Церкви у нее проснулся еще в Караганде - благодаря верующему племяннику, с которым они часто и подолгу беседовали на религиозные темы. Когда узнала, что в Киселевке открылся женский монастырь, стала туда ездить. Полюбив это место, попросилась у игуменьи в послушницы, однако та сначала категорично заявила, что «мы пожилых не принимаем», но потом все ж таки поинтересовалась, кто она по профессии. Услышав ответ, сказала, что такие специалисты в монастыре не нужны. Но когда гостья обмолвилась, что еще она хорошо умеет шить, игуменья смилостивилась: «Это как раз то, что нам сейчас нужно!» Стала матушка шить подрясники, хитоны и прочее облачение. Потом съездила на несколько дней домой, однако уже на второй день ее снова стало тянуть в монастырь. Вернулась. Затем опять на три дня съездила домой, после чего уже окончательно поселилась в обители. Все эти годы матушка Мария шила одеяния для сестер, одела здесь практически всех. И сейчас еще сама кроит, но шьют уже молодые послушницы.

Всего в обители на сегодняшний день 45 насельниц всех возрастов - от 19 до 80 лет. С раннего утра и до позднего вечера они молятся и трудятся на разных послушаниях: в храме, на кухне, в трапезной, в коровнике, в курятнике, на огороде, в цветниках, а еще поют, шьют, вышивают бисером и пишут иконы. Большинство послушаний сестры исполняют поочередно, но петь, вышивать и писать иконы Бог дал талант не каждому. Этим здесь занимается преимущественно монахиня Корнилия, которая училась иконописи и церковному пению в Санкт-Петербургских духовных школах.

Богослужения в монастырских храмах совершают два игумена - о. Никон и о. Захария. Последний был одним из ближайших духовных чад вышеупомянутого старца Зосимы. А еще в Касперовскую обитель часто приезжает и подолгу здесь живет тоже хорошо известный в Донбассе архимандрит Серафим из Святогорского монастыря. Он является духовником касперовских сестер.

Рядом с монахинями трудятся строители из Макеевки. Они за счет средств благодетелей обители восстанавливают бывшие больничные корпуса, а одно из зданий превращают в храм, который, как и монастырь, будет назван в честь Касперовской иконы Божьей Матери. Были случаи, когда наемные рабочие, которые прежде были совершенно равнодушны к религии, пожив возле излучающих какую-то неотмирную радость монахинь, так проникались здешней благодатной атмосферой, что затем сами уходили в монастыри. Два таких работника поступили в нашу Святогорскую обитель, а один – в знаменитую Оптину пустынь. А еще рассказывали, как вслед за ушедшими в Касперовский монастырь дочерьми туда ушли и две матери. Слушая такие истории, вспоминаешь слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи мирный дух – и вокруг тебя тысячи спасутся».

Приезжают в Касперовский монастырь и добровольные помощники, жаждущие потрудиться во славу Божию. Некоторые из них задерживаются здесь надолго. Например, моспинец Сергей живет в обители месяцами, выполняя самые тяжелые работы, которые женщинам не по плечу. В частности, каждый день он по нескольку раз загружает в тачку фляги и идет на другой конец села за питьевой водой для обители, ибо у них течет только техническая. (К слову, эту проблему можно было бы решить, если пробурить скважину и установить водонапорную башню, однако у обители не хватает на это средств).

Архангельский мужик

Еще один добровольный помощник монастыря - Федор Гаврилович - нынешней весной переселился сюда на постоянное жительство. Причем не один, а вместе с женой и своим хозяйством.

По его словам, еще в детстве ему напророчили, что он будет строить целых два храма. Однако почти всю свою жизнь о Боге Федор Гаврилович вспоминал редко и в церковь почти не ходил. Родился он и вырос в Архангельской области, неподалеку от родной деревни святого праведного Иоанна Кронштадтского. А отслужив в армии, перебрался к родственникам в Донбасс. Здесь он много лет работал на шахте, а когда ушел на пенсию, стал смотрителем кладбища.

Жили они в городе Кировское. Его жена Вера часто ходила в местную церковь. Однажды она сказала, что батюшка о. Вячеслав (ныне - архимандрит Варнава, благочинный Макеевки) просит прихожан помочь в ремонте храма. Федор Гаврилович всегда был безотказным тружеником, поэтому сразу согласился. Работая при храме, он часто общался с батюшкой и постепенно стал воцерковляться.

Как-то во время одного из полушутливых разговоров Федор Гаврилович пообещал священнику подарить теленка, которого должна была родить его корова. Когда теленок появился на свет, Федор Гаврилович сам напомнил батюшке, уже перебравшемуся к тому времени в Макеевку, о своем обещании. Тот стал отнекиваться - мол, зачем мне, монаху, да к тому же в городе теленок?! А потом предложил: «Раз уж ты, Федор Гаврилович, так настаиваешь, то подари лучше своего теленка женскому монастырю, который открылся в моем благочинии». Сказано - сделано. Затолкали теленка в микроавтобус и привезли в Киселевку.

Обрадованные насельницы обители встретили благодетелей очень радушно, пригласили приезжать еще. Федор Гаврилович не заставил себя долго ждать - вскоре он приехал в монастырь снова и стал там кочегарить и выполнять другую мужскую работу. Несколько лет Федор Гаврилович разрывался между домом и монастырем, а в конце минувшего года они вместе с женой решили перебраться туда насовсем. Правда, жене пришлось отложить свой переезд до тех пор, пока их корова в очередной раз разрешится от бремени. Весной, во время Великого поста, супруга присоединилась к Федору Гавриловичу, но живут они теперь, конечно, в разных кельях, расположенных в женском и мужском корпусах.

Забрали они с собой и корову. Но везти ее на машине не рискнули, чтобы она с перепугу не перестала давать молоко, поэтому, после недолгих раздумий, решили вести пешком. Рано утром вышли из Кировского вчетвером (Федор Гаврилович, его жена, сын и еще один парень). Но потом жену посадили в машину, а сами вели корову целые сутки - до утра следующего дня. Не только скотину перевезли в монастырь Федор Гаврилович и его жена, а еще и свое сено, свеклу, лук...

Подстриг в ангельский образ супруги пока не принимали, однако Федора Гавриловича уже благословили в послушники, обещают скоро одеть в подрясник. Иногда приезжают к ним в гости их давно уже взрослые дети, зовут домой. Однако они отвечают, что обратной дороги из монастыря им уже нет. Да и совсем не тянет их в мир, потому что очень нравится в обители, несмотря на тяжелую работу, бытовые и прочие трудности - к ним они давно привычные. А работы тут для них хватает. Жена возится с коровами, а Федор Гаврилович здесь вообще нарасхват - делает все, что скажут, а также и то, о чем ему еще не успели сказать. Из-за работы на богослужения он не всегда поспевает, однако, когда трудится, читает молитвы про себя. К примеру, пока утром везет на тачке молоко с фермы, прочитывает 150 раз молитву «Богородице Дево, радуйся...».

Время от времени Федор Гаврилович ходит пешком на святой источник, который находится километрах в десяти от монастыря. Набирает литров 15-20 и несет в руках. Из этой воды он делает вкуснейший квас, а также лечит ею себе глаза - по его словам, зрение уже намного улучшилось.

Трактор от апостола Иоанна

Вскоре после того, как архангельский мужик Федор Гаврилович привел в монастырь свою корову, Бог послал обители еще одного «ангела»-благодетеля, подарившего Христовым невестам трактор.

Как-то недели за две до Пасхи к стоявшей на улице наместнице обители схимонахине Марии подошел незнакомый мужчина, назвавшийся Александром из Москвы, поинтересовался, в чем больше всего нуждается монастырь. Матушка, вспомнив, что уже несколько лет стоят непаханными выделенные им 30 гектаров земли, сказала: «Трактор». Мужчина кивнул: «Будет вам трактор, а пока возьмите это!» и всучил ей целую кучу денег, после чего заспешил на отправляющийся дизель. На третий день после Пасхи, в престольный праздник обители, он снова объявился - с новеньким колесным трактором и набором сельхозорудий к нему.

На расспросы о том, как он узнал о монастыре и почему решил сделать ему такой подарок, Александр рассказал следующее. В последнее время он стал очень почитать Касперовскую икону Божией Матери, а также апостола и евангелиста Иоанна Богослова, которому часто молился об умножении любви. Потом захотел купить еще и акафист этому святому. Но долго нигде не мог его найти. Наконец в одной из церковных лавок Москвы наткнулся на книжечку с акафистом своему любимому апостолу, которая была издана нашим монастырем, названным опять же в честь его любимой иконы. Такое совпадение он посчитал неслучайным. Поэтому, увидев в конце брошюрки адрес киселевской обители, отправился туда. Потом Александр снова приезжал в монастырь, но на сей раз - с чемоданом лекарств. Говорил, что сам тоже собирается уходить в одну из российских обителей.

Вот так Господь по молитвам святых и Своей Матери помогает обители, которая находится под ее покровом.

 

Проект «Донбасс Православный», автор Сергей Голоха

 

 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100